Главная / Общество / За что онкоцентр на Каширке получил прозвище «Блохинвальд»

За что онкоцентр на Каширке получил прозвище «Блохинвальд»

По отзывам пациентов, которые проходили обследование или лечение в центре. Блохина, там за все платить надо

Журналист Анастасия Миронова опубликовала в своем блоге текст о громкий скандал в онкологическом центре им. Блохина, который в медицинских кругах называют жестко – “Loginwelcome”. И это название не случайно, говорит Миронов:

“Вот пример: когда моя мама была в хирургии и онкологии в Ленинградской областной клинической больнице, где я с удивлением обнаружила пациентов из Москвы. Люди с операбельным раком крупный заряд прооперироваться в областной больнице, чем по полису лечиться в “Были”, потому что во втором случае, они тянут гораздо больше денег, чем они потратили бы на операцию в Санкт-Петербург за прилавком”.

Получается, что пациентов из Москвы можно увидеть в других онкологических клиниках Санкт-Петербурга и области, как рак в Москве, считается самым худшим диагнозом, потому что мнение москвичей, заболевание связано фантастические денежные траты, ведущие к гибели. Более того, даже в тех случаях, когда вы лечитесь по полису ОМС. При лечении перейти в трубе – квартиры, машины, дачи,…

Именно поэтому, по словам Миронова, центр Блохина стал символом самой беспощадной коррупции – на умирающего. В центре столицы, но и москвичей принимает пациентов из регионов страны, где нет условий для лечения рака. И тогда они начинают платить за все: за кровать в комнате, не в коридоре на кровати, просто любой чих, закон о медицинском страховании предусматривает, что при подозрении на опухоль, пациенту необходимо в течение двух недель необходимо провести исследование МРТ и биопсия, но в провинции приходится ждать месяцами. Когда эти исследования приходят люди с результатами на Каширку, то это вынуждены делать их снова, но за деньги, и очень немалые. А если бесплатно, то опять несколько месяцев очереди… при этом начинается процесс разрушения, говорит Миронов, даже для пациентов, которые приходят на Каширке полису ОМС. В конце концов, они уходят либо сломал, либо (если у них нет денег платить) вернулся домой умирать.

Миронов призывает врачей онкологического центра: “и честно показать фотографии интерьера своей квартиры, машины, дачи. Может быть, тогда мы поймем, почему многие москвичи едут лечиться за границу или в Санкт-Петербург. Открою секрет: нет, не потому, что там медицина лучше: некоторые типичные случаи онкологии в России проходят лечение, протокол лечения для многих диагнозов у нас такая же, как и в развитых странах. Но мы приложили к протоколу, по факту вымогательства.

Вы посмотрите на парковку сотрудников в Бленвиль. Я сам там не был, но видел фотографии, в том числе тех, которые специально просили, чтобы сфотографировать. Да есть автомобили, как правило, дороже, чем стоят в лондонском районе Найтсбридж!” – говорит Миронов.

Именно поэтому, сказала она, про поборы на Каширке уже знает вся страна, потому что там едут лечиться со всей России… но в нашей стране с диагнозом рак можно вылечить также как и в Европе. Но европейцы не боятся рака, а россияне – как! Ответ прост: онкология в России является наиболее коррумпированной сфере медицины.

“Вы прежде чем на защиту общества ожидать, объяснить себя с этим обществом, то есть “Blakenall”!” – призывы к врачам онкоцентра Миронов.

И это на самом деле не далеко от истины. Те, кто хоть раз сталкивался с медицинскими работниками они онкологическом центре Блохина, утверждают, что без денег там нечего делать. Любой анализ, даже самый простой, но быстро взяв кровь из вены, составляет не менее 500 рублей, а в руках медсестры, и даже о “заслугах” врачи говорят нет!

Прокомментировал этот пост Миронова популярный блогер, социальный психолог Алексей Рощин: “на самом деле – ненавидят все. По сути, это атака на один из наших последний повод для гордости Америки – “у вас есть платная медицина, люди и руины вокруг признает мир, и у нас есть политики!! Все бесплатно!” И у нас есть медицинская мафия, одна из самых мощный и сплоченный.

Я помню, что название “Blakenall” для онкологического центра застрял в советское время, у меня его мама часто называют (во время жизни основателя Блохин). В общем, здание интересное, конечно. Это здоровенный, высокий подъем. Когда у меня там папа был, я с удивлением узнал, как все это причудливо работает: кто-то (очевидно, что Блохин сам) придумал, что пост (и больных) в соответствии с расположением онкологических больных органов в теле человека: то есть, грубо говоря, если у вас рак любой большом пальце ноги – вы будет в камерах на нижних этажах; если рак мошонки, потом чуть выше. У моего отца был рак поджелудочной железы – он был даже выше, на 10-м что ли этаже; если у него рак легких – он был бы еще выше, горло – ну, лежал бы на полу на 15, с унылым видом промышленного Москва (Москва – в окружении промышленной зоны). И прежде всего, как вы знаете, на последних этажах есть те, у кого рак мозга. Остроумно, хотя юмор здесь, я думаю, не совсем человека.

Об онкодиспансере недавно высказался в связи со скандалом – это своего рода “бунт врачей” в детской онкологии (что самое страшное во всем этом-это очень злое место). Врачи грозились забастовкой, или массовое увольнение, и обвинил новое руководство Департамента, что начали снижать ставки и они работают. В скандал в связи с “письмами к врачам” не вмешались, даже знаменитый доктор Рошаль, – я слышала по радио, как он пытался усовестить доктора и задал резонный вопрос – “а кто детей будет лечить” в то же время было несколько публикаций о том, какие страшные бараки том, будут ли вообще заказы концентрационный лагерь в этом отделе.

Миронов, по сути, собрал и свалил сразу же множество слухов, которые циркулируют вокруг центра рака – и, вместе, они, конечно, производят впечатление почти инфернальный. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что мой личный опыт в лечении отца, самые страшные слухи подтвердились: отец поставил 4-й этап, он лежал в большой двухместный номер с телевизором (и там, кажется, только все эти палаты), была проведена операция 6 часов после того, и он прожил еще 3 года, что, как я понимаю, хорошо. Кроме того, никаких денег не беру – это необходимо подчеркнуть. С другой стороны, тогдашний ректор МИФИ был одноклассником моего отца, у МИФИ с многолетним Loginwelcome совместный проект по лучевой терапии, ректор лично ходатайствовал за него – так, видимо, случай нетипичный…

Ну и “ложка дегтя” здесь тоже важно добавить: хотя операция прошла успешно и после нее онкологического центра на “Спас” пациент забил полностью – и затем, видимо, особенность отечественной медицины, что реабилитация принципе не занимается. Хирургии и ходьбы, что вы собираетесь жить без значительной части внутренних органов, никто, в принципе, не особо беспокоит… отец, помню, Мезим прописал – возьмите, мол, перед едой, должна помочь. Это несмотря на то, что до операции он весил под сотню, и тогда 54 кг. резной”.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*