Главная / Экономика / Значимая оценка запасов нефти в России проводилась только иностранными аудиторами

Значимая оценка запасов нефти в России проводилась только иностранными аудиторами

Иностранные аудиторы знают о российской нефти-больше, чем само государство — такой вывод можно сделать из исследования выгон Консалтинг. Эксперт отметил, что это ложное высказывание, мы говорим о несоответствии российских и международных классификаций.

Иностранные аудиторы знают о российской нефти-больше, чем само государство — такой вывод можно сделать из исследования из Vygon Consulting, данные которого результате в статье “Ведомостей”.

Как разъяснено в обзоре “инвентаризация запасов: необходимость системных изменений”, представленных обществом, в Советском Союзе, точность запасы нефти и газа были установлены и подтверждены экспертизой Государственной комиссии по запасам (ГКЗ), а в это время экономика депозиты играют второстепенную роль, и сосредоточился на геологической оценки и развития.

В нынешней ситуации, в первую очередь-это стоимость активов в сделках слияний и поглощений, долгового финансирования, размещения акций на фондовых рынках, участие в аукционах требует рыночных отношений, с упором на экономику, развитие и оценка запасов нефти и газа.

Когда нефтяные компании начали искать заемного капитала из-за рубежа, по данным издания, он принял международные стандарты отчетности и раскрытия информации о запасах в соответствии с требованиями местных регулирующих органов. С целью предоставления необходимой информации начали привлекать иностранные консалтинговые компании, такие как компании DeGolyer & MacNaughton, по состоянию и Миллер энд Ленц, проводящих аудит запасов западной классификации PRMS и SEC по. Как говорится в обзоре, они фактически стали монополистами на рынке аудита запасов углеводородов.

На данный момент Россия имеет свои собственные классификации, которые до 2016 года не учитывать доходность акций. Отмечается, что расхождения в российских и международных оценок два раза: до 30 млрд и 14,6 млрд тонн соответственно. Таким образом, российская оценке биржи и банки по-прежнему не учитывается. Также приводятся данные, что в 2019 году, когда оно было проинвентаризировано 60% извлекаемых запасов, выяснилось, что рентабельно, только 64% (11,2 млрд. тонн).

По мнению аналитиков выгон Консалтинг, иностранные консультанты знают о запасах в России больше, чем государство. Как объяснили, это связано с тем, что нефтяные компании пройти государственную геологическую и гидродинамическую модели, агрегированных экономических нормативов, и эту информацию ежегодно не actualizarea, и его качество часто сомнительное. Иностранные аудиторы регулярно получать наиболее полную информацию о российских минеральных ресурсов в детальной разбивке, в том числе технических данных, экономика и т. д. что создает риски, как США ввели новые санкции.

Так что выгон Консалтинг эксперты пришли к выводу, что России необходимо создать систему национального аудита, задачей которого станет создание прозрачной институт экспертов и компетентных лиц, переход через каждое хорошо на ежегодной подсчет запасов и создание условий для финансового аудита запасов.

Олег Анашкин, доцент факультета мировой экономики и мировой политики Департамент мировой экономики Высшей школы экономики, комментирует: “ни” пояснили, что переход на Международную классификацию будет привлекать инвесторов, но и приведет к резкому падению запасов:

“Конечно, иностранные аудиторы не больше информации, чем российские компании. Во-первых, есть ФОК, который он оценивает. Методики совершенствуются, внесены изменения. Новая классификация запасов должна приближать Россию к иностранным классификационным, просто не так быстро, как хотелось бы. Отклонений не видно.

Наши оценки запасов своего рода история. Расчеты были сделаны для других целей, относимых к плановой экономике — соответственно, других стратегических и тактических задач.

Иностранные компании оценивают резервы, на которые они имеют информацию, например, в случае участия в разработке месторождения. Соответственно, иностранные эксперты оценивают в соответствии с их классификацией. Нет ничего сверхъестественного.

Конечно, если компания выходит на рынок, раскрывает информацию о полях. В данном случае, иностранцы имеют возможность оценить классификации SEC, который очень сильно отличается от реальной, потому что оно учитывает только высоколиквидные активы. Можно привести простой пример: человек живет в квартире, он имеет ликвидные активы и неликвидные, он оценивает свою жизнь и то, что, в некотором роде, но если они придут к оценщику, его определение стоимости имущества будет меньше, чем половина, потому что он будет руководствоваться исключительно возможностью реализации товаров на рынке. Аналогичным образом оцениваются ликвидных и неликвидных активов. Его оценки odnomomentnaya, это совершенно другие цели и задачи.

Интересный вопрос — почему Россия все время стремится к Международной классификации? Путин приказал привести внутреннюю систему рейтинга международного, и шаг за шагом пошло движение в этом направлении. Почему бы просто не принять международные классификации и перейти на это раз мы участвуем в капиталистических отношений — непонятно. Можно привести в пример Казахстан. Они слишком долго страдали от советской классификации и перешла к международной. Они сразу появилось много вопросов, это хорошо иностранного инвестора, потому что он понимает, что происходит в одной парадигме переговоры об активах в равной степени и к их оценкам.

Но Россия поступает от инвесторов, в противном случае. У них не так много. Промышленность на данный момент закрыта, никто не участвует. Соответственно, зачем нужна классификация? Мы можем думать, что. Если есть необходимость привлечь инвесторов, вам нужно перейти к нормальной классификации общепризнанных и все в мире.

Переход к новой системе может быть сделано достаточно быстро. Зачем далеко ходить — у нас есть несколько университетов, группа учителей, которые бы смогли сделать в очень короткое время.

У нас есть только три тысячи вкладов. Даже просто в течение пятилетнего процесса обучения 50 студентов переосмыслить, переоценить поля. Вы можете создать службу, воспитывать, развивать. И вы можете пригласить иностранных экспертов. То же самое происходит. Тот же Миллер энд Ленц не скрывает своих методов, они могут прийти на подготовку специалистов.

Есть одна опасность, объясняя, почему правительство не будет делать — переоценка приведет к тому, что оценка будет снижена существенно, и мы получаем цифры, которые отличаются от тех, которые нам сейчас показывают. Она не красива, не привлекательна для инвесторов, эта ситуация будет только отпугивать.

Неувязка на самом деле много, некоторые можно найти в истории. Например, первый. Если вы представьте — СССР, Геологическая служба была одной из сильнейших, каждый третий Геолог в мире были советскими. Открыл многие месторождения не только в России, но и во всем мире. Геолог, после докладов с мест, и конечно завышает оценку, чтобы не потерять финансирование. Это обычный подход — сообщил по расходованию средств выделено еще; выполнение плана пятилетки в четыре года и т. д.. Они работали по тому же принципу.

Второй. Развитие классификации (все 8 классификаций, которые были приняты) предположить ослабление в области перевода более низких категорий в более высокие. В нераспределенном фонде огромное количество полей — “хорошие” месторождения не разбирают. И они не “хорошие”, проблема. Например, депозиты в отдаленных районах, где нет инфраструктуры, на балансе оно стоит, но чтобы узнать, нужно вложить много денег”.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*