Главная / Культура / Воруй, пока молодой: костюмированное возвращение “Бандитского Петербурга”

Воруй, пока молодой: костюмированное возвращение “Бандитского Петербурга”

В августе можно найти много причин, чтобы держаться подальше от телевизора, как это возможно. Оставить урожай в стране, наконец, новый Тарантино для тех, кто хочет быть в курсе. Даже те, кто не является без коробки ваш вечер, вы можете жаловаться на летний дефицит громкие премьеры. Однако, обозначать ситуацию как полный штиль было бы несправедливо.

Артем Ткаченко в серии “Экспроприатор”. Фото: пресс-служба Первого канала

Воруй пока молодой

Создатели сериала “Экспроприатор” крыльев был как минимум на рубль. Режиссеры Владимир Краснопольский и Валерий Усков (те, что делали “Вечный зов” и “Тени исчезают в полдень”), сценарий, охватывающих сорок лет и, наконец, прямые ассоциации с “Бандитский Петербург”.

Вполне возможно, что поклонников костюмированных с криминальным поворот с большим удовольствием наблюдали, как героя Артема Ткаченко превращается в легендарного вора Барона в “Бандитском Петербурге” сыграл Кирилл Лавров. Там действительно есть на что посмотреть. Смена времен, особенно когда это происходит неожиданно, имеет все шансы стать увлекательным зрелищем, если ответственность за ретро в кадре ведут себя ответственно. И части одежды, посуды, штор, архитектуры и транспорта больших претензий нет.

Со всеми литье тоже хорошее. Артем Ткаченко уже давно доказал, что он может с некоторой сообразительности chameleonesque переехать в жанров и эпох. И образ вора с моральными целями в костюме шестидесятых, он не любил ряженых. То же самое можно сказать о негодяе следователя Алексея Фатеева и роковой женщины, которую сыграла Наталья Круглова.

Но если машина собрана из качественных деталей, гарантированно пойдет, в кино все немного сложнее. Даже для сериала требуется какое-то вдохновение, и вот “Экспроприатор” явно буксует. Правильно одетый и расческой и часто даже харизматичных героев не всегда хочется верить. И как только они начинают общаться друг с другом — не хотят. На вопрос “почему это произошло” может быть множество ответов. Но если обобщать, то это, скорее всего желание жить по принципу “будь проще, и люди потянутся к тебе”. Главный страх многих производителей ТВ заключается в том, что общественность что-то я не понимаю. Поэтому, по их мнению, “прайм-тайм” слов не должно вызывать лишних вопросов. В “Экспроприатор” они не вызывают ничего, кроме снисходительной эмоций.

Если эта серия появилась в восьмидесятые годы, конечно, было бы большой сенсацией телевидении. Но сейчас у него не самый выигрышный фон. Даже в федеральном эфире иногда попадает продукция созданная людьми, которые не боятся быть непонятым или хорошая маска Этот страх.

Про британского сериала “Недвижимость в Индии”. И здесь, как и в “Экспроприатор”, погружение в историю, нужно сделать трудный выбор и чувства. Добавьте к этому слоны, верблюды, обезьяны, лошади и ослы. “Недвижимость в Индии” является по сравнению с другой британский телехит “Аббатство Даунтон” и даже в шутку называют “Даунтон Дели”. Возможно, это слишком смелое сравнение. Конечно, “Аббатство” копать гораздо глубже. Там эмансипации женщин на фоне технического прогресса и Первой мировой войны. В “усадьбе” все действия вокруг смешанный брак в контексте колониальной политики Великобритании в Индии. Однако, в этот экзотический коктейль-это все, что ты любишь породистых шоу. А именно, мастерски приготовленную смесь серьезного и несерьезного. С одной стороны, императоров, полководцев и Ост-Индской компании, с другой — сюжет, щедро наполнен сентиментальностью и юмором.

Говорят, что режиссер Gurinder из Chaghi в ситуациях, когда в Индии начался хаос отчаянно мешают съемкам, на место, включили музыку и начали подпевать. Не исключено, что на съемках “Экспроприатор” был также место для юмора и шуток, но если в британской атмосфере съемок иногда хорошо видны в кадре, мы об-за жизни героев сериала, можно только догадываться. Будем надеяться, что хотя бы на суде они говорили как люди, а не манекены.

Сладкий и гадкий

Если в одноименном фильме Вуди Аллена обе эти характеристики относятся к одному человеку, на нашем ТВ мы говорим о двух знаменитых шеф-поваров.

Сладкую домашнюю локальную кондитер Ренат Агзамов. Это делает торт размером с грузовик, спрятав их в жгут и плазменные экраны, и даже построили пищевыми корона для Филиппа Киркорова. С этим резюме грех не пойти в телеведущие, и, возможно, пока Ренат не сожалеет о своем решении стать лицом шоу “выпечка”. Десерт форматировать все знаки должны быть популярными. К ужасу диетологов, потребление сладостей не падает, а желание сделать что-нибудь съедобное своими руками для многих граждан стало чуть ли не новой религии. Герои “кондитер” пытается сдать экзамен по их кулинарной пригодности наиболее Агзамова Ренат и есть путь со словами, чтобы объяснить игрокам, что вкус их выпечки.

Некрасиво — главный местный шеф-повар-дебошир Константин Ивлев. Он выглядит как человек, который мог бы устроить сцену на ровном месте, и, возможно, непревзойденную способность бить посуду и бросать готовые блюда в корзину. Трудно представить себе более правильного кандидата на роль российского Гордона Рамзи. Константин на фоне своих именитых британских коллег на кухне скандалы будут populnea в талии, но это не мешает ему проникать в ближайших кухня и ведут себя там как слон в посудной лавке.

Рената и Константин трудно, хотя сравнивать, потому что Ивлев гораздо более широкий спектр кулинарной темы. Он, как Агзамов в “повар-кондитер”, рубил он в своем шоу “Адская кухня”, в гневе и милости, направленных на начинающих кулинаров. Но кроме того, что Ивлева и программы “На ножах”, в котором главный митрополит уничтожает и возрождает рестораны в разных городах. И это иногда выглядит более захватывающим, чем производительность студии. Раз есть эффект “Широка страна моя родная”: классно, Санкт-Петербург, наглый, хамоватый Сочи, то быка, а потом пугающей широты Сибирской душ.

Но то, что Ивлев на фоне Агзамова природы более телегеничный, так это в отношении к еде. Ренат в интервью иногда говорит, что не увлекается сладкоежке, который, конечно, сразу видно, как только он пытается подставить десерты. Он делает это без особого удовольствия. В отличие от Ивлева, который даже подозрительным видом пищи рассматривается со страстью человека, который не страдает отсутствием аппетита. Он бы хотел попробовать что-то пробовать и не обязательно оформлять блюда на компоненты, вынесут вердикт, а затем начать разнос всем, кто встает на его пути.

Возможно, Ивлев, и Агзамов узнать, какие программы не для gastromania. А такой еды у них проектов не так много, и это далеко не самое важное. Главное здесь — борьба за превосходство, противостояние в коллективной социальной мобильности, но не стейки, пиццу и гамбургеры. Но если пища и показать его как-то коротко, без намерения вызвать приступ слюноотделения. И если кто-то хочет увидеть в кулинарном шоу несколько планов с пищей, чем с поваром, вы проекты Ивлев и Агзамова не подходит. Здесь, как особых приправ. “Еда-то будет?” “Босс сказал, что надо подождать”. “Он че …?” Это наш путь, и для местной публики будет немного сильнее, чем перец чили.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*