Главная / Культура / Жизнь индейца Гойко Митича: домик в Германии, помидоры, амулет

Жизнь индейца Гойко Митича: домик в Германии, помидоры, амулет

Легендарный югославский и немецкий актер Гойко Митич, известный по фильмам “Чингачгук — Большой Змей”, “сыновья Белый медведь”, “апачей”, “Виннету”, “вождь белое перо” и другие, созданные в ГДР в 1960-80-е годы, приехал в Россию. Гойко рассказал нам о своей жизни в Германии, Индийский амулет и выращивания томатов.

фото: Геннадий Авраменко

В Благовещенске на фестивале “Амурская осень” Гойко Митич в Ему был вручен “пирог” за вклад в мировое кино. “Мы должны держать его вниз, не улетит”, — ответил Гойко.

“В июне следующего года мне будет 80. Молодой человек,” — говорит он о себе. Но в памяти зрителей Митич еще молод. Пожилой житель Благовещенска пришел на фестиваль приехало 54-летний актер Андрей Андреев и сказал: “Вы — Гойко Митич?” Узнав об этом от обозревателя “МК”, Гойко посмотрел на своего коллегу и сказал: “нечто подобное”. Так Андрей Андреев стал предметом документального фильма, который занимает около Митич сербский режиссер Мария Rogovich, который учился во ВГИКе, Вадима Абдрашитова.

Журналисты провели опрос и выяснили, что один из зрителей дома на протяжении многих лет была картина Гойко. Ее муж был ревнив и замазал ее черной краской. В конце концов, супруги развелись. Кто-то из мужчин вспомнил, как Митич получил красивую грудь: последовали его примеру, занимались спортом. Помните слухи о том, что Гойко умер во время съемок. Многие, как оказалось, хотела выйти за него замуж. И сейчас некоторые женщины, узнав о том, что он крайне взволнован.

В Благовещенске Гойко Митич, представленные российско-сербская картина “Балканский рубеж”, которая снялась после долгого перерыва. Фильм основан на реальных событиях 1999 года, когда миротворческий батальон совершил марш-бросок из Боснии на аэродром Слатина в Косово. Гойко согласился на звезды, даже не читая сценария: тема очень важная. Все трюки выполнял сам.

Гойко Митич родился в Сербии. Его мать после бомбардировки Белграда, испытал такой стресс, что он больше не мог говорить, а потом ее сердце остановилось. Попрощаться с ней Гойко не мог. На дороги были разрушены, мосты взорваны. Только шесть месяцев спустя, он посетил могилу.

С Гойко Митичем мы гуляли по набережной реки Амур, смотрит в сторону Китая, который находится в 700 метрах на другой стороне. Они были в приграничном Хэйхэ, Благовещенск посетили музей, где увидели старую швейную машинку “Зингер”, Гойко смотрел на нее и сказал: “Это моя бабушка”.

“Я не хочу знать, потому что они принесли мне”

— Вы хорошо говорите по-русски, живу в Берлине, но языковая семья-это…

– Родной язык, т. е. сербская. В школе я учил русский язык, был выбор русский, немецкий, французский, английский. Выбрали немецкий и русский. Живу в Германии, и второй язык был полезным для меня.

Много снимался на студии Дефа. Каждый день я говорю по-немецки в повседневной жизни, играть в театре. Что касается русского языка, я не была богатой практики. Но когда я снимал вас на Кавказе, более пятидесяти лет назад, оно очень помогло то, что я изучал ваш язык в школе. Мы были в Пятигорске на конном заводе, где он был выбран арабский необъезженном коне. Мои немецкие коллеги тоже учил русский язык в школе, но не могла сказать ни слова. Я их перевел.

— Книги читаешь?

Я хотел прочитать “Войну и мир”, но моих знаний не хватает, чтобы прочитать нормально. В голове царит многоязычие, вдруг начинают говорить с немцами на русском языке.

— Югославия для советских людей за рубежом присутствовали и были восприняты как самой капиталистической страной в советском блоке.

