Главная / Культура / Жизнь через 20 лет в новой антиутопии: от Москвы не останется даже Кремля

Жизнь через 20 лет в новой антиутопии: от Москвы не останется даже Кремля

Каждую среду известная писательница Анна Берсенева, не пропускаю ни одной новинки, знакомит нас с книгами, которые, по ее мнению, это невозможно не заметить в общем потоке

…Сразу предупредить всех поклонников антиутопий: я никогда не читал таких мрачных произведений этого жанра, как “сфумато” Алексей Федоров (М.: Изд-во Захаров, 2019).

Если кто-то надеется на свет в конце тоннеля, то оставь надежду всяк, кто войдет эта книга открывает. И даже не потому, что, по словам Ольги Романовой, коллеги автора по работе в “Русь сидящая”, она получает “секретный мастер-план развития страны” – это единственное, что мы можем не верить, потому что в глубине души мы подозреваем (и небезосновательно), что нет никакого плана, а есть только глупость и жадность планирования, до такой степени, что делает эти простые качества угрозой цивилизации.

Но понимание природы человека… Алекс Федоров демонстрирует в высшей степени. Он даже обычная связанного с природой человека: “пока листья падали с деревьев, и пора осень золотая, и плевать на банальность и темного оттенка комбинаций – это золото и должен быть вот этот тоже, раз уж мы здесь, люди думают. Но солнца нет уже неделю, а дождь тычет тонкие ледяные иглы в землю и все, что из нее вырос, а то, что он построен, и все живое”. И трудно не поверить в его предупреждения о будущем, которое ждет молодых и неопытных и старый и мудрый. И трусливо он не избежал, и бесстрашный, и тщеславие, и щедрый, и глупым, и мудрым – с планированием общего будущего есть адекватный подход ко всем. Потому что “все и всегда выбирают мертвых птиц”. Этой фразой заканчивается роман, и я отдам ее без страха, зная заранее, кто-то поймет, что случилось, и это будет интересно читать. Это не просто интересно, но захватывающе, я не сомневаюсь.

Потому что история, которую придумал Алексей Федоров, а также психологически верно, как социальные механизмы, он изобрел и его крутящий момент. Как ожидается, в антиутопию, они частично состоят из частей, которые уже существуют на каждом шагу нашей реальности. Китайцы, например, встречается повсюду, где до сих пор не приписывают каких-либо природных ресурсов, одним из подобных деталей. Действие романа происходит спустя несколько десятилетий после нашей сегодняшней. Мировое сообщество, осознав наконец, что местные игры с ядерным оружием представляют серьезную опасность для человечества и, опасаясь этого по-настоящему, заключила с Россией Конвенцию, по которой в обмен на ядерную безопасность мира и какие-то бонусы внутри страны, свои правители могут действовать, как я знаю себя. Они: тоталитаризм обрел совершенное, целое, а не какая-то гибридная форма. От Москвы до большого ремонта не было даже в Кремле, однако, центр управления, тем самым тоталитаризмом, как центр относительно приемлемой жизни, все еще здесь. Страна разделена на кластеры, для которых население осело в соответствии с руководством инструкции, которые, однако, неопределимо. Как именно это все работает, в романе описаны с яркими изобретательства и во многих деталях. Для тех, кто не согласен – разруха, труд в шахтах или жизнь в кластере “Земля Франца-Иосифа”, по-старому на Земле Франца Иосифа; он просто тыкает мелкий дождь ледяные иглы в землю. Эта жизнь, как правило, из-за отсутствия медицинской помощи и скудный рацион. Бежать за границу невозможно из-за пресловутой Конвенции. Нет, вы не за границей, забудьте об этом. Но есть несогласные среди тех, кого правители держат в резерве. Почему это тайна и приводной ремень интриги. Некоторые из них узнаваемы – и, надеюсь, никто не будет больно, как описано Виктория Марковна Фельдман, ведущей фигурой в российской журналистике, негибкий человек, который считает важным, чтобы умереть честно, когда убийцы с искренним недоумением говорит ей: не все ли равно, как умирать?

И другие знакомые образы появляются на страницах. Название этого романа может показаться странным, потому что сфумато – затушеванный, буквально “исчезающий как дым” означает, в живописи смягчение очертаний фигур и предметов, которое позволяет передать окутывающий их воздух, и здесь описаны жесткой социальной структуры. Но только невнимательный взгляд, может показаться, это глобальная социальности, в самом деле, в ткань романа пронизана человеческими отношениями и краткая, и поэтому ослепительно метафизические порывы: “люди – как питаясь и воспроизводя протоплазмы, как сор, из которого, не ведая стыда… люди от рождения разные. <…> Как выросла из изначального, того, что никогда не был Савлом, гнал Господь, ни свет, сбила его с лошади.”

И все эти люди, не забывайте, там будет ваш подход правители настоящего и планированию будущего. Вода камень точит, острит один из них. Я не камень, Я вода встречает другого, объясняя, почему его не обманешь. Это тот факт, что выживут те, в всеохватывающее пространство насилия и лжи, просто продолжает движение и тьма этой антиутопии.

И только с тем, что в будущем в ее размытой, как они заблудились в сфумато, связаны надежды. Может быть, он слаб, все равно выбить их лошадей?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*