Главная / Культура / Внучка Веры Холодной приехала в Россию из Стамбула: «Очень грустно»

Внучка Веры Холодной приехала в Россию из Стамбула: «Очень грустно»

Недавно Вера холод, внучка и тезка звезды немого кино, побывал в России. Она родилась и живет в Стамбуле. Муж Веры Владимировны фамилия Гилберт. К нам она пришла на кинофестиваль “Хрустальный источник” в Ессентуках по приглашению актер Эвклид Кюрдзидис из. Ради визита был, он должен был отправиться в Стамбул.

Вера Холодная-Гилберт в Ессентуках.

 

“Как настоящая женщина Вера Васильевна долго я чувствовал, но в какой-то момент сдался, пригласил. В ее квартире с видом на Босфор, я почувствовала связь времен”, — вспоминает о поездке в Турцию Эвклид Кюрдзидис. В одном подъезде своего дома знаменитого турецкого писателя Орхана Памука. Наш разговор с Верой Владимировной, возможно, не состоялось бы, если бы не помощь моих коллег из Благовещенска Александр Ярошенко, которого Холодная Вера доверяет и с которой он познакомился несколько лет назад в Стамбуле. Саша сказал, что на ее балкон в течение двенадцати лет, чайка летит. Одно и то же. Вера Владимировна кормить ее.

Королева экрана (как его называли) Вера Холодная и до замужества Левченко родилась в Полтаве в 1893 году. В возрасте двух лет его родители переехали в Москву. Приехав в Одессу на съемки, она простудилась, подхватила тогда свирепствовала испанка (грипп), заболел через две недели. 3 февраля 1919 года она умерла. Ей было 26 лет. К тому времени Вера Холодная снялась в 40-80 фотографий (не точная цифра), и это за пять лет карьеры. Почти все фильмы с ее участием были уничтожены или потеряны. Говорят, что в гардеробе звезды немого кино было одно вечернее платье, которое она умело украшенные цветами, закрепив их на плече или талии. Холодные глаза бутылочно-зеленого цвета, черные волосы, бледное лицо. Одним словом, трагической красоты. С ее знаменитая бабушка Вера Холодная-Гилберт на этой земле был найден. В 2019 году исполняется 100-летие ухода из легендарной актрисой.

Говорят, что холод по-прежнему были доставлены как можно скорее в Москву, тело было забальзамировано, помещается почти в стеклянном гробу в часовне на кладбище. И в 1931 году он разбил сады. Сейчас там установлен памятник актрисе. Вскоре после похорон был арестован и доставлен на Лубянку ее муж Владимир Холодный. В Москве сотрудники охраны квартиры штыками уничтожали все, что было возможно. Закрыть носила в тюрьму передачи, пока они не были предупреждены, что в этом нет необходимости. Владимир холодный выстрел в конце 1919 года.

Дочери Вера и Владимир, Евгений и nonnu, поднял сестру, холодно — надеюсь, сбежали с мужем из Одессы в Константинополь. Нонна, мать, Вера Владимировна, учился в русской гимназии в Болгарии, потом в балетную студию при оперном театре Софии. В 1934 году, там на сцене в “Фаусте” и “Князь Игорь” приехать на гастроли с Федором Шаляпиным. Поехала с ним в Париж, выиграв конкурс балета. Известный певец хотел nonnu определены в опере, но это пару недель покинул Францию, отправился в Стамбул, где она встретила своего будущего мужа и отца Вера Владимировна. Последние годы жизни Нонна провела в Калифорнии, где он умер в 2012 году, не дожив полгода до 100 лет.

В Ессентукском историко-краеведческом музее им. В. П. Шпаковского вечер был посвящен Вере Холодной. Его стены были украшены черно-белыми фотографиями Екатерины Рождественской, где актриса Татьяна Друбич, Ольга Дроздова Ольга Ломоносова появилась как королева немого кино. Ольга Прокофьева и Ольга Кабо читают стихи в ее честь и документы, относящиеся к трагическим страницам из жизни кинозвезды. Холод, внучка подарила музею картину своей бабушки. Когда Ольга Кабо произнес слова, что огнем актриса вышла, Вера Владимировна сказала: “Это не погасло”. Затем он показал кинохроника похорон Веры Холодной, где огромное людское море выплеснулось на улицы Одессы, чтобы провести фильм в последний путь. Некоторые последние кадры, но в такой трагической силой. На могиле — две маленькие девочки-актрисы. “Спасибо за память. Все это было очень печально”, – сказал Мороз-Гилберт. Глядя на экран, она плакала. В Ессентуках на Аллее звезд заложена звезда Веры Холодной. Ее внучка посетили Дом-музей Ф. И. Шаляпина в Кисловодске, где он провел лето 1917 года.