— На Западе считают, что Югославия стала коммунистической страной на Востоке называли капиталистическими. Моя страна занимает среднюю позицию.

— Когда ты оставил ее и переехал в Германию, это как-то сказалось на ваших родственников?

— Нет, таких как в СССР, у нас не было. Родители гордились мной. Отец показывал все мои фотографии. Я сказал ему: “старый, что ты делаешь? Не будь дураком”.

Они не хочу, чтобы ты переехала?

— Нет! И я не хотел оставаться там. В Германии у меня было много поклонников. Они встретили меня с плакатом: “Мы поздравляем наших Гойко”. Как можно после этого оставить людей? В Югославии, никто не предложил мне работать в таких фильмах, как там. И я работал, построил дом в Германии. Ко мне приехал в гости брат.

— Считается, что в ГДР жить было сложнее, чем в СССР. В частной жизни немцы вторгаются в Штази — Министерства госбезопасности ГДР.

– Так говорят на Западе. Но если вы поговорите с жителями бывшей ГДР, вы поймете: они не думают так. Теперь многие поняли, что они потеряли с объединением Германии.

В ГДР было много садиков, дети имеют возможность учиться в школе. Конечно, Штази работал, но я с ним не сталкивался. Я слышал, что на каждого начать собственное дело, и мне тоже. Журналисты попросили меня искать доступ к этим документам, но я не хочу знать, кто из моих друзей подслушал и разоблачил меня.

В Восточной Германии с завистью смотрели в сторону Западного Берлина?

— У меня был югославский паспорт, и я мог ездить на Запад без виз. Живя в Берлине, имел возможность посетить Западную часть и обратно. Поэтому он обратился ко мне с разными просьбами коллег в гости к бабушке, чтобы принести что-то. И я помог, “сказать, кому что надо, дайте адрес, и я пойду”. Приняли меня как своего человека, и это было важно. Я снялся в 12 фильмах на индийские темы.

— Почему в ГДР серийно кино про индейцев?

— Дело в том, что писатель Карл Май жил в Восточной Германии, недалеко от Дрездена. Сейчас здесь находится его музей. Его романы были переведены на многие языки, даже на японский. В детстве, я прочитал три его романа “Виннету”, “золотой конь”, “белый брат Виннету”, брали их в библиотеке. Поэтому интерес к индейцам возникло благодаря Карла Мая.

Изображают и произведения немецкого писателя, Лизелотта Welskopf-Генри (автор трилогии “Сыновья Большой Медведицы”. — С. х.) Она является профессором истории в Университете Гумбольдта в Берлине, посетил индейцев, жили с ними. Ее романы основаны на реальных событиях.

Дэфа — старейшей киностудии, и там тоже хотели снимать фильмы про индейцев, но с другой исторической точки зрения. Индейцы пережили геноцид, и свою роль борца за свободу имела важное значение для аудитории.

Фильмы на ту же тему выстрел в Западной и Восточной Германии, разных. Текумсе (режиссер Ханс Kratzert “Текумсе”. — С. Х.) — также историческая фигура. Идея была объединить все индейские племена и построить страну индейцев. Если он сделал, то сегодня Америка была бы другой. Но Текумсе не получится, так как он объединился с англичанами. Королева сделала его генералом. В финальной битве он был убит. Канада-это памятник ему.

Я также имел другой исторический персонаж — Оцеола. Я посетил индейцев, показали им фильм, и меня приняли как родного человека. Встретились с барабанами. Лидер повернулся ко мне со словами “брат мой” и пригласил к себе домой. Я принес ему табак.

Ведущий спросил, какое у меня второе имя в честь животного. Зная, что это не так, как им думать. Я закрыл глаза и увидел волка. Вождь сказал: “ты волк”. До сих пор не понимаю, как он читает мои мысли. Это имя дается только один раз. Индейцы дали мне одеяло, которые должны быть сохранены. Одна девушка дала амулет, который носили в течение четырех лет. Он заряжается энергией.

— Работа способствовала ваш переезд в Берлин. Вы любите этот город?

