Главная / Экономика / «Вкладчики «Югры» не переходили дорогу в неположенном месте»

«Вкладчики «Югры» не переходили дорогу в неположенном месте»

Согласно информации, опубликованной в интернет-сообществе пострадавших вкладчиков банка “Югра”, представитель их интересов в центре комитета кредиторов может стать финансовый омбудсмен Павел Медведев – один из самых уважаемых и авторитетных экспертов банковского сектора. В преддверии очередного заседания инвесторов, что будет предпринята вторая попытка избрать комитет, мы встретились с Павлом Алексеевичем поговорить о ситуации в Югре на российском рынке финансовых услуг в целом.

фото: Геннадий Черкасов

– Павел, Вы присутствовали на недавней встрече “Распространенность” – “Югра” (клиенты-физические лица, чьи депозиты превышают застрахованные государством 1,4 млн рублей), что обусловлено среди инвесторов, различия вновь не удалось избрать комитет кредиторов. Поделитесь своими впечатлениями от этой встречи: что случилось, почему не удалось договориться, какова была общая атмосфера?

– Вы знаете, к сожалению, атмосфера на таких встречах происходят более или менее одинакова – это атмосфера недоверия.

Как учил нас политиков, и, кажется, правильно учили, недоверие-это очень дорого. В этом случае, цена недоверия – обесценение активов “Югры”, которые в соответствии с действующим законодательством вы можете только возместить “Распространенность”.

Актив обесценивается с течением времени частично “невинных”: возраст, производит расходы, связанные с охраной, отоплением, освещением и т. д. Однако, дополнительные издержки и более обидно, с другой стороны, должник часто (если не всегда) есть люди, которые “вхолостую”, и тогда они провоцируют его, чтобы спрятать несколько значений слева для души Банка.

Я не смею обвинять кредиторы “Югры” за то, что из месяца в месяц они не могут запустить полноценный банкротства банка, в частности, до сих пор не можете выбрать такую необходимую для осуществления этой процедуры комитета кредиторов. Их так долго и цинично обманывали, что теперь непонятно, кому можно доверять.

Я не призываю вас верить мне, я только прошу, чтобы увидеть те статьи закона “О несостоятельности (банкротстве)”, со ссылкой на Комитет кредиторов. Надеюсь, что на следующем собрании кредиторов мы перестанем играть в поддавки с “другой стороны”.

Вы, наверное, как и я, не раз слышал заявления “сами виноваты, нечего было хранить все яйца в одну корзину”. По вашему мнению, должно сделать правительство, чтобы решить проблему “преобладания” Банк “Югра”? Ведь это государство, четко обозначил границы их гарантии – 1,4 млн. рублей. Но теперь вы, финансовый омбудсмен и ЦБ и АСВ пытаются помочь “Распространенность”, чтобы получить свои деньги. Это моральное или некоторые до сих пор конституционная обязанность государства?

– Ты знаешь, если человек перешел улицу в неположенном месте и попал под машину, сломал ногу, врач не сказал ему: “О, ты пошел не туда, я не буду вас лечить!” Хотя формально пациент виноват. Не так много, что надо было бы что-то ломать, но виновен.

Эти же люди, инвесторы “Угра”, нет ничего в том месте не пошла! У них нет ни закона, ни правил нарушил. Поэтому, конечно, вы должны очень постараться, чтобы вернуть им их деньги.

Банк “Югра” сегодня является “горячей точкой” на карте проблем российского финансового сектора? Или есть еще более проблемные ситуации, процессы, которые вы непосредственно взаимодействуете?

– Часто ко мне приходят с жалобами от людей, которые не могут обслуживать свои долги. Но это не значит, что боль человека, копила деньги на квартиру, хирургии и реабилитации, и деньги потеряли всякую надежду, не столь острый, как боль несостоятельного должника.

– На ваш взгляд, если достаточно усилий предпринимает правительство, чтобы защитить интересы вкладчиков и кредиторов, в частности, “Югра”? Как агрессивную, в хорошем смысле этого слова, являются Центральный банк, Агентство по страхованию вкладов, правоохранительных органов?

– Когда-то давным-давно, прежде чем удалось принять закон О страховании вкладов, американцы научили меня этому говорю: вам очень не повезло, если ваш банк обанкротился в пятницу, то деньги вам придется ждать до понедельника. Пока эта поговорка не будут переведены на русский язык, я буду говорить “не хватает”.

Однако, справедливость требует сказать, что есть прогресс. Несколько лет назад мне удалось поговорить с Владимиром Александровичем Колокольцевым, министром внутренних дел. Я спросил его именно о том, что ты спрашиваешь меня об этом прямо сейчас: увеличение усилия правоохранительных органов в борьбе с разворовыванием активов обанкротившихся банков.

Во время нашего разговора все было не лучшим образом. Была притча такая история. Один из руководителей ЦБ направил в МВД письмо: “есть сильное подозрение, что гражданин такой-то присвоил деньги из такого банка. Аргументы в пользу подозрения в этом. Мы просим возбудить уголовное дело и разобраться с этим”. Ответ из МВД читать: “Уважаемый глава ЦБ, для того, чтобы возбудить уголовное дело против гражданина такого-то, мы должны допросить его и допросить его невозможно, потому что он пошел на охоту.”

Так, после нашего разговора с Колокольцевым больше не охота, не езда. Лучших сотрудников Следственного департамента Министерства внутренних дел начали сотрудничать с лучшими специалистами ЦБ и АСВ.

Если 6-7 лет назад после банкротства банка имеет возможность в среднем выплатить кредиторам около 4% долга, сейчас эта цифра выросла до 45%.