“Вера, это твоя бабуля,” мне говорили”

Вы придумали идею создания музея и собрать все, что осталось от вашей бабушки?

Никогда не приходило на ум. Я не думаю, что это было очень ценно. Но если попросят, я с удовольствием передам в музей несколько выживших мои вещи.

— Что у вас?

— Мама и тетя не могли взять с собой во время революции, взяли столько, сколько могли. Моей маме и ее сестре было 9-10 лет, когда они оставались со своей тетей после смерти матери. У меня есть фотографии, некоторые русские вещи — ювелирные бабушка, ее черная вуаль. Но большая часть того, что связано с ней, держал моего сына в Америке. У меня есть котел. Хотя это, наверное, не говорил? Боулер. Эти выдавались солдатам во время войны, чтобы они могли согреть воды. У меня есть два из них. Один горшок добавленные высшего российского ордена. Ничего не знаю о том, кому он принадлежал и что он представил.

— Куда горшок твоей бабушки? Она использовала его?

— Он принес на память о сестре Вера Холодная. И у меня это от мамы.

— Есть еще бумажный архив документов?

— Ничего не сохранилось.

— Но вы собрали артефакты, фрагменты пленки, используемой при участии бабушки? Похоронная процессия сохранилось в Госфильмофонде Российской Федерации, который мы видели в музее, вы, наверное, видели раньше?

У меня уже давно, 25-30 лет. Но, в дополнение к раме на похоронах моей бабушки, больше ничего.

Это единственная запись прощания? Можете быть сохранены, что-то еще?

— Я ничего об этом не знаю. Запись мне дал в Америке, моя тетя, мамина сестра и дочь Вера Холодная.

Когда гроб несли, понятно, что она граничит с либо свечи, или некоторых декоративных деталей. Что это?

Я не знаю.

— Вы пытались найти прах бабушки?

— Конечно, пыталась спросить все, что мог. Моя бабушка была похоронена в Одессе. Но в советское время кладбище как-то раскопали, сделали парк. Позже, памятник Вере Холодной. Я был приглашен на его открытие, но я не мог пойти. Может где-то и есть ее прах, но вряд ли мы уже знаем. Столько времени прошло!

— Вы связались с режиссерами, чтобы снимать полнометражный картина вашей бабушки? Есть фильм “Раба любви” Никиты Михалкова, где Елена Соловей сыграла звезду немого кино, чей образ во многом связано с холодной Веры.

— Я был сфотографирован, несколько раз у меня брали интервью. Документального фильма Игоря Оболенского с моим участием. Нет ничего иного. Никто не обращался.

— Вас так трудно убедить на интервью. Почему вы сопротивляетесь? Трудно вспомнить?

— Да, очень печально. Всегда плачет, беспокоится, вспоминая бабушку и мать.

— Да, вы счастливы. У вас есть такое богатство позади!

— Да, наверное. Но до сих пор я плачу каждый раз, когда я думаю о них (в то время они боялись сестра, чтобы приблизиться к советскому посольству, казалось, что они будут захвачены и увезены. — С. Х.).

Турецкой жизни стал для вас привычным и дома?

— Не на всех. Я общаюсь только с русскими людьми, ходить в православный храм, где меня крестили. В Стамбуле, три древнерусского храма. Мой дух, мои интересы в России. Общаться с ними-это совсем другое дело. Турки тоже хороши, но они были не так интересны. Они ничего не знают о моей бабушке, я не чувствую русский дух, который так дорог мне. У меня есть друг — турок из Болгарии. Там она выросла и теперь профессор русского языка в Университете. Он показывает в Стамбуле фильмов с бабушкой. Мы общаемся с ней как с других людей, знающих о холодной веры, русской культуры. В Ессентуки я пришел с моей подругой Линой. У нас это тоже, общие интересы и друзья.

— Помните тот момент, когда вы поймете, кто ваша бабушка?

