Главная / Общество / Вопрос дня: почему желание облегчить страдания детей карается тюремным сроком?

Вопрос дня: почему желание облегчить страдания детей карается тюремным сроком?

Тысячи людей в России приняли единственно правильное решение: чтобы нарушать закон и ввезти в страну наркотики, которые могут уменьшить страдания своих детей, которые по-прежнему умирают раньше родителей

В России разгорелся новый скандал, который каким-то образом относится к каждому из своих граждан: правоохранительные органы возбуждают уголовные дела против матерей, которые пишут из-за рубежа препаратов, предназначенных для облегчения страданий своих неизлечимо больных детей, лекарства, который по неосторожности или глупости чиновников запрещен к продаже в нашей стране. По этой дикой ситуации, не смогли пройти общественный деятель нута Федермессер:

“Представьте себе. У вас есть ребенок. Он сначала был две красные полосочки на тесте, потом рос в вашем животе (или ваша жена). Вы уже придумали имя. Вы ждали. Конечно, вы боялись, что ребенок может родиться нездоровым, но вы положите руку на круглый тугой живот, чувствовал под ладонью движение этого пока еще невидимый, но ощутимый, и любимой новой плоти, и успокойся – все будет хорошо…

Ты поцеловал твои пятки, ягодицы, живот, щеки diatasnya вы беспричинно улыбаться или плакать, просто от одного вида этого сна или сосания малыша, вы счастливы, светло-желтые какашки и переживала из-за колик, и побежал в слезах, чтобы успокоить или наказать обидчика. Ну, конечно! Это ваш ребенок. А вы что-нибудь для него. А он такой плюшевый, маленький и беззащитный романтик “я Жизнь отдам за тебя” и “для тебя я сделаю что угодно”, кажется таким естественным и понятным, правда?

А теперь представьте, что случилось страшное. Не грипп, не воспаление уха, и даже не против детского рака, который сейчас почти всегда излечима, случилось, например, какого-то непонятного приступа, и длительное и дорогостоящее обследование выявило редкое генетическое неизлечимое заболевание. Или представьте, что этот один, с зацелованный попой, ломается на дороге для Упоровского футбольный мяч, а попал под машину или падает с качелей и получает качелями по голове и все. Так. И все, все. И это все. Больше никаких планов, ничего не будет. Не выбор школы или тревога по поводу оценок, или страха, от того, что Вы расти, чтобы быть наркоманом, не думая о чьих родственников он больше похож, ни дни рождения, ни суеты перед свадьбой, ни трусливые “что, просто счастливы быть вместе”. Только одно: твоя любовь. Потому что “любовь никогда не перестает”. Остается беспомощным существом, больше, чем та, за которую вы так недавно целовали пятки, но еще твоя мать, полностью зависит от вас. Тепло, если вы поедете туда, то же самое – и даже почему-то более любимый, это так дорого. И снова это “для тебя я сделаю все, ты слышишь, милый, мое все, я не жалею для вас, и я ничего не боюсь”. Но это не романтика, это каждый день повседневной жизни сотен тысяч мам, пап, бабушек и дедушек смертельно больных детей.

Коннова Екатерина, Лена Боголюбова, Н Лена, и еще тысячи людей, которые приняли единственно правильное решение: нарушить закон и ввести в незаконной стране препаратов, которые могут уменьшить страдания своих детей. Дети, которые до сих пор умирают раньше родителей.

Представьте себе вашего ребенка. Нет, не представляю. Посмотрите на него прямо сейчас. Просто не щуриться, смотреть на него сейчас, даже на фото. Посмотрите на своего ребенка, кем бы вы ни были, учитель или политик, богатый человек или безработный, домохозяйка, большой босс или невидимый чиновник. Видите? А теперь представь, что было адски больно, очень больно, каждый день, каждый день его выкручивают судороги, или он получил плохую опухоль в голове, которая буквально выдавливает ему глаза, и он беспомощен и недвижим, в глазах появляется страх, и монитор показывает сердцебиение каждый раз, когда вы подходите к нему со шприцем… и вы знаете, что есть таблетки, которые снимают спазм, или морфин в сиропе, которые избавят от боли быстрее и лучше, чем укол сам болезненный, да и нет на этот любимый искалеченное тело жизненное пространство для новых кадров. Вы знаете, что такое наркотики, но не в нашей стране, и они стоят денег, но все-таки есть. И вы даже можете купить через Интернет.

