Главная / Культура / Вдова Караченцова Людмила Поргина: “Парные лебеди один за другим уходят”

Вдова Караченцова Людмила Поргина: “Парные лебеди один за другим уходят”

Семь месяцев она была одна. Каждый день имеет почти 200 существует с ее Kolacica для нас — Николай Петрович Караченцов что навсегда мы провели холодный октябрьский день прошлого года. Ветер злобно гнали из “Ленкома” на Малой Дмитровке голову из стад, которые люди принесли на прощание с любимым артистом. И спустя почти 200 дней без него, забыв, говорит о себе как о “нас”. “Когда Ник умер, – сказал, – я ушел в лес, там кричит. Затем позвонила в театр: “готовьтесь. Мы уходим”.

Как сегодня живет вдова любимцем всей страны? Что чувствует и как реагировать на вопросы, которые мучают ее (и не только) после страшной аварии, которая изменила их общая жизнь и судьба… это Porgina Людмила — в откровенном интервью “МК”.

“На похоронах, я вдруг увидел, что будучи больным, инвалидам, оставалось ядро семьи”

— Людмила, почему “мы”? Спустя почти семь месяцев без тебя, Николай Петрович.

— Я: “мы уехали, мы пошли в театр”. Когда Коля похоронен несколько дней спустя я позвонил Игорь Костолевский: “сегодня у нас есть для вас с Колей пришли на показ”, он даже опешил. И коль все это время со мной.

— Вопрос, может быть, покажется жестоким, но… когда люди живут как один, как пара лебедей, и один уходит, другой не может остаться на этой земле. У него такие мысли?

— Я сказал детям: “я не хочу жить без него, мне скучно. Не хватает его дыхания…” да, я знаю, что пара лебедей, один за другим уходят. Ник боялся, что я умру рано, и сказал: “Давай я, потом ты. Вы-мои руки, глаза… как я буду жить без тебя?” И я за все эти 14 лет какими должны быть здоровые, сильные, и забавные. Я не физически мне трудно жить без него, но я понимаю, что я не могу уехать: нам нужен сын Ира, невестка, их дети.

Я смотрю на своего внука Петю: он хорош в математике, но хорошо разбирается в кино, живописи, классической музыки. С Питером мне очень интересно, и я вижу его, как Колин Пауэр. Питер тогда спросил меня: “что вы думаете персонажи в “Война и мир” главные смыслы?” — “Пьер Безухов и Наташа Ростова, наверняка. Они настолько полны человечности, и они ищут истину, каждый человек в моей жизни, что бы искать ваш дед. Он нашел ее. И был настолько щедр, что они отправили ее”. На похоронах, я вдруг увидел, что даже будучи больным, инвалидам, она оставалась стержнем нашей семьи, сильный человек, на котором все держалось.

— Последний день жизни Николая Петровича. Странное совпадение — день рождения и день смерти почти одновременно. Помнишь тот день?

Мы были на кислороде. Несмотря на то, что счет шел на часы, мы готовились к дню рождения если день рождения, 26 ноября, заказали торт, шарики. Я подошел к Хендерсону, его любимый магазин, купил новую рубашку.

Мозг был отключен?

— Что ты, мозг не отключается ни на минуту. Врачи были поражены тем, как он контролировал все? Он не хотел уходить. “Я хочу жить”, – сказал, ” Я хочу жить с тобой. Хотите увидеть своих внуков”. Так они пришли в больницу каждый день, сидя на кровати в доме, разговаривала с ним, держала за руку. Ночью я слушал дыхания и как кислород прибор.

И это становится все труднее дышать, не мог глотать, и я его лицо заколотилось у него в горле, но при глотании не было, был сильно пьян. Кормили через вену в горле. Но, на удивление, он выглядел великолепно: мы подровняли волосы, сделали на. Я пригласил священника. “Ник, у нас очень мало времени, мы должны причащаться, принимать весь этот мир, простить всех и обязательно прочитайте молитву на исход души. Она уйдет из тела и будет жить вечно”. Мы даже там он был помазан.