— Сейчас на Востоке есть некоторые проблемы. За ту же работу на Западе, люди получают тридцать процентов больше. Но с момента объединения прошло 30 лет. Разве это демократия? Берлин стал международным городом с интересной ночной жизнью, большим количеством участников, где вы сможете познакомиться друг с другом.

— Ты свободный человек?

– Я свободный, соглашаться на меньшее. Где я живу, есть гнездо, и я наблюдаю за ним, как птица вьет, защитить. Ведь что такое человек? Он тоже часть природы. Мы не можем отделиться от него, чтобы думать, что вы владеете своим богатством. Люди должны вести себя в соответствии с тем, что он является только частью природы.

Главное — близкие люди вокруг. У меня есть брат жив. Дочь 25 лет. Детей она не хочет, живет в Индонезии. Надоело ей со мной.

Что мне нужно делать по жизни? Еда, жилье, место для сна и хороших друзей. Я живу далеко от центра, возле реки. У меня есть машина, но когда я в Берлине, достаточно велик. Есть небольшой сад, где я выращиваю помидоры. Или я должен сказать “помидоры”? Помидоры — это скорее немецкий.

Я взял семена или сеянцы от моего брата, когда он вырос огромный помидор. Какие же они вкусные! Вы можете съесть их, как яблоки. Дома не придется покупать помидоры. Сделать салат самостоятельно.

— Умеешь готовить?

— Да, и очень хорошо. Мои гости хвалили. Я умею готовить сербские блюда. Когда вы пришли мои немецкие друзья, лечить. Вспомните бабушкины рецепты.

— С детства приучали к сельскохозяйственному труду?

– Да, ребенок все это видел. Теперь те помидоры, которые мы покупаем, не вкусно. И мой брат они чистые без химикатов. Мои такие же, как при бабушке. Вкус запомнился с детства.

Я был воспитан больше бабушка, чем мать. Надо благодарить за то, что я никогда не пробовал сигарету. Она сказала, что мои легкие черные, как асфальт, и сильно действовали. Я представлял, что курильщики они черные, и никогда не курил. Но трубку мира пришлось уволить его. Прошло двадцать занимает.

“Дин Рид, в Германии не любят”

Один раз жена гойка Митич была немецкая актриса Рената Блюме на. Вместе они снялись в фильмах “Апачи” и “Ульзана”. В 1982 году Блум был удостоен Ленинской премии за участие в фильме “Карл Маркс. Ранние годы” советского кинорежиссера Льва Кулиджанова. В СССР он был известен как жена американского певца и актера Дина Рида.

— Говорят, что у вас были плохие отношения с Дином Ридом.

Мне было больно, что Дин Рид всегда старался быть вхож в лучшие страны, стремился достичь с правительством.

— Зачем это было нужно?

Я не знаю. Есть актеры, которые организуют свою популярность, в то время как другие делают его работу. Я предпочитаю ее, чтобы заработать.

Что мы знаем о смерти?

— Я не знаю, если он это сделал, если у него личные проблемы. Образно говоря, он хотел нести ГДР первый флаг. Он был важным политическим отношениям с властью. До сих пор не знаю, был ли он агентом.

— Какова была реакция в ГДР о смерти Дина Рида?

– Я все еще спрашиваешь, знаю ли я о том, что произошло. Я знаю, я нашел его в воде.

Люди отреагировали на это. В Германии не любила его. Этот совет любила его. Он мог сделать то, чего он хотел.

В фильме “Братья по крови”, сценарий которого он написал, Я на самом деле не играет никакой роли, и я не хочу участвовать в этом. Там я мог играть? И я сказал об этом директору. Потом сценаристы что-то копировал. Для меня, этот фильм не имеет значения. Потом был фильм по мотивам Джека Лондона, и мне пришлось играть его партнер. Но я сказал “спасибо”, не играл. Играет другой актер. Уже во время первой беседы, я не мог поверить, что что-то происходит. Все это трудно объяснить, но у меня было ощущение. Есть люди, которые я принимаю. А кто-то не согласиться. Потом всегда подтверждали, что я не ошибся.