— Я вырос с моей мамой и тетей, и каждый день они вспомнили свою мать. И я, очень мало, слышал все их разговоры, вырос на них и до сих пор помню. Меня интересовало все. Мы часто завтракали, и шли разговоры о прошлой жизни, о Москве, о том, как бабушка была одета, как иду. “Вера, это твоя бабуля”, сказал я. Вера Холодная прогулялся своих дочерей, занимается с ними. Мама и тетя любила моя бабушка. Нам рассказывали, как мой дед.

— Что ты знаешь о нем?

Вы знаете, что они ходили с бабушкой. Моя мать была очень расстроена из-за этого. Дедушка был расстрелян. В декабре, после революции, сестру, бабушку надежду принесла моя мама и тетя в Стамбуле. После двух месяцев, они уехали в Болгарию. Там вырос и учился. Мама была танцовщицей, выступала в опере. Ее муж был доставлен в Париж, но через несколько месяцев он вернулся в Болгарию, где продолжил выступать в опере. Она была хорошей танцовщицей. Летом мама приехала в Стамбул со своей тетей и там познакомилась с моим отцом, Владимиром, который тоже был из России. Они поженились.

— Конечно, в Москве осталось от некогда секретным архивам, связанным с уходом твоего деда. Вы пробовали их получить?

— Я ничего об этом не знаю. Я не работал в архивах. Это не произошло. Живу в Турции, и приехать в Москву, чтобы искать что-то трудно. Понимаю, что ничего не может быть познана окончательно. Вы всегда можете открыть что-то новое. Моя тетя часто ездила в Москву. У меня есть кузены. Тетя принесла несколько писем, но она живет за границей. Когда я навещал маму в США, она также сказала мне некоторые вещи.

— Ты знаешь турецкий язык?

Вы знаете, я вырос в Турции. Но мое окружение всегда был русским. У моей подруги подруг мамы — все потомки белой эмиграции. Я вырос в русском кругу и думал, что я русский. Когда мне было 12-13 лет, вдруг услышали: “вы русские? Ты турчанка. Ты вырос здесь”. Я был удивлен. Что я турок? Потом понял, что я живу в Турции, но у меня есть русский дух. Я считаю себя русским.

— Наверное, это свойство русского языка. Люди по всему миру свободно разгуливают и не жить в прошлом. Ты в России не жил вообще?

— Да, я жил, но мой круг — русски. Для меня это не удивительно. Мои мама и папа — русский, а образование у меня русское. Перейти в Православную Церковь. Мы отличаемся от мусульман, турок. Для меня это нормально.

— Но ваш муж по-английски? Так что круг был шире?

— Да, конечно. Я всегда принимал друзей моего мужа, но это было все еще его друзья. В Стамбуле, где проживает много греков. Мой муж имеет греческие корни. Его мать была гречанкой. Мы общались с разными людьми. У нас были друзья-армяне. А турки, муж в основном на работе. Они были скорее коллегами, а не друзьями.

— Как это отразилось на ваших сыновей? Они многонациональный народ?

— Да, конечно, но я принесла их домой и сначала говорили по-русски. Мои дети хорошо говорят на деревьях, читали стихи. Но дома мы в основном говорит по-французски.

Почему?

Потому что я грек не говорил, но постепенно начал понимать этот язык, потому что муж разговаривал с мамой по-гречески. Но я разговаривал с ним по-французски.

— Почему ты не поговорил с ним по-английски, он британский гражданин?

— Родной муж-английский и греческий, но кто он такой, чтобы говорить по-английски? С ее свекровь и я говорил по-французски. В Стамбуле, когда дети были маленькие, все говорили по-французски.

— Ты знаешь восемь языков. И какие книги Вы читаете?

— У меня много русских книг, но сначала я не знаю, как читать по русски. Он пришел позже. Сейчас я читаю на английском, французском, многие на немецком, но на русском тоже.

— Вы растили детей и никогда не работал?

— Нет. У меня всегда было много гостей. Мне пришлось думать о том, чтобы взять их. Дом, дети, их образование отнимала все мое время. Я рос с моими сыновьями. И они со мной.

— Какое образование они получили?

— Оба сына учились в течение пяти лет в Турецкой школе. Данный заказ. Все, кто живет в Турции, поехать в турецкую школу. Затем вы можете выбрать любой другой. Мои дети ходили в немецкий колледж, и я тоже с ними там был. У нас был один учитель. После тренинга, сыновья уехали, один в Вене, другой в Сан-Франциско. Там он учился в университетах, потом начал работать. Одного сына и живет в США, а второй-после 16 лет, вернулся из Австрии в Турцию.