Но ночью врачи сказали, что я хотел взять его в реанимацию. Когда мы ехали туда, он сказал: “Пожалуйста, не беспокойтесь, я прошу вас не плакать. Я ухожу в мир лучший. Прощаюсь с вами на короткий срок”. Сегодня утром, когда я побежал туда, мне сказали, что Ник только тепло… она была вся розовая. Врачи сказали, что он был последним сознательным.

После аварии, когда он был в коме, потом очнулся, сказал мне, что ты видел, как ангелы с большими крыльями, подхватил его, улетел. Черт, он был показан, но был почему-то народу не много, а потом в рай, где блаженство, и музыка, и песни, и птицы летают, животные ходят разные. Мама, папа молодой, и он меня услышал. “Когда я уйду, я буду следить за тобой, – сказал он мне за несколько дней до… — заметь, ты должна быть красивой, Не плачь, и должны помочь кому-то еще. Вам еще немного рано, но просто знай, что я всегда жду. Я буду петь тебе песню, потому что там я буду иметь право голоса”.

“Я не буду лезть на дерево? Лезут! Даже если ноги все в крови”

— Прости, но ты всегда был таким сильным?

Всегда. Но не в физическом смысле, но и духовно. Начнем с того, что я был самым крупным младенцем в больнице, самый большой во дворе и всегда бить мальчиков. И играла только с мальчиками, а не с куклы, и в войнушку.

— Девушка даже не куклы?

Там был немецкий папа дал его мне, но я быстро разобрали: открутили ноги, глаза. Отец тогда страшно переживал, пошел в гараж, и там это как-то даже собрал, но его глаза не были открыты, ручка не вращается. Мама и бабушка била меня ремнем, повторяя: “Я хочу, чтобы ты была родиться мальчиком.” Я кричал, что бороться, потому что мальчики немного больно. Мне пришлось бороться, и для старшей сестры: она была такой худой, не мог сам о себе позаботиться.

Я был старостой во всех классах, надзиратель в театральном институте. Я не очень ответственная, но если я (даже в детстве) моя цель, голову разобьют, но вы. Мне сказали: “Тебе не влезть на это дерево”. “Я не буду лезть?! Лезут!” даже если ты срежешь с него сапоги, колготки и ноги будут в крови. Пришла домой после этого, и бабушка сразу же достал пояс.

— Что на всю жизнь и физические законы сильную связь персонажей в одной семье редко когда путное получается. Это плюс и минус, и вы и Николай Петрович — два спортсмена.

— Да, он сильнее меня в сто раз. И когда мы встретились с ним, он в отличие от меня был уже сформирован как личность. Духовная личность, и это меня поразило. Я всегда искал такую духовную поддержку, может быть, поэтому меня больше привлекают мужчины старше, но на самом деле, они были глупее, и слабее. И если бы была такая сильная интуиция, все вопросы можно получить ответ.

— Например?

— Как относятся к старшему поколению, даже если эти люди, скажем, в свои качества и поступки, не правда… если человек глуп или дурак, он сказал: “Прости его — не дал ему Господь мозги”.

— Странно, но ваша юность и зрелость пришла еще в советские времена, когда вера в Бога, ищут его, особенно в актерской среде не было приоритетом. И теперь вы говорите о Николае Петровиче в качестве духовного наставника.

— У него был такой, что ли скромное отношение к людям. Ведь посмотрите: он никогда не обижал кого — либо на съемочной площадке или в театре. Он считал, что оскорбить человека-это самое низкое, что есть, это значит унизить себя. Поэтому он никогда не поднимался в дом голоса на сцене, когда кто-то работал. Мог крикнуть “Юнона”, на репетиции: “разве ты не слышишь ритм? Ребята, давайте, просыпайтесь!!!”

— Сильный всегда, чтобы измерить силу. Может быть, вы подавлены?

