Главная / Культура / Владимир Меньшов накануне юбилея вспомнил свои конфликты в кино

Владимир Меньшов накануне юбилея вспомнил свои конфликты в кино

Я думаю, что это какая-то шутка: Владимир Меньшов — 80. Нет смысла плакать о потерянных лет, Москва слезам не верит. И что остается? Любовь… и голуби. И вообще, просто Ширли-мырли. Такова жизнь, очень яркий для Меньшова, парадоксальная. Чудо, а не жизнь.

фото: Лилия Sharlovskoe

— Владимир Валентинович, как вы сейчас живете это в наше непростое время?

По крайней мере, если говорить о плюсах и минусах, плюсов больше, я считаю. Но сейчас система заточена на одного человека, а это очень опасно…

— …И мы знаем этого человека.

— Да, но тебе по возрасту, хотя внешне это никак не проявляется.

— Он старается не стареть, поэтому мы не видели его.

— Все люди пытаются сделать это, но, конечно, организм изношен. Он не видел вообще, и что будет дальше…

— Ты помнишь Брежнева?

— Нет, я думаю, мои знакомые и я сам накануне мой ужасный день рождения, который опыта не так просто. Я помню, как однажды мы говорили с Михаил Ромм Ильича, ему было 70, он сказал: “Да, через десять лет мне будет уже девятый десяток”. Но он не дожил до этой даты. Я, несмотря на то, что ни в коем случае ревновать о своем здоровье, обнаружить, что она мне удивительным образом… тьфу-тьфу-тьфу… ни разу не подвел. Уже начинает глючить, поэтому, если мы обратимся к той теме, с которой мы начали, наиболее серьезной проблемой является то, что будет после окончания президентского срока.

— Боже мой! Жизнь вы оцениваете президентский срок?

— Нет, я ценю жизнь страны в это дело. Ведь пять лет-это долго. Но посмотрите…

— Так вы, вместе с Владимиром Путиным и больше об этом думаю?

— Мне интересно, к примеру, чтобы получить курс или не получить. На этот раз, у меня такой же год, как президента — пять лет. Если я конечно тип, то я отвечаю за ребят. Конечно, в 80 лет трудно что-либо прогнозировать, но я скажу вам, что пока держу себя в работе, то добавляет функции, дает вам продлить время. Во-вторых, что-то произошло с человечеством, если честно, по крайней мере с российской стороны, Российской.

— Что ты имеешь в виду? Пить перестали?

— Нет, я пью так же. Но я подписываюсь на газету, и там на последней странице опубликованы некрологи.

— Как и прежде в “Вечерке”.

— …Подавляющее большинство умерших, будучи старше 80 лет. Невероятно, что до недавнего времени не было. Что случилось? Я думаю, что надо говорить в терминах… что пчелы живут муравьи. Цикл Солнца, серьезные некоторые категории, которые оказывают существенное влияние на нашу жизнь, наши биологические циклы. И это поколение только мой, которая сейчас начала уйти из жизни, но он в возрасте 82, 85 идти… казалось бы, что мы имеем довольно трудно прожитой жизни. Почти все были коммунальными, годы войны…

С другой стороны, это тяжело…

— Нет. Может быть, успехи медицины влияние, конечно, на продолжительность жизни.

— Успех есть, за исключением того, что врачи уходят по всей стране.

Куда они ушли? Это акт, что это не универсальный характер, что вы пытаетесь дать ему. Ну, хватит, недели две буду сидеть дома, но я опять устроиться на работу. Ты не пойдешь в слесари, автомеханики, останутся в профессии.

— Вы оптимист. Тогда скажи мне общую картину: что вы видите положительного в свой почти библейский возраст? Каковы преимущества?

— Немного, потому что в эти семьдесят есть. Это опыт, в первую очередь, жизненный опыт, творческая даже, если вы будете. Как тело начинает глючить: руки, ноги, потом… до головы. Но она тоже на очереди.

— Да, возраст увеличилось время, как пел Высоцкий. Но вы похоронили, уже потерял многих своих друзей, одногодок, одноклассников, коллег…

— Да, это один из минусов моего возраста. Смотрю вокруг, а там пустота. Новые друзья девушки и старые теряются. Но она смущает меня, Саша, что вы все переводите в советскую эпоху. Это универсальный факт, что я говорю.

— А ведь я до сих пор не понимаю: ты советский или антисоветский человек?