Представили? Вы думаете, что эти препараты запрещены, то они включаются в списки, что в России оборот этих препаратов является незаконным, и что вы не в покупку грозит суд и тюремный срок? Вы? Или вы собираетесь делать все, чтобы облегчить страдания, а остальные будут надеяться на Бога. Может быть, удар. Другие родители как-то получил сам наркотик. И как важно сейчас возраст ребенка? Если вам нужно принять решение, стоит ли идти на обдуманный риск, то не важно сколько ему лет 2 месяцев, 3 лет, 14 лет, или он уже женат и ему 36? Если наша любовь становится меньше, и сердца детей взрослых это так больно?

Почему после всего этого времени, изучая историю и судьбы человека книги и учебники, у нас можно легко и единогласно называют героизма, самоотверженности, истинной любви и жертвенности, это теперь расценивается как безответственное и необоснованное поведение? Почему желание облегчить сегодня чужой боли является нарушением закона и карается тюремным сроком?? Почему такое возможно? Почему государство, которое, если верить в первоначальном значении слова, призванные защитить интересы своих граждан, а теперь так безжалостно к тем, кто наиболее нуждается в защите? Почему мы должны вручную решить проблемы, которые при работе системы должны быть исключением, а не правилом? Почему проблема, о которой все знают много лет, до сих пор не решена? Почему поручений Президента и правительства до сих пор не сделали??

Боже мой, как страшно… у меня два сына, три внучки, и работая в хосписе, я очень хорошо знаю, что возраст детей не является полис медицинского страхования. Мы в паллиативной помощи-это Никита, Кирилл, они уже взрослые, и больные взрослые, но они дети своих родителей, любовь и потребность в продуктах. Просто я видела Оксану и Настю, которая живет в Санкт-Петербурге Tipuric, эти три уже слишком много для 18. И в Москву, в район Чертаново в ветке наших детей из 10-12 человек, нуждающихся незарегистрированных лекарственных средств, запрещенных к обороту в Российской Федерации.

Я регулярно общаюсь как минимум с 20 людьми, которые знают об этой проблеме и не тратить сил и времени, чтобы решить это, но… я не знаю, что написать после “но”. Я не знаю. Я не знаю, почему до сих пор ректальный диазепам в свечах и микроклизмах, морфин сироп, фризиум и мидазолам таблетки не используются в России, однако, являются препаратами первого выбора для детей с синдром хронической боли или эпилепсии. Я не знаю.

Но я знаю, что происходит:

Мы собираем список семей, которые пользуются этими препаратами и готов рассказать о себе. Мы знаем, что все семьи находятся в опасности, согласившись предоставить нам личную информацию. Каждый арест и содержание под стражей после того, как списки уже есть, пусть и косвенно, наша вина.

В Центре паллиативной помощи в Москве, ребята заполняют таблицу в соответствии с письмом от правительства и Департамента здравоохранения формирует списки и согласованных с Министерством здравоохранения, что списки будут обновлены и представлены на регулярной основе.

Есть идея провести консультации и получить заключение по всем пациентам, что они нужны эти препараты, чтобы снять риски уголовного преследования. Просто как-то ускользает от внимания, что многие наши врачи этих лекарств не знаю и просто не сделает назначения. И до сих пор остается под вопросом, так как федеральная клиника будет работать с теми пациентами, которые живут 5-8 часов вдали от федеральных центров, много на дороге, некоторые на искусственной вентиляции легких, которая привязана к сети в буквальном смысле. Назначить не глядя – нет. Не назначать матери буду продолжать заказывать через Интернет. Пост ближе к дому, чем федеральные клиники.

И таможня уже написали письма в федеральные клиники с просьбой объяснить, что это их незаконному обороту рекомендуемых препаратов. И хотя наш юрист, и подготовлено для клиники ответ, который был передан в таможню (рекомендую, потому что этот препарат показан, чтобы помочь пациентам с фармакорезистентными формами эпилепсии, и его использование описано в руководстве), руководство клиники настоятельно рекомендуют их врачи рекомендуют его устно и не писать ничего провокационного о формах, потому что…, чтобы не связываться с таможней и МВД. И их можно понять.

Должностные лица таможенных органов, которые возбудили уголовное дело по факту обнаружения участков с незарегистрированными запрещенных к обороту в Российской Федерации наркотиков, Скажи моей матери, что она имела в виду, несколько участков уже ждут их приходят преступники. Великобритания будет возбудить уголовное дело по факту. И никто не виноват, кроме матери. Ведь действовать по закону. И таможня, и МВД. Но она не может. Незнание закона не освобождает от ответственности.