— Не было у вас желания пойти тоже? Одно дело, когда русские люди, живущие в Германии или Франции, а другой в Турции.

— Конечно, есть разница. Я пошел, чтобы посетить мою мать в Америке, где она имела большой круг русских. Сан-Франциско — почти русский город. Я там жил и встретил много моих друзей в Стамбуле видел в нашей Церкви, когда мы были маленькими детьми. Все были выращены, и вдруг такая встреча в Америке. Круглая тетя Женя, тоже была русской, и ее муж был русским. Со многими из самых близких мне людей, которых я встретил здесь на Пасху и Рождество. Мой дядя сказал: “Давай. Я отдам тебе квартиру. Будем жить здесь”. Но мой муж работал в Стамбуле, это была хорошая работа, он не собирался уходить. Не хочу жить в Сан-Франциско.

— Что он сделал?

— Он был директором фармацевтической фабрики, занимающейся производством лекарств.

— Сейчас много людей, и у тебя такие крепкие семейные узы.

О, мой Бог! Родственников у нас очень сильная связь.

— Путешествовал по всему миру?

— Много. Хотя по сравнению с вами, журналистами, наверное, не так часто. Я всегда с мужем посетили в Европе, почти каждый месяц мы ездили в Грецию. Мы были с друзьями. Вся Европа за 35 лет путешествовал. И сын и мама посетили.

— В России знают меньше?

Да. Когда я был приглашен, конечно, но это редко случается. У Меня Есть Вера Холодная. И это мои отношения с Россией.

— Мне нравится критика фильм получил премию имени Веры Холодной. Еще есть ее статуэтка.

Действительно? Ваша актриса также сказала мне, что у нее есть такой приз.

Светлана Немоляева.

— Бабушка много писали в старых журналах, которые опубликованы ее фотографии. Сохранился альбом с воспоминаниями мамы. Она написала в ней то, что было важно.

— Вы не хотите опубликовать это?

— После смерти мамы, я оставила его в Америке сына.

— Он не делает в наследство?

— А сын очень занят. С восьми утра до ночи сидит за компьютером. Он также работает в фармацевтический завод. Он имеет 500 работников, и нужно все организовать. Он очень занятой человек. Когда я в своем доме, он может один день в неделю освободить. В остальное время вы видите, как она весь день сидит, работает за компьютером, не в состоянии оторвать. И к вечеру чувствует усталость.

— Какую профессию вы выбрали ваш младший сын?

Окончив Венский университет, он занимается экономикой.

100 лет спустя в архивах актрисы никто не думал о

После встречи с Верой Холодной Гилберт в Ессентуки от продюсера Натальи Ивановой пришла идея взять ее бабушка докудрама.

Истории из жизни интересные Холодная Вера в мировом контексте, — говорит Наталья. — Есть маршрут — Турция, Болгария, Америка, Одесса — проходящей через ее судьба, типичная для многих людей того времени, бежавшими из России. Но при этом ее жизни, как Вера Холодная была актрисой. Проследить через кино, как сложилась ее судьба в разных странах, очень интересно. Возможно, фильм сможет раскрыть некоторые секреты, чтобы найти следы того, что случилось с ее прахом.

— У вас есть опыт работы на докудрам “главный Греко-Российской империи”, когда ничего не сумели сделать фильм о выдающемся человеке-Иоаннис Каподистриас. Но не было никаких документов, иконографических материалов.

— Много исследований. Наверное, в архивах НКВД есть следы смерти человека, Веры Холодной и нужно запросить доступ к ним. Все-таки последние 100 лет. Под какую статью ему инкриминируют? Что случилось потом? Это тоже часть жизни легендарной актрисы. Семейный архив, как мы сказали внучке, и она до сих пор не придумали.

— Право актрису на роль холодной.

— Нужно найти талантливая актриса. Но это будет сложнее, чем “главный Греко-Российской Империи”. Все-таки Вера Холодная сыграла в почти 80 фильмов, из которых сохранилось на кассете где-то семь. Это хорошо. Я люблю фильм Интервью с Вера Холодная-внучка, ее сыновья, актриса внуков. Это все очень интересно.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*