— Никогда не было. Потом, когда я начал читать Библию, понимать слова: “пусть жена приставать к мужу, и они будут как один”. И когда мы сошлись, я осознал, что я ему и он мне. И знал, что он был безумно талантлив, я не знаю сколько ему. Я не Инна Чурикова, и хотя я вместо этого играл в “Иванов”, но таких высот как она не достигла. Таким образом, может служить Кола, зная, кому служить. Когда Ник пришел в мою жизнь, я вообще ничего не ощущала страха. Ни-че-го! Даже смерть. Коля же сказал: “Не боюсь умереть. Я был там”.

Я сказал Коле: “если вы на все вопросы ответили “да”, то нет смысла уходить. А если нет…”

— Ваши рассказы — вы не идеальная пара. Действительно, прожив много лет, никогда не ссорились? Так не бывает.

— Только один раз — из-за его мамы. Потом он сказал мне, что он полагался на меня, подумал, что я его друг, жена, любовница, и получается, что я не моя мать, когда он уехал на съемки в Румынию. Да, мама попросила меня заехать и забрать уже не помнишь, что в то время наш сын был приступ желчного пузыря. Я между репетициями бросился в больницу, чтобы увидеть его, и моя свекровь обиделась.

Ник вернулся и сказал, что они не ожидали от меня такого. Я тоже обиделся, пошел к матери. Шли всю дорогу и ревела. А на следующий день был спектакль “Тиль”, и Инна Чурикова бросилась ко мне: “что с тобой случилось? Ник так рассердился”.

Тогда вы расстались?

Неделю мы не были вместе. Мне снится сон, что случилось тогда, но я, конечно, не знаю. Тур в Нью-Йорк и я летаю на банкете после спектакля. И тогда действительно, когда с Джуно, мы приехали в Нью-Йорк, затем жил в высотном доме видел во сне. Итак, сон: я лечу, в полете, меняют платья Слава Зайцев, и вдруг-взрыв, кирпичи летают, и я оказываюсь в церкви Двенадцати Апостолов и господа. Я возьму его за руку, и он сказал: “Вы, люди, все время чего-то хотят, все время что-то спрашивают: бедный — богатства-богатый — любовь и слава”. И я смотрю на него: он такой хрупкий… как мы пытали!

Я просыпаюсь и понимаю, что надо написать на бумаге те вопросы, Кола. Написал, подошел к нему после спектакля домой: “если вы на все вопросы ответили “да”, то нет смысла уходить. А если нет, то…” все, что он сказал Да, и я останавливался, и мы снова жить одной семьей, забыв о нем раз и навсегда. И мы никогда не воевали.

И когда, спустя годы, мама Колина сказал: “Почему ты с ней, чтобы обсудить вопросы с моим ремонтом?” “Как?! Люда собирается делать. Она моя жена”. — “Что жен у тебя будет много”, – ответила свекровь. И тогда он крикнул: “Если хочешь, чтобы я ушел от них, ты знаешь — я умру на ковре, но никогда не брошу”, – хлопнула дверью и ушла. И я рассказала Нина Евгеньевна: “зачем вы так? Он любит тебя, и мы не можем разобрать”.

“Я тоже был приговорен к смертной казни”

Что с рукой произошло — упал, очнулся, гипс?

Я упал на 24 февраля в стране на день рождения своего сына Андрея. Для меня и для всех нас февраль является худшим месяцем. В феврале умерла моя мама, кольцо разбился в тот же день, только через час пятнадцать после мамы. А второй случай был в нашей 27 февраля. Как и в феврале, невероятные, темные силы собираются. Так что февраль я всегда очень боюсь.

Ты знаешь, где я упал? На сайте, который обычно шел ник. Там нет ничего лишнего, потому что ничто не должно было мешать его движению, не дай Бог ему оступиться. Но в одном месте, куда капала вода, образовался небольшой лед и я пошел. Летал, как: сломано все, так удалось положить руку. В результате, четыре из фрагментов перелома, четыре-часовую операцию под общим наркозом.

