Главная / Культура / В Третьяковке открылась самая провальная выставка года

В Третьяковке открылась самая провальная выставка года

Задолго до открытия 8-й Московской биеннале события был окружен скандальная и злая аура. Шлейф простирается от своих предыдущих биеннале, начиная с разборок в полиции комиссар Юле музыкантской о какой-то украденной технологии артистов и кончая письмом к участникам 7-й Биеннале, недовольных “финансовые обязательства” и “непростительным” обращение художников и сотрудников, “доходящая до хамства и оскорблений”. Ожидается, что в выставке основного проекта на 8-й Московской биеннале не будет производить сенсацию в положительном смысле этого слова. Тем не менее, результат все-таки потряс: давно Москва не видела такого провала во всех отношениях проекта.

фото: Мария Москвичева

Печаль и тоска еще раз bashtanovsky вот это все. Из пресс-релиза, так что никто не удосужился написать (ограничен обозначением темы, участников и благодаря себя), и заканчивая содержанием экспозиции. При взгляде на проекте вызывает недоумение, в первую очередь, формат. Биеннале в общепринятой мировой практике называется арт-событие масштаба фестиваля, с серьезными параллельной программы, которая охватывает различные культурные направления. Здесь мы видим небольшую выставку, что даже не мог заполнить все пространство на втором этаже Западного крыла Третьяковской галереи. Большая часть зала просто отделить falshstenami и занавес. Что касается параллельной программы, в 34 указанного в выставке, не зависимо от Московской биеннале и не имеют смысловой привязки к нему, его никак нельзя назвать.

Работы на выставке распределяются странным образом, логика их построения, как ни старайся, невозможно проследить. Часть работ висит на стенах, другие помещают в небольшие павильоны внутри помещений. Первое, что бросается в глаза и смущает, это огромное письмо, в котором написаны имена художников на стенах. Во-первых, такая форма изложения напоминает формат (а-ля “Арт-Манеж”), а во-вторых, это сбивает с толку: это не всегда понятно, какое имя которой работа относится.

Тема 8-й Московской биеннале заявлена как “ориентации на местности”, но для понимания его концепции невозможно. Что имел в виду автор и куратор проекта был приглашен режиссер оперы Дмитрий Черняков, никогда прежде не создаваемых выставок — никаких объяснений, он этого не сделал. Ни в письменной, ни в устной форме. Открытый проект он пришел, как, кстати, и директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. Но на самом деле, выставка устроена так, что здесь более уместно слово “дезориентация”.

Что касается художников, то их выбор был, мягко говоря, странно. Критерии выбора, похоже, нет и не было. Собрал все, что мог. Часть экспозиции, и умножить большинство, принес в Венской галерее Альбертина. Среди них, например, работы американского скульптора Тони Мателли “Торн”, интерпретации ключевых для христианства история изгнания Адама и Евы из Рая. Мужчина и женщина бегут от взрывающихся объектов в их тела нарезают ножами, мечами, и копьями, головы практически отсутствуют — они встроены куски пианино. Работа, наверное, будет шоком те, кто видит ее впервые, но для арт-сообщества, она стала сенсацией: скульптурная композиция была создана в 2005 году, три года назад можно было увидеть в Эрмитаже. Главный вопрос — почему она здесь, на этой биеннале, как отражать тему проекта остается открытым. Если не только для того, чтобы заполнить как-то в пространстве.

Если рассматривать работу вне контекста выставки, есть замечательные и умные вещи. Например, Пол отдельно подготовлен проект анализа “проблема мусора” в России. Художник уже давно подняли проблемы загрязнения окружающей среды, и в его новый проект, он следил за передвижением своих пакетов с мусором из бака, где они будут выброшены, на “стоп”. Смотрите видео о путешествии мусора и гигантские свалки картину, понять весь масштаб и ужас ситуации с отходами в стране. Прекрасным, если бы не новая работа, и Андрея Кузькина. “Болельшики и Героям” — памятник всем невинным жертвам трагической истории нашей страны. Десятки деятелей страждущих и молящихся людей, созданный из хлеба. Материал играет здесь ключевую роль: хлеб выступает символом телесности, воплощенной в христианстве, и вспоминает войну, когда люди часто выживали на одном хлебе и воде, и изображает человеческое тело — преходяще и страдания — как тюрьма perepetchenov духа.

Главным гостем проекта было заявлено знаменитого художника Германа Нитша, кто за его смелые выступления певицы под названием кровавое насилие. Было обещано, что Нич будет сделать новую работу специально для биеннале. На самом деле представил свою картину 30 лет назад и видео из старых запасов. Среди неожиданных участников проекта — художник Лейла (в ее павильоне только имя), дочь президента Азербайджана. Открытие павильона Лейла дал некоторым причинам, такие как производительность, хотя рассечение входа в комнату, запечатанную картину из бумаги, это очень трудно назвать. Тем не менее, работа выглядит эффектно, даже в своем мультимедийном формате, то есть ничего инновационного и концептуального искусства ему далеко. Дизайнеры превратили три ее фигура сейчас визуальное шоу: цены в зеркальный павильон распадется, путешествовать сквозь пространство и компоновка изображений.

Успешной работы представили азербайджанский художник Орхан Мамедов: павильон, мы видим ковер, на который будут проецироваться различные узоры. Эстетично, и ковер как символ восточной культуры — работает в правильном направлении. Но соседние работы итальянца Паоло Пиви является установка странное чучела животных искусственного меха, яркие перья, выглядит неловко. Зеркало подвешенный над грязными цифры пол указывают на то, что неизвестно. Пояснения к работам практически не обнаружены.

Так, на Московской биеннале собрались все вместе, все разного уровня и из разных опер (возможно, это была идея директора оперы?). Все эти работы могут быть хороши сами по себе, если они не были соединены вместе. Общая целостность, логика и концепция выставки не является. Этот проект провальным и уже успела собрать негативные оