Главная / Культура / Возвращение в дикость: народ-богоносец заходит на второй круг

Возвращение в дикость: народ-богоносец заходит на второй круг

Как оказалось, переписать историю можно, – забивать голову фейков, откровенной лжи, передергивании, чтобы обнаружить противника под каждым кустом и штык это штык…

Диляра Тасбулатова

Принес мне трудно в Яндексе, что это Дзен. И не где-нибудь, а в чат. Чисто случайно – как правило, я считаю, есть интерьеры. Так что моя женская слабость, и как-то успокаивает.

Блоги есть (и подписчиков, десятки тысяч) какие-то убогие тетки, писать с дикими ошибками, если восемь лет не побеждена, и в таком стиле, что Зощенко отдыхает. Что-то вроде “Я на свои трудовые копейки ежики купить и не позволит чужим для персонала другого, чтобы использовать их” (ежиков для чистки керосиновых ламп, объяснить). Или девушка о кинооператор: “повернуть ручку и думает, Наполеона”. Ну и широко известно, Бессмертный “принести торт обратно”. Своего рода филиал одноклассников – тем не менее, до недавнего времени там было сплошное благорастворение воздусей, если вы живете в благополучной стране как Швейцария и никаких проблем, но для очистки швов от плитки, у нас есть. Или, например, такие актуальные проблемы, как красота Моники Белуччи, обсуждение которых уходит в дух, она хорошая, или – “корова”? Однако заканчивается, поднимает настроение: ты-корова, и ее талия 60 см, покажи свое лицо, манекен.

Читать это довольно интересно, с антропологической точки зрения, по крайней мере, а с другой стороны, жаль людей. С уважением. Зощенко, однако, жалко было не то, что он понял, что советские люди – порождение чудовищных социальных экспериментов. Франкенштейн, сшитый на живую нитку лозунгов ненависти, плакат истины нищеты, бесправия, неграмотности и, как следствие сатанинской злобой.

Однако, как часть писатель и, следовательно, наблюдатель людей и их характер – я чувствовал себя хорошо, что я улавливаю, это нарочно не придумаешь, если ты не гений типа, конечно.

И все бы ничего, все бы ничего, если бы вдруг! Дзен не взорвалась бы тонны ненависти, что же, конечно, умный читатель догадается, под спудом. Совок, копать, заливать это, мама не горюй: своего рода Сорокин закончил, конечно – что он был под спудом, в Сорокин понял, становится реальностью, и тихий обыватель в финал его истории или говно едят, в буквальном смысле, или стрелял в кого-то, да есть и да, мальков сожрут, причмокивая.

Так вот, в течение нескольких дней, с подачи какой-то тип, такой, казалось бы, агрессивных Комсомолец, типичный представитель образованщины, но пишу почти без ошибок, и поэтому авторитетные в этих “кругах” – суббота, sorokiniana, samenkomen, а может и хуже. В повестке дня заседания ясно: разобрать поведение профессора Гусейнова – тоном прокурора Вышинского, перемежая заверения в любви к Родине с животной ненависти к нерусским, кто посмел опорочить самое святое, что только ни на есть.

Дальше – больше. Уже начали вспоминать добрым словом товарищ. Сталин как отец нации и Спаситель Отечества (совершенно забывая, что он, как и нерусь, и это мягко говоря, там не видел), они прославляли репрессий, даже выставил фото заключенных на лесоповале с одобрительным комментарием, постепенно пришли к необходимости смертной казни и так далее. Кто-то писал, что никто из его родственников не пострадал, так что среди них не было предателей, которые кричали, что вышка нужна для разгона, и закончилось хорошо (хотя еще не закончилось, они все пишут и пишут, постоянно) – мол, спасибо за список подписантов в защиту Гусейнова. Типа стрелять будет.

Так вот, что. Понятно, что нет ничего удивительного в этом нет: если мы более или менее умных людей заметил, что сказать. Но я даже не о ксенофобии, агрессии и глупости. Это очевидно. Я в ужасе от другого: оно ни дать, ни взять, Оруэлл – как оказалось, переписать историю можно забивать голову фейков, откровенной лжи, передергивании, чтобы обнаружить противника под каждым кустом и штык это штык. Оказывается, Борхес был неправ когда я сказал, что библиотека, которая, в широком смысле культуры, не убивать – если любой кусок остается, можно будет восстановить всю библиотеку, то есть культуры.

Как же так, дорогие товарищи? Ведь в ельцинские времена (не будем сейчас останавливаться на его персоне, речь не об этом) буквально шлюзы открыты, правда лилась из всех щелей, а теперь – куда ни кинь, везде свидетельствует о циничных преступлениях режима против человечности, документы, ужасное фото, раскопали братские могилы…

Впрочем, все это не получилось: объявить ложь, манипуляции, махинации врага, ненависть к стране, либерастический лай и т. д. следующий абзац, конечно, антисемитизм и почти в Зоологическом смысле.

…Я бы просто не написать, потому что никакой новизны в этом нет, все все знают и понимают, мы страшно далеки от народа и т. д. если бы не одна вещь.

Но это мой собственный стабильный и по мнению других нелепое заблуждение. Его раньше называли народ собирается, потом смеялись, потом снова в моде – так, с переменным успехом, мы все в этом люди и уходят. Не только я замечаю, многие интеллектуалы тоже. Да есть интеллектуалы – и сам Толстой “имеет economissa”. Я действительно думаю, что это “посещение” признак величия духа, обостренное чувство вины перед народом, усугубляется тем, что это на самом деле происхождения находилась в привилегированном положении. Но Толстой, который получил в привычку иронизировать над всем и вся, Толстой, который был универсальный человек – и этот титан и заблуждения благородного. Возможно, в целом, потому что масштаб личности другой.

Но он не видел, что будет потом и какой размах приобретет: жили под репрессии, а потом после того как я прочел бы этот Дзен, умерли бы от ужаса. Но потомки тех, кого он почитал для страдальцев и моральную поддержку…

Но опять же, Толстой был идеальным и свои ошибки. Наши ошибки не так уж велики, просто, видимо, продиктовано либо по глупости и идеализма, или же в русской литературе: с детства въелась, никакой пыли никогда не уходит.

Между тем, как известно, народ-богоносец, якобы верующего, расправлялись со священниками и интеллигенция, и друг с другом тоже – и все это под знаменем мировой революции.

Но теперь – под флагом патриотизма (что это такое, я так и не понял), защищая народ от интеллигенции, профессоров, евреев и далее по списку – готовы пролить кровь, чтобы повесить всех, кто в пальто и шляпе, тише железный зуб и подозрительно вежливые.

И вот это вечное повторение одного и того же, то же, печалит меня больше всего. Как демократ и как кто-то, кто подсознательно верит в другого человека – я не знаю, насколько я умный, но я всегда думал, что это как отличительный его признак.

Меня учили так, что в этом духе воспитывали. И вообще смотреть на это моральное падение, я, как и наверное все остальные, кто вырос на идеалах солидарности и уважения к ближнему, об отказе от наглости и социальное гордость, никогда не может показаться, чтобы убедить себя, что ошибся. И, возможно, трагическая ошибка…

Получается, что я вроде тех, Дзен, тот же чудак. Сидит в голове “проповедь любви”, и хрен ее от удара.

А надо бы.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*