— Я никогда не был антисоветчиком, в любом случае. Анти — я не близко и не понятно, это начало, я думаю, что это очень тревожно. Но возраст Мафусаила их возраст, я должен быть мудрым. И для того, чтобы стать мудрым, вы должны принять много и очень мало, чтобы отрицать, злиться. Этот гнев у меня закончилась. Я с благодарностью вспоминаю советские годы и считаю их очень позитивными для страны в первую очередь. Конечно, война, в которой мы сумели собраться и выиграть — это было на уничтожение. Возможно, без присутствия коммунистического режима, что бы не случилось.

— Я согласен.

— Королевская власть, в основном, проиграли войну.

— Ну, Наполеон был изгнан, в конце концов.

— Поехали, но в мистическом пути. И войны с Японией был позорно проиграла, и Первой мировой…

“Я думаю, что 1937 тоже преувеличены в смысле пыток”

— Вы сказали, Теперь вы должны быть мудрыми, вы не должны быть раздражающими, вы хотите, чтобы сверху смотреть на всю эту возню. Но вы не можете. До сих пор помню Вас на премии MTV бросил на пол конверт, отказывается присудить главный приз фильму “Сволочи”.

Но когда мне исполнилось 65, я думаю.

— Да, ты была мальчиком, даже мудрость пришла.

— Нет, это был мудрый поступок, но что-то помню. Теперь каждый год осознаешь свое существование, а наличие конечностей в вашей жизни по-другому заставляет думать. Когда вы просыпаетесь утром, вы знаете, добавил еще один день.

— Так что теперь ты не.

— Получил.

— Если опять о прошлом. Твой отец служил в НКВД, он, к сожалению, не очень долго. Когда вы в перестройку узнали все, что он был НКВД, а вы по сравнению с вашим отцом?

Он пришел к власти в 1939 году, когда была чистка, ежовщины драили.

— Спасибо, товарищ Берия.

— Я разговаривал в свое время с Донг и свобода, мои друзья, взрослые, удивительные писатели. Они, между прочим, был обвинен в создании террористической организации, готовивших покушение на товарища Сталина, когда ему пришлось пройти по Арбату, по своему обычному маршруту. Я боюсь спросить: “кто из вас под пытками заставили дать показания против себя?” “Я даже не ударил”, – говорят они. Обратите внимание, что в 1943 году, когда война идет. Только после того, как следователь замахнулся на Дон, но не попал, в конце концов.

— И, тем не менее, они себя оговорили.

Да. Но пытки не только не было позволено спать, заснуть немедленно вызвать на допрос. Да, они подписаны оба. Отец пришел в НКВД в мягкий раз, хотя, я думаю, в 1937 тоже преувеличены в смысле пыток. Мы любим этот фильм: взял и тут же превращаются в кашицу, а в машине везут.

— “Утомленные Михалковым солнцем” именно в такой бардак получился.

Но это не правда.

— Все были.

— Логика неправильная. Они также должны были получить его подпись, показаниями, зачем бить? И никому не приходит в день, не сидя в машине рядом с коттеджем, это фигня. Всем известно, что ночью были произведены аресты. Я помню, как мой отец пошел на работу к 10 утра, а потом он вернулся, поужинал, немного поспать и вернуться к работе. Обратно в 2-3 ночи. Ладно, потом жил в сталинское время. Что касается НКВД как организацию, я предпочитаю помнить, что под его командованием были созданы партизанские отряды, и это очень слабая работа. Так что это не так просто, как у нас в кино получается.

— Я говорила, что Никита Михалков и его “Утомленные солнцем-1”. Вы один раз проголосовали против выдвижения “Утомленные солнцем-2” на “Оскар”. Чувствую, это большая разница между первым фильмом и вторым?

— Первое-это присутствие начало Михалкова, такого благородства животворит.

— Там вообще Чеховской атмосферы, переехала в 1937 году.

— Абсолютно. Так что молодцы атмосфере, хотя много пропаганды, не очень приятно. И второй фильм полностью только один серьезный, углубленный пропаганды. Не совсем с ним разговаривать в таком тоне, я думаю.

— К сожалению, гениальный режиссер Михалков покрыты старости, и он перестал быть гениальным. Вы тоже считаете, что старость как режиссер?

— Да, я делаю. Так дотошно, чтобы довести до совершенства все, что вы делаете, я не могу вот возрасте и проявляется. Ну, у меня нет больше сил бороться за него.