— Многие ненавидят одна роль, которая сделала их знаменитыми. И вам не страдать от того, что часто играли в индейцев.

– Ты знаешь, почему? Потому что все произошло случайно. Я собирался покататься на лыжах, а потом называют югославской киностудии и сказал, что надо к ним приезжать. Если бы я не взяла трубку, Ты бы не говорил сейчас с тобой.

Жаль, что люди не видели моих других ролей. Я не только индейцев играли, но Маршал Соколовский в “бунт”, который мы снимали не в декорациях, а в Карлсхорст, где была подписана капитуляция Германии.

У меня были и бандиты, и итальянского жиголо. Я играл Спартак и Робин Гуд. Одна из моих лучших ролей — Грек Зорба в мюзикле, где я впервые играл с оркестром.

– У тебя нет актерского образования?

– Может быть много вещей, чтобы учиться на актерском факультете, но на экране, важно, что актер оказывать влияние на зрителя, что ему шарма.

В театре то же самое. Конечно, вы должны знать, как сказать стоять весь спектакль. Но важно, чтобы опыт игры, пройти ее до конца. Зритель чувствует все, а затем принимает тебя или нет.

Я никогда не чувствовал недостатка ремесло. Я играл в индейцев, которые ездили на лошадях, охотились. Я помог факультета физического воспитания, который закончил в Белграде. Все сделано без дублерши, чтобы аудитория поверила мне. Я хотел быть тренером. Вчера, один из ваших актеров сказал: “Я хочу быть как вы, занимались спортом”.

Я сделал театральный успех. Восемь тысяч зрителей, собравшихся под открытым небом, и я ехал перед ними на коне в костюме индейца.

— Когда я впервые сели в седло?

– Мне было шесть лет, и я ездил на лошади. Имя моей первой лошади был Драган. В детстве лазили по деревьям. Мне понравилось, что они висят.

Все началось в годы учебы в Институте физкультуры. Ко мне там подошел и спросил, Могу ли я ездить на лошади. Создатели фильма искали дублера на главную роль в историческом фильме “Ланселот и Королева”. Было задействовано 200 лошадей. Тогда вышла небольшая роль и первый большой фильм студии Дефа.

— Красота не мешает?

— Что такое красота?

— Ваш – мужчина-физическую.

– Я занимался спортом, и фильм меня раздевать, чтобы показать тело. Я играл в индейца. Если у него был большой живот, кто будет подражать ему.

Но я никогда не сидела на диетах. А сейчас ем все. Самое главное — спорт. Я купаюсь в реке, выйдя из бани, нырять в прорубь.

Красота-это относительное понятие. Я для одного красиво для другого. Природа создала человека, и мы должны жить с этим. Иногда вы встречаете яркая женщина, но в разговоре понимаю, что он пустой.

Мое лицо с возрастом стал более выразительным. Посмотри на себя в зеркало и вижу морщины на моем лице теперь читаем характер. В 24 года я был физически совершенен. Но за эти годы многое пришло. Когда я играл Зорбас был очень хороший пресс. Один немецкий критик, всегда недовольна мной, писал, что он не мог понять, как она Митич обвели вокруг пальца.

— Знаю, что у нас есть “Балканский рубеж” был сдержан?

Для меня это была тема, события в Косово. Есть много офицеров полиции погибли, как мой герой. Я встретилась с продюсером “Балканский рубеж” на фестивале “Золотой Витязь”. По сценарию, у меня была другая роль — я не. Мой персонаж-командир полиции, реальные. Продюсеры сказали, что это будет как символ Югославии. В то время как фильм был снят, сценарий был переписан. Я не очень доволен тем, как фильм был отредактирован. Сделали акцию привлекательной для молодой аудитории. Современные установки с коротким персонала. Но в “Балканском свою очередь” первый раз я играл серб.

— Есть в Сербии?

Раз в год я хожу на могилу моей матери. Она была самым важным человеком для меня. Что моя страна — турецкого ига, Балканских войн, Первой мировой… мы живем как на мосту. С юга на север, с севера на юг проходят через Сербию.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*