Главная / Культура / Юбилей в опале: исполнилось 140 лет со дня рождения Елены Рерих

Юбилей в опале: исполнилось 140 лет со дня рождения Елены Рерих

К этому юбилею Министерство культуры сделали все, чтобы полностью уничтожить Музей имени ее мужа, Николая Рериха

12 февраля исполняется 140 лет со дня рождения Елены Рерих, жены и коллеги знаменитого русского художника и общественного деятеля Николая Рериха.

Она родилась 12 февраля 1879 года в семье петербургского архитектора Ивана Ивановича Шапошникова и его жены Екатерины Васильевны, урожденной Голенищевой-Кутузовой.

Ирина Petruchenya

Прадед Елены Ивановны по отцовской линии приехал в Россию при Петре I из Риги, где он служил в качестве мэра. При посещении Петром I, Балтийского региона, он представил императору расшитые драгоценными камнями шапка Мономаха. Питер и я были довольны этот прием, и пригласил мэра переехать в Россию и принять российское гражданство прадед дал ему имя Шапошников. На его мать Елена была праправнучка фельдмаршала Михаила Кутузова, великого композитора Модеста Мусоргского был ее двоюродным дядей.

В 1899 году она встретила Николая Константиновича Рериха (1874-1947), молодой, но уже признанный художник. Чаяния сообщества и сочувствия превратились в глубокие взаимные чувства, и в ноябре 1901 года молодые люди поженились. В 1902 году у них родился сын Юрий, будущий выдающийся лингвист и востоковед, а в 1904 – Святослав, избравший ту же стезю, что и отец. Так что есть уникальная семья Рерихов, которая сыграла важную роль в русской и мировой культуре. И муж, и дети высоко ценили роль Елены, она, ее товарищ и вдохновение, посвященный книги Николая Рерих.

«Сотрудничество Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих, писал о своих родителях, Святослав Рерих, было редкое сочетание сонорного звучания на всех планах. Дополняя друг друга, они как бы сливались в богатейшей гармонии интеллектуального и духовного выражения».

В 1903-1904 годах Рерих совершил большое путешествие по святым местам древнего города, которые послужили началом их широкую деятельность в защиту памятников культуры. Результатом поездки стали новые картины, статьи Николая Рериха и фотографии храмов, сделанные Хеленой. Это был первый раз, формировать свою мысль о необходимости особой защиты мирового культурного сокровища, венцом которого стало подписание международного Договора о защите культурного наследия Пакта Рериха.

Один раз отрезать от русской революции 1917 года, после пребывания в Скандинавии и Англии, Рерихи прибыли в США, где в период 1920-1923 созданы такие культурные учреждения, как мастер-институт объединенных искусств, международный художественный центр «Корона Мунди», Музей Николая Рериха, и т. д., Под эгидой этих организаций в разных странах запущена и функционирует множество компаний, объединяющая творческих людей и всех, кто стремился к воплощению гуманистических идеалов. «Великий индийский путь», которая всегда привлекала Рериха стала реальностью, когда пара приехала в Индию.

Вместе с мужем и старшим сыном в 1924-1928, Елена приняла участие в грандиозной экспедиции, организованной мужем в Индии, и в неизведанные регионы Центральной Азии. Она была единственной женщиной, которая прошла весь труднейший маршрут, отделенный от других членов экспедиции все тяготы и смертельные опасности. По возвращении из экспедиции Рерихи поселились в долине Кулу в Западных Гималаях.

Здесь они основали институт Гималайских исследований «Урусвати». В Кулу, Елена продолжила главный труд своей жизни – книги «Живой Этики», в то же время активно работает над проектом по защите культурного наследия человечества. Эта идея Рерих предложил до Первой мировой войны, Америка была новой разработки и легли в основу проекта пакта о защите культурных ценностей и исторических памятников во время вооруженных конфликтов. В конце концов, Пакт Рериха был подписан 15 апреля 1935 года главами двадцать одна страна, включая Соединенные Штаты.