— Эльдар Рязанов снял “Карнавальную ночь -2” через пятьдесят лет после первой. Зря, я думаю. А вы не обращались за “Москва слезам не верит-2”?

— Конечно, обратился к ним и сказал: “Все кончено. Вы хотите начать этот фильм из могилы Гоши, где вы пьете его женщин? Но это скучно”.

— Но деньги можно заработать.

Поверь мне, заслужил. Я им говорю: “Напиши сценарий”, у них Cherniha, автор сценария, купил права.

— Так ничего не было сделано в результате.

— Да, это было 10-15 лет назад. Я никогда не говорил и не писал. Они: “Нет, мы попробуем”. И много платят, очень много.

Ну, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Я даже стал жертвой его фильм “Розыгрыш”. Они сделали сиквел.

И отпустили? Я просто не видел. И Харатьян играл там?

— Харатьян сыграл отец. Дико лживая история. Мы, если вы помните, классе пытался играть учителя, что она не объявляла контролем, и она была объявлена. Там же ничья, что оболгать учителя учащихся порнографические картинки. Фуфло!

— Ну, ты сказал, что в современной жизни плюсов больше вижу. Вы проклянете этот раз.

Ничего не проклинаю, я не думаю, что это выход. Надо держать себя в руках. Жизнь важнее и мудрее, чем мои выводы о нем, он движется в мою сторону. Вы просто должны остановить и смотреть, как это происходит, удивляться и вспоминать себя, когда я была другой, не такой мудрый, чем-то возмущаться. Чего возмущаться? И в самом деле, жизнь наладилась.

“Почему бы мне не играть, что старик дядя Митяй?”

— А вы умеете извиняться?

Ну… конечно. Пришлось спросить. Особенно в семейных отношениях.

— Как ты просил прощения у своей жены Веры Алентовой, мы знаем. Но в моем интеллектуальном кругу? Помню, например, как Мандельштам дал пощечину Алексею Толстому. У вас что-то?

— Был, хотя и не буквально. И тогда я почти ничего мои волосы не рвать за то, что они сделали, думал, какой же я был дурак. Говорю “был” слишком оптимистичное заявление, но это правда. И на съемках у меня с директорами возникали конфликты, после которых я пришла в себя, после двух или трех месяцев, чтобы извиниться. Даже с Джулией, моя дочь, ругалась, когда мы работали над шоу, я слишком сильно реагирую на все ее режиссерские изыски, и это было глупо с моей стороны. Так что я могу оценить, а потом говорить, что я был глубоко неправ.

— Да, на съемочной площадке, она должна быть жесткой с вами. Вы знаете лучше, чем они.

— Давным-давно, более тридцати лет назад, я устроила сцену в фильме “где находится нофелет?”.

Это один из моих любимых фильмов, он такой хороший.

— Мне не понравился директор. Сначала хотела уйти с картины, но меня уговорили остаться светлой памяти Георгия Данелия. Я все время работал в конфликт, и тогда я увидел, что произошло, и подумал, ну я залез с ней в каком-то смысле? И он увидел! И мне сказали, что там сценарий был очень хорошим, любой режиссер может снять его. Затем писатель Анатолий Эйрамджан слушал и слушал и он приступил к съемкам картины по своим сценариям. Я вас уверяю, что он никогда не хорошая работа, за исключением “Самая обаятельная и привлекательная” и “где находится нофелет?”.

— Вы знаете, что мое самое большое впечатление в фильме “Ликвидация”? Это когда вы находитесь в роли маршала Жукова, танцуют перед портретом Сталина. Урсуляк ставится?

Он хотел сделать это более резко, чтобы показать конфликт. То есть, я был в конце этого танца, чтобы показать Сталину голой жопой, и я уговорил его сделать это более осмысленно, пусть кто как хочет, так и поймет, что на мой взгляд: ненависть, осуждение, обиды…

Или раболепие?

— Это было сделано сознательно, и он пошел на это. Урсуляк — молодец.

Я думаю, что Урсуляк — яркое пятно в нашу сторону. И Звягинцев, Тодоровский-младший,… очень немногие из них, те, кто движет наше кино на. Даже Балабанов был. Кстати, Балабанов вы как относитесь?

— Это “Груз 200” оставил у меня неизгладимое плохое впечатление.