Вы знаете, перед операцией, ник у меня — в первый раз после смерти. Увидеть театр и встретиться со мной Олег Янковский, Саша Абдулов. Евгений Павлович Леонов, “Привет, красивый”. И вдруг я увидел ник в костюме, и я прижимаю его к себе, а он такой теплый. “Все будет хорошо, я с тобой. Но я не могу остаться, должен уйти”. Оборачивается, а позади него, как фейерверк, цветы начали открываться: сирень, нарциссы. Он оборачивается, машет мне рукой и исчезает. Я проснулась в шесть утра: “да будет так!” Недавно сделали вторую операцию, вытащили все спицы одновременно, в то время как удаление другой, и подагрический случаях.

— Я думаю, что не только февраля, но машина это другое проклятие на свою семью.

— Когда колечко в 2005 году, разбился, пришли какие-то люди и сказали, что Колин звезда в деревня Черная звезда. Да, есть ведьмы, есть проклятие, но когда ты живешь с Богом в душе — ничего не страшно. Я тоже был приговорен к смерти, но вместо этого моя нога была сломана в двух местах.

— Кто был осужден? Для чего?

Мы были в Тель-Авив на гастроли, и если без причины пропал голос: открывает рыба рот и не слышно что поет. Сначала мы бросились к брату Аркадия Райкина, известного phoniatry, но он ничего не мог поделать. Потом я вспомнила, что у меня телефон белый раввином в Москве, он работал фармацевтом, сделаны уникальные травяные лекарства. Назвать ее: “приди”. Приехали: раввин взял Колю в другую комнату, читать Каббала давала ему пузырек с какой-то жидкостью, от нее пахло чесноком. Но мне, почему-то он сказал: “с тобой все в порядке?” — “Хорошо. Правда, в последнее время, вы знаете, перед моими глазами возникает число 24, и плечо поднимается, как животное в опасности”. Он что-то чувствовал на час моего рождения, и отпустил, дав таблетки от депрессии. Но все равно попросила позвонить, если что-то случится. “Что произошло?” — Спрашиваю я. “Ну, когда это случится, вам позвонят.”

Голос Коляна снова, тур был большим успехом. 23 марта мы должны лететь, но рейс задержали, и только 24 вернулись в Москву. Идите к лестнице, а затем я скольжения и я падаю кубарем. Чудом ничего не сломал, как-то встал… пошел в дом, освятил квартиру. Вот что это было?

— Так, может, это был какой-то оккультный приговор — сначала вы, а потом, в последнюю февральскую ночь в 2005 году, Николай Петрович?

И прежде чем вторая авария также произошла странная вещь. Однажды ночью, когда я обычно слушал и повернулся, он увидел в окне страшное лицо. А потом эти же лица он видел в храме Ванги в Болгарии. На мгновение они появились на иконе Божьей Матери. Кошмар! Я могу предположить, что люди колдуют, заклинания предполагают, но они все потом вознаграждается.

— Какие доказательства, когда, что и в этом мире вам лично встретиться и поговорить об этом?

— Я все время разговариваю с Ники. Сказать: “мне плохо жить здесь без тебя. Ну, дай мне знак: оставаться ли здесь и для чего?” И это только на сороковой день, рано утром в Турции выйти в море. “Ну? Где ваши ответы?” И тут как шарахнет солнце, как будто выпрыгнула из моря, и лучи, лучи — я понимаю. Да, существует постоянная связь между людьми — живыми и мертвыми. Так что смерть-это переход из одного состояния в другое, а душа продолжает болеть, страдать, любить.

— Значит, машину вы не считаете проклятие?

— Нет, я рукой закончил, чтобы вернуться к машине. Был еще жив, когда Ник, моя жизнь — как ежедневная борьба за выживание. Но она научила меня терпению и состраданию не только к тем, кого вы лечите, и близкие, глядя на вас. Сейчас я не стесняюсь подойти к кому-то и спросить “чем-нибудь помочь?” Пройдя все эти испытания, я могу кому-то что-то рассказывать, давать советы.