Во время Великой Отечественной войны, Рерихи делали все, чтобы поддержать свой народ. Юрий и Святослав Рерихи отправляются советский посол в Великобритании ваши заявления о зачислении их добровольцами в Красную Армию. Николай Константинович выступал с патриотическими статьями в прессе, перевели деньги в Красный Крест СССР, вместе с младшим сыном провели выставку-продажу своих картин в пользу Красной Армии.

После войны Елена Ивановна и Николай Константинович Рерих решил осуществить свою мечту – вернуться на родину, но не смог этого сделать. 13 декабря 1947 Елена Ивановна потеряла любимого мужа. Последние годы своей жизни она и ее сын Юрий Николаевич провел в городке Калимпонге в Восточных Гималаях, где он продолжал работать над своими рукописями, вел регулярную переписку с сотрудниками, принимал активное участие в работе Комитета Пакта Рериха и Знамени Мира в Нью-Йорке.

Отделенный от Родины огромные расстояния, Елена Ивановна по-прежнему не теряет надежды вернуться на родную землю, но ее обращение в советское посольство и правительство СССР остались без ответа. 5 октября 1955 года Елена Ивановна Рерих ушла из жизни. В доме, где они жили Рерих в Калимпонге, сейчас является музеем. Имя Елены Ивановны Рерих назван Институт Гималайских исследований «Урусвати», колледж искусств в индийской усадьбы Рерихов в Кулу, памятная медаль, учрежденная Международным Центром Рерихов в Москве, благотворительного фонда и международной премии, Национальная библиотека Республики Алтай, Усть-Кокса. Один из пиков на Алтае возле Белухи был назван «Урусвати» в честь Елены Рерих. В космосе есть малая планета «Рерих» был назван в честь всех членов этой великой семьи.

Елена Рерих – автор книг о Будде, преподобного Сергия Радонежского, переводчик философских трудов Елены Блаватской, автор огромного количества писем, полное собрание которых издается Международным Центром Рерихов в 1999-2009.

Мечта Елены Рерих, чтобы вернуться домой и передать плоды многолетнего труда своей семьи и России, для которой они были созданы, была проведена после ее смерти. В 1989 году по инициативе ее младший сын Святослав Рерих и при содействии Советского руководства в Московской усадьбе Лопухиных был создан Общественный центр-Музей имени Н. К.Рерих. Первая экспозиция была открыта 12 февраля 1993 года, в день рождения Елены Рерих.

Однако, в 2017 году общественный Музей имени Н. К.Рерих ликвидировано Министерство культуры. Объявлена не была проведена создании Государственного музея Рерихов в усадьбе Лопухиных. По данным Министерства культуры в апреле этого года, будет закрыто в течение нескольких лет для реконструкции и создания музея Рериха нет и не намечается.

***

Между тем, ситуация с экспонатами музея Рериха остается крайне сложной, как и было прописано вице-президент Международного центра Рерихов Александр Стеценко в статьи и публикации «Новых Известий»:

«Принятие в 1992 году «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», утвержденные Верховным Советом Российской Федерации 9 октября 1992 года и в 1993 году Федеральный закон № 54 «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» вселяет уверенность, что Россия начнет формироваться негосударственный музей космонавтики, который для сохранения культурного наследия нашей страны является чрезвычайно важным.

Следует напомнить, что ведущие государственные музеи в стране обязаны своим существованием собирательской деятельности коллекционеров и меценатов; приобретенных ими культурных ценностей сосредоточено в частных галереях и музеях в царской России. Если этот сбор не был или правительство дореволюционной России он был лишен возможности, мы бы сегодня не имеют какой-либо из Третьяковской галереи и Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, или других знаменитых музеях. Таким образом, частная и общественная инициатива в этом вопросе является важным условием для сохранения культурного наследия страны.