— Помню, как я смотрел его на премьере в “октябре”. Все уже ушли, и я сидела, как прибитая, еще пятнадцать минут, а потом шел по улице, словно пьяный. И еще “Груз 200” я не собираюсь смотреть когда-либо. Но это так сложно…

— Нет, так вы можете убить даже. Фильм отвратительный. Но в городе были другие фильмы.

— Ты смотрел “мне не больно” с Ренатой Литвиновой, где Балабанов настолько нежен.

Он был очень плодовитым и очень мощно работал, он начал открывать на протяжении многих лет. Но ты всех называешь директоров. Я думаю, что нет Жора Крыжовников, и “горько”, и “позвонить Ди Каприо!” – очень сильная картина. Потом еще Буслов, “домашний арест”.

— Владимир Валентинович, расскажите мне, несмотря на вашу мудрость, у вас что-то удивляет в этой жизни?

— Конечно, удивительно, хоть и кажется, уже не стоит. Сюрприз человеческое проявление. Вот ты думаешь о человеке, произвел впечатление его в течение многих лет, что он эгоистичный, эгоцентричный и вдруг этот человек заботится о детях из детского дома. Я от него не ожидал. Но бывает и наоборот, когда я думаю: вот у него есть границы, он уходит в сторону подлости, например. Какое там! Легко перемещать, укладывать все в прошлом… кстати, второй является гораздо более распространенным.

Вы знаете, что о вас люди думают? Она, с одной стороны, как герой фильма “где находится нофелет?” — такой же добрый и немного неуклюжий, а с другой — отец из “Курьера”, враг перестройки, когда с такой злостью говорил о своем сыне и о банку сгущенки.

— Абсолютно ничего общего. Мы с Кареном Шахназаровым даже парой слов не обменялись о том, что это будет перестройка картины. Он рассказывал о своей молодости. Здесь она была в волне, в унисон, как это происходит. Но по-настоящему значимый фильм о перестройке еще не сняли, что случилось с нами тогда. Я пытался, но не получилось.

— Я давно хотел спросить тебя. “Любовь и голуби” Людмила Гурченко. Когда она снялась в фильме “Любимая женщина механика Гаврилова,” у Тодоровского, сказал ему: “Вы не можете заставить тебя двигаться, я сделаю все сам”. Он был вынужден повиноваться, и в результате получается замечательный фильм. В “любовь и голуби” Людмила Марковна не подходят вам такие сцены?

— Конечно, Тодоровский не слышал ее. Петр Ефимович любимый период был монтаж, а не на съемочной площадке. На съемках Джек мог сделать ничего, чтобы скандалить… и он ее купил, обиделся, конечно. Она решительно толкнул тогда. Но потом он сел и отредактированы так, как я хотел. Он рассказал мне историю, “механик Гаврилов”, – рассказал еще десять лет, прежде чем удалять.

— И Людмила Марковна слушала?

— Она человек действительно очень сложно, запутанно. Я вдруг прочитала в ее воспоминаниях о том, что это я сложный человек, потом броситься к ней с необычайной добротой, а потом уходят в сторону. О Боже, это про меня такое сказать! Она имела химии свои в виду, и химия была права. Она написала, что пришла на съемку, и я сказал ей: “я не знаю, что делать с вами, вы уже играли”. И она сказала: “Стоп, Люси, подожди, ничего не отвечу”. Я просто имел в виду, что она изобрела какой-то новый способ. Но Сергей Сенин и ее покойный муж, сказал мне, что он признал, что я-лучший режиссер в ее жизни. Для обеспечения этой возможности уже нет, и поэтому мы были довольно холодно.

Да, она была жестким человеком.

— Очень сложно. Кроме того, ожидается, что я буду продолжать принимать все фотографии, и я уже снимали фильм “Ширли-мырли”, а есть роль для нее не было. Она была очень зациклена на своей работе на творчество. Помню, я также Ролан Быков поразил. Мы были в Канаде, и впервые я увидел “любовь и голуби”. Он любил его, и он пошел, возмутился и сказал: “почему бы мне не играть, что старик дядя Митя?”

— Лучше Юрского дядя Митя никто не играл.

Ты бы сказал Ролан Антонович!

Ну, они художники, вы знаете их характер. Может быть, вы сами.

— Нет, я не художник. Я режиссер больше, чем художник. И муки продюсера гораздо ближе к сердцу принимать, мука художника.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*