Кто-то должен, как Вы, ситуации, или еще хуже. Как жить? Но таких громких имен нет.

— Люди звонят мне, я пишу, я направляю их к врачам. Когда вы приходите в театр, я был встречен не потому, что я великий художник, а потому, что жена великого русского актера, который выжил, и что моя любовь помогла выжить. Они любят меня и уважают. Есть одна женщина (я ее почти не знала) буквально убил сына щитовидной железы (неправильно поставили диагноз), и я привез их в Москву. Они давали лучших учителей, работу, и мир моего одиночества открылся огромный вентилятор, я вижу всех людей. И я бы сейчас с удовольствием ходят в театр.

“Если бы я мог сидеть хоть видение какой-то…”

— У Николая Петровича было много друзей в кино. Неужели никто не предлагал вам работу?

— Как? Рудик Фурманов из Санкт-Петербурга впервые называли, предложили на выбор вставить в старую игру или начать практиковать новую. Тогда я отказался, мне пришлось привыкнуть к одиночеству в доме и в стране. Я имею в виду колеи, но без его материального существования. И потом… я думаю, что если мы выходим на сцену, где он стоял. Ведь, Пельтцер Татьяна Ивановна в свое время, предупредил нас: “быть на сцене осторожны, всегда есть души умерших актеров. Так не плачь, не плевать, не мать”. Хотя она была все та же матерманиа. И я уверена, что Ник, который сейчас на небесах, тоже среди них и поможет мне в некотором роде.

Теперь я живу в каком-то странном измерении на местах и невозможно чувствовать себя в другом пространстве. Нет, я не сумасшедший… иногда просыпаюсь утром и начинаю смеяться. “Ну? Вы даете мне что-то смешное рассказать?” И побежала в коридор, чтобы увидеть его фотографии, где на последней у него такой серьезный взгляд: видимо, чувствовал, что уходит.

Тогда я позвонил в психической и веселым голосом объявила, что они видели это кольцо моя там скачет на белом коне, “а вы, говорит, экстрасенс, через два года выйдет замуж и будет очень счастлива”. — “Ну, да, я говорю, кто может сравниться с Матильдой моей? Где мне найти такого умного человека, который будет заполнять все пространство? Петрович знает, что я бревном по голове, чтобы умереть, прежде чем я выйду замуж”.

Нет, я не изменю это место в Валентиновке. Наши животные все еще ждут Колю, хотя я сказал, “Чего ты ждешь? Папа нет, он не придет.” После прогулки они пошли вместе — две собаки и пять кошек. Привыкли, что они как бы сопровождая его. Ведь все кошки выбирают, но глина все-таки фанаты котенка, когда Ник разбился, принес в театр в корзине. Сейчас ему 15, он же пахан, он спит прямо под наш Лабрадор Циля Абрамовна. И Цилю — 12.

Когда я вернулся в коттедж, у меня всегда слезы на глазах. Я думаю, что он сидит там и ждет. Он всегда знал, когда я вернулся. Сейчас… если бы я могла сидеть хоть видение какой-то… но нет…

— Можете ли вы создать Фонд Караченцов? Так много родственников известных людей.

— Я должен сделать архив. Здесь Бахрушинского музея сейчас занимает в своем архиве документы, фотографии, костюмы Колина… я бы сделал это сам фонд, но не знаю ни-че-го! Должен быть наверное какой-то финансовый фонд, авторов, уметь помочь в беде, чтобы устраивать праздники. Вы вместе с Колей и другие художники, режиссеры сделали песню на конкурсе актера Андрея Миронова — вы знаете, как это тяжело. Может быть, время еще не пришло.

Теперь у меня много, а зная, что я потерял в этой жизни. У меня нет чувства, что я какой-то жалкий, ничтожный. Моя спина Коля. Здесь на могиле его хотят поставить памятник, такой формы. Так Ник был на сцене в финале “Юноны”: он приседает, а за ним — паруса.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*