В 1990-е годы общество было надеяться, что правительство будет соблюдать заявленные обязательства по развитию негосударственных (общественных) форм культуры, но этого не произошло. Наоборот, она сделала все, чтобы уничтожить нарождающиеся ростки социальной активности в сфере культуры. Утвержденный в 2014 году Указом Президента Российской Федерации «Основы государственной культурной политики», пусть и с опозданием на 22 года (в 1992 году были приняты «Основы законодательства Российской Федерации о культуре»), но внушили некоторую уверенность, что правительство будет поддерживать инициативы общественности, направленные на сохранение культурного наследия России. Но нынешняя команда министра культуры Владимира Мединского, как «прокатывают» все законодательные инициативы в этом вопросе, что мы уже потеряли всякую надежду на возрождение частной и общественной инициативы. Таким образом, мы можем говорить о полном провале развития законодательства в России, общественной формы культуры.

Визуальный и ярким примером тому служат многочисленные свидетельства того, как Министерство культуры при поддержке правоохранительных органов, надзорных и судебных органов более трех лет «кошмар» крупнейшей международной общественной организации «Международный Центр Рерихов» (МЦР). Кульминацией его разрушительной деятельности заключалась в том, что общественный Музей имени Н. К. Рериха МЦР, основанный в 1989 году выдающимся представителем русской культуры Святослава Рериха создается ПВК и усилиями общественности в апреле 2017 года попал в плен, уничтожено, и все музеи, которые относятся к общественным организациям (по приблизительным оценкам, стоимость может составить несколько миллиардов долларов, может и больше), незаконно присваиваются Министерством культуры без каких-либо суждений. О том, что общественный Музей потеряли Россию, вы можете прочитать, перейдя по ссылке.

Когда злоупотреблениях чиновников в экономической сфере в Медине переезда в культурном пространстве и, следовательно, охраняются государством, то это может означать только одно – о полном провале всей культурной политики государства.

Чтобы защитить от справедливого наказания за уничтожение общественного Музея МЦР и исключить возможность возвращения захваченных наследия, руководство Министерства культуры стремится уничтожить МЦР. Учитывая, что мы не смогли устранить, опять-таки по инициативе Министерства культуры, как экстремистскую организацию, был запущен механизм введения ПВК в состояние принудительного банкротства. С этой целью в 2016 году с подачи Министерства культуры была проведена внеплановая проверка, которая «раскрывается» использование в музейной деятельности он представил картины в нашей организации, за который он был начислен налог со штрафными санкциями на общую сумму около 60 миллионов рублей.

Интересные позиции сторон в этом вопросе. Позиция Министерства культуры (заметьте, не налоговая инспекция), выразившееся в декабре 2015 года, министр-советник ке рыбаке и выпущен в декабре 2016 решение на № 4, а затем к судье Верховного суда, заключается в следующем: если НПО не установлена принадлежность к ее культурным ценностям, на учет в негосударственную часть Музейного фонда, они должны быть учтены в его бухгалтерском учете в качестве основных средств, и они должны платить налог. Основанием для такого вывода является, по мнению г-на рыбака, положение закона, в которой музейный предмет признается только тогда, когда она была в Музейном фонде Российской Федерации, и только в этом случае он не подлежит учету в качестве основных средств. Примитивность этой логики заключается в том, что музейные предметы, по словам г-на рыбака, может храниться только в музеях, и как только как общественная организация, ПВК-не музей в смысле, определенном законом, не зарегистрировано в негосударственную часть Музейного фонда ценности музейных объектов не.

Позиция МЦР выглядит следующим образом: картины Рерихов в соответствии с законом рассматриваться в качестве абсолютных культурных ценностей, и в этом отношении музейных предметов, как это трактуется в законе: «музейный предмет – культурная ценность, качество, либо особые признаки делают необходимым для общества ее сохранение, изучение и публичное представление».