В частности, добились значительного прогресса, относящиеся к поиску и “oduzimanje” активов, размещенных за рубежом. На этой линии я особенно большие надежды, потому что снятие денежных средств за рубежом до недавнего времени была самым популярным способом, чтобы прятать украденное.

Все это хорошо, но не достаточно для перевода на русский язык американской поговорки.

– Однако, согласитесь, возникла странная ситуация с бывшим владельцем банка “Югра” Алексеем Хотиным. Весной он был помещен под домашний арест, но затем юристы вытащил на свет разрешение на отсутствие доказательств, начиная с самого начала 2018 года. А затем последовала серия интервью в СМИ, смотрите, ребята, он был оправдан, все, давай выпустим из-под домашнего ареста!.. Вы можете прокомментировать это?

– К сожалению, такие методы существуют. Суды на бескрайних просторах нашей страны ведут себя, иногда разительно отличаются.

За последние 5-6 лет я помог “забалансовых” вкладчиков двух банков в двух соседних регионов, чтобы получить свои деньги обратно. Мы уже давно проиграли все суды. Наконец, инвесторы из той же области, сделанные в Конституционный суд и выиграл. Он вернулся в свой регион и снова потерял. Но инвесторы из соседнего региона воспользовались своей победой в Конституционном суде, будем в местных судах и вернули деньги.

Мы нашли этот парадокс случайно. Вы можете догадаться, что парадоксы могут создать “эксперт”, действуя целенаправленно и умело.

– В случае с Hominim есть более, скажем так, странности. Вот он сидит под домашним арестом, где он разрешен, насколько я знаю, пользоваться мобильным телефоном. И это время, пока он находится под домашним арестом, массово обанкротившихся компаний, залогодержателей, гарантов от банка “Югра”. Есть подозрение, что это четко контролируется откуда-то. Вот что делать в этой ситуации? Может быть, еще есть смысл с Колокольцевым говорить?

– Вы правы, история с банкротством Бостона содержит много странностей. Хотя надо отдать должное условного Колокольцев и его консультанты из АСВ и ЦБ: Хотин не тосковать в собственном доме на Лазурном Берегу, как некоторые его предшественники в области уничтожения банками, и пользуется дым Отечества в русской квартире. Ладно, вернемся к доверию.

Но сиквел во многом зависит от нас. Решительных действий для получения денег от Хотин-магазин можно только при наличии комитета кредиторов. Несправедливой деятельностью владельцев банка, мы должны противопоставить свое рациональное поведение.

Насколько эффективны, на ваш взгляд, самые “чистки” ЦБ в банковском секторе? У нас количество коммерческих банков в 5-7 лет сократилось, на мой взгляд, две трети?

– Да, он был 1200, сейчас 400 где-то.

– Это позволило значительно снизить количество преступлений в финансовой сфере?

– Вы знаете, я не воспринимаю происходящее как уборка. Потому что всякий раз, когда обанкротить любой банк и у меня есть возможность заглянуть за кулисы, я вижу тут только один пепел. Как бы сделать БСЭ с банком? Единственная жалоба, которая может присутствовать ЦБА: почему лицензия была отозвана так поздно.

Но медлительность Центрального банка есть очень печальное объяснение. Если вы отозвать лицензию еще в руках надзорного органа появляется безусловное суду убедительные доказательства неплатежеспособности банка, последнее предприятие будет выиграть судебный процесс. Такая катастрофа произошла в еще старые времена. Беда в том, что если после отзыва лицензии она смогла вернуться, то, как мрачно шутили банкиры, из банка удалось занять последний стул. Таким образом, Центральный банк должен быть осторожен. Хотя, я должен сказать, что есть прогресс. Медленно, но уверено.

– Если вернуться к проблеме “распространения” как вы себя чувствуете о стремлении поднять планку государственных гарантий? Ведь сегодня, многие банки настоятельно рекомендуем клиентам превышать этот порог.

– Я бы рад, но такое предложение скорее всего не пройдет. Сейчас система страхования не является устойчивым. Хотя, я надеюсь, что это временное явление, но оно существует и является оружием в руках основные противники идеи страхования вкладов. Их увеличить калибр своего оружия не было бы мудро.

Кроме того, что порог страхования, банкиры будут агитировать превышать этот порог, и дело по существу не изменится.

Я бы искала существующих “Распространенность” другие способы решения проблемы.

– Вы слышали про инициативу, выдвинутую президентом Казахстана? Он сообщил, что с закредитованностью населения очень большие, необходимо, во-первых, запретить давать бедным людям потребительские кредиты. И во-вторых, провести “амнистию”, т. е. на погашение кредитов за счет государства… возможно, мы должны рассмотреть, по крайней мере, один раз “амнистии” для “распространения” в банке “Югра”?

– Что касается первого пункта, я бы боролся с бедностью, а не кредиты. Что касается второго, то разовую амнистию, мне кажется, единственная многообещающая идея. Это очень опасно просить кого-то именно то, что мы хотим. Большой риск не получить ничего. Надо предложить что-то полезное и с другой стороны. С другой стороны в этом случае, финансовые власти страны. Они наверняка не любят пятнадцати лет нескончаемых скандалов с “преимущественно”. Если вы сопровождаете разовую амнистию сегодня “Распространенность” интенсивная пропагандистская кампания, мы можем надеяться, чтобы снять проблему “лишних” раз и навсегда. Тогда есть надежда, что наше предложение найдет его ценным “другой стороне” и быть принятым. Конечно, окончательная сумма амнистия должна быть предметом переговоров.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*