Когда этот обычай прокомментировать эту ситуацию следующим образом: “попытка доставки в Российскую Федерацию и психотропных веществ, был остановлен сотрудниками таможни в Москве 12 августа 2019”.

И один из врачей комментируя ситуацию в СМИ, заявил, что вместо фризиум назначить другие препараты. Грамотно сочетая 3-4 препарата – эффект тот же. “Мы всегда делаем…”. Ну… так как мы всегда делаем, то, конечно, дерзайте. Однако, это в 3-4 раза дороже, и не факт, что сочетание правильно будет сделать…

Параллельно писать в “Коммерсанте”: “Министерство здравоохранения РФ проведет “тщательную проверку всех случаев неправомерных действий врачей незарегистрированных лекарственных средств на консультации”. …В пятницу в Минздравсоцразвития России напомнил, что в настоящее время препарат “Фризиум” не зарегистрирован в Российской Федерации и не включенные в Государственный реестр лекарственных средств: “вопросы, касающиеся возможности регистрации лекарственного средства, является исключительным правом разработчиков и производителей лекарственных средств”. Как сообщают в июле 2019 года, в Министерстве здравоохранения заявили, что “производитель препарата никогда не представил его для регистрации и не подтвердил его эффективность и безопасность у пациентов в Российской Федерации”. Это вина производителей и тех, кто незаконно назначает – будут наказаны.

Даже Минздрав говорит, как легко получить лекарство только 5 дней, если она назначается по медицинским показаниям консультация от федерального правительства. Только пишет, что это правило не применяется к веществам, незаконный оборот в России. И пишет, что большинство пациентов не могут попасть в федеральные центры. Они, пациенты, как попонятнее объяснить болен…

Купец продолжает: “по поручению министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой Российской противоэпилептической лиги готовит экспертное заключение об эффективности препарата “Фризиум”, в том числе и возможной замены препарата комбинации препаратов”,— отметили в Минздраве.

Журналисты требуют от нас с Лидой детали Moniava – дать им имя, дал адрес. Ребята, какой адрес взять мой или ваш домашний адрес один и тот же адрес. Потому что завтра придут к нам. Потому что я, не колеблясь, чтобы нарушить закон, если мои дети будут страдать меньше. Кстати, я уверен, и Скворцов нарушаются, и колокола. Все мамы и папы. Если незаконные наркотики будут держать своих детей возможность жить, учиться, работать. Я без колебаний.

“Источники, близкие к следствию, подтвердили телеканалу RT, что в Москве задержана женщина, которая пыталась получить посылку с лекарством “Фризиум”. Он пояснил, что эта женщина воспитывает сына с диагнозом “эпилепсия”. Однако на сегодняшний день возраст молодого человека 25 лет и мне поставили диагноз, когда ему было 17 лет. По некоторым данным, он работает в одном из баров столицы. Источник также сообщил, что женщина купила 600 таблетки объем заказа и вызвало подозрения у таможенников”. То есть, когда ему 25, если он работает в баре, и 600 таблеток сразу, то… ну, вы поняли, да?

В стране, где нет ничего проще, чем приобрести наркотики (эта инфекция может быть приобретен даже в “элитных” московских школ, и в провинциальных городах, и я не увидел адреса для заказа кислоты на стенах домов), наиболее опасные наркодилеры детей с эпилепсией и родители паллиативных детей. Ну, даже врачи, как Баскаков, близ Екатеринбурга, который назначает ненаркотизированным женщину своего трамадол.

Я уехал в отпуск. Это так безответственно – и взлетел. Потому что вы больше не можете. Нет больше сил. Вылетел на вершину очередного скандала, который мог бы легко избежать, если после Прямой линии несколько лет назад… Эх… А ведь еще можно избежать в дальнейшем, если вы соберете, наконец, за одним столом представители Министерства здравоохранения, Министерства промышленности, Министерства юстиции, МВД, СК, прокуратура, врачи и представители МВД и поставил совершенно конкретную задачу: как можно скорее, чтобы обеспечить нуждающихся пациентов противосудорожные и болеутоляющие препараты в неинвазивных формах и внести необходимые поправки в законодательство Российской Федерации. И нет, он не увеличит финансовую нагрузку на российский бюджет. Это позволит снизить. Потому что Белый оборот налоги государству является более благоприятным, чем разбазаривание этих налогов для поддержания позорных уголовных дел и содержания целая гвардия профессиональных охотников за головами.

Мать, чья голова на кону, уже написали письмо президенту (см. фото). Впервые. Для компетентного ответа на свое обращение было переадресовано в Министерство здравоохранения Российской Федерации. Подождите”.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*