В этом акте вы не найдете положения о том, что музейный предмет является таковым только когда оно включено в Музейный фонд Российской Федерации. А с учетом другого положения Федерального закона № 54, что отражение музейных предметов и музейных коллекций на балансе не допускается, ПВК не указывают их на своем балансе в качестве активов и не платить налог, но я считаю эти картины в соответствии с едиными принципами учета музейных предметов. В отношении того, музей МЦР или нет, сообщаю, что он на самом деле не музей в смысле юридического лица, зарегистрированного в качестве музея. Но это не значит, что он имеет право на сохранение наследия Рерихов, в которой он был передан С. Н. Рериха и других собственников, а также деятельности музея: сохранение, изучение и публично представлять это наследие. Это утверждает не автор этой статьи, г-н рыбак и г-жа Завьялова. Это говорит федеральный закон № 54, в котором заинтересованное лицо не правы, пытаясь интерпретировать: «музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации, подлежат учету, хранению и использованию в порядке, установленном едиными правилами. Положения настоящей статьи применяются в музеи и другие организации, в собственности, владении или пользовании которых находятся музейные предметы и музейные коллекции«.

Не согласившись с решением налогового органа, МЦР подал иск в Арбитражный суд Москвы с просьбой признать решение незаконным. В первой инстанции нам отказали. Апелляционная инстанция Арбитражного суда удовлетворила кассационную жалобу МГП и принял решение налоговой инспекции в большинстве его незаконным, однако суд кассационной инстанции по жалобе налоговой вновь признал его законным. МЦР подал жалобу в Верховный суд. Верховный суд судья Т. В. Завьялова полтора месяца, изучала это дело. Понятно волнение Министерства культуры: если следовать букве и сути закона, необходимо признать решение налоговой инспекции незаконным. Но тогда это рушит всю цепочку действий по ликвидации организации, построенная с таким трудом в течение нескольких лет. И теперь судья Верховного Суда РФ от 16 января принимает решение, которое в полной мере устраивает министерство культуры: она отказывается ПВК передаче его жалобы на рассмотрение Верховного Суда. Так ради репутации министерства и налоговых органов под видом защиты государственных интересов, Верховный Суд легко расправились с общественной организацией, которая уже более 27 лет на самом высоком уровне вели работу по сбору, распространению и сохранению для будущих поколений наследие Рерихов.

Я не буду анализировать это решение, пусть этим занимаются специалисты. Я могу только сказать, что я был бы весьма признателен судье, если бы она обосновала свои выводы с конкретными ссылками на положения Федерального закона № 54 «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», что она, к сожалению, не сделал в его определении.

Представляю как радовался г-н рыбак, так как это решение не только может привести к ПВК, но также могут избежать наказания за незаконное удаление его общественный музей и захват принадлежащих государству музейных ценностей, а также даст Министерству возможность «пустить под нож» других неправительственных организаций и присвоения им культурных ценностей. Судья Верховного суда г-жа Завьялова также позволит Министерству внести изменения в законодательство и, наконец, похоронить любую инициативу общественности к сбору и сохранению культурных ценностей в России.

Это подтверждается брифинге в Министерстве культуры 23 января 2019 г. и об интеграции музейных ценностей, поводом для которого послужило «недавнее решение Верховного Суда».

Министр-советник К. Е. рыбак, по своему обыкновению, снова обрушили на ПВК потока лжи. Но теперь, чтобы опровергнуть эту ложь нет никакой необходимости, так как мы уже сделали, и вопросы, поднятые в этой статье, касаются не только ПВК, но и всех негосударственных музеев, частных галерей и других общественных организаций, где выставлены музейные предметы, не входящие в негосударственную часть Музейного фонда. Не ошибусь, если предположу, что ни одна из неправительственных музее или частной галерее не поставили свои коллекции на учете в Музейном фонде, так как закон вовсе не обязательно. Это право собственника культурных ценностей, ставить ли его на учет в коллекции музея или нет, не его прямая обязанность. Но это культурное значение, в государственные музеи и другие организации, которым они принадлежат, не теряют свойств «музейные предметы», как это трактуется в статье 3 Федерального закона № 54 и от остальных ее положений.

Но теперь, после определения судьи Верховного суда Т. В. Завьялова, 16 января 2019 года, сообщил советник министра К. Е. Рыбак быть основания утверждать следующее: «Суд указал два направления: либо организация учитывает имущество, как собственность, как это предусмотрено в бухгалтерском учете в соответствии с установленными правилами, или подает заявление о включении имущества в состав Музейного фонда. Но обратите внимание на важную деталь всегда первой должна следовать необходимость учета входящих активов в бухгалтерском учете. То есть, если организация получает произведение искусства, в нем должны быть учтены в бухгалтерском учете, а затем обратиться в Министерство культуры в установленном порядке, и, если будет установлено, что объект является музейный предмет, и он будет включен в Музейный фонд, а затем сделать соответствующие бухгалтерские учебы для изменения своего статуса в области бухгалтерского учета».

После принятия этого заявления, можно предположить, что будущие события будут развиваться по следующему сценарию:

1. Все культурные ценности (объекты), принадлежащих неправительственным организациям, Министерство культуры требует поставить на учет в качестве основных средств, который должен быть оплачен. Учитывая срок исковой давности, налоговые органы по запросу Министерства может проверить любой такой организации и привлечь ее к ответственности за нарушение налогового законодательства в период с 2016 по 2018 год включительно, поскольку, по данным Министерства, эти требования уже содержатся в первой редакции Федерального закона № 54 1993 (?!) Для большинства таких организаций возврат средств в бюджет «прибыль» государства с уклонением от уплаты налогов со штрафами будет бременем, которое неизбежно приведет их к банкротству, с последующей конфискацией всего принадлежащего ему имущества.

2. Ради репутации теперь Верховный суд, Министерство культуры будет обязан инициировать соответствующие поправки в законодательство о музеях в России в том направлении, которое так цинично утверждал г-н рыбак на брифинге.

В самом деле, до сих пор существующих негосударственных музеев и организаций, которые являются культурными ценностями, приведены в бойню.

3. Наконец, решение судьи Верховного суда г-жа Завьялова заинтересованных должностных лиц легализуются посредством исключения любых неправительственных организаций, а затем путем присвоения, принадлежащих к культурным ценностям организации.

После зловещих историй, которые произошли по вине Министерства культуры с его прекрасными и ПВК общественного Музея имени Н. К. Рериха, а также учитывая те «радужные перспективы» для нашей культуры после заявления г-н рыбак на брифинге, ни копейки не стоит утверждение заместителя министра, г-жа Манилова, что «Министерство культуры, я хочу, чтобы вы знали об этом, теперь активна и создает условия, законодательные, нормативные, чтобы убедиться, что в России появляется все больше и больше негосударственных частных музеев».

Вместо «кошмар» неправительственных организаций, Министерства культуры было бы лучше уделить больше отчитываться перед государственными музеями и привести в порядок учета и хранения музейных предметов. Смотреть не будут потеряны в сейфах самые ценные произведения искусства, как выяснилось, в Государственном Эрмитаже после проверки Счетной палаты Российской Федерации или произошли недавно в Историческом музее в Москве, где на 4 декабря 2018 года была обнаружена пропажа иконы XVI века, и была объявлена в розыск и возбудили уголовное дело только на 24 января, 2019. И не украсть картины во время выставки среди бела дня, что произошло в Третьяковской галерее недавно. Следует также отметить, что, по данным Министерства культуры, в 2016 году, был включен в состав Музейного фонда Российской Федерации только 13.3 % музейных предметов из государственных музеев. С таким отношением Министерства по обеспечению учета и сохранности государственного музейного фонда, можно предположить, что там скоро ничего не останется. Судя по всему, Счетная палата Российской Федерации вновь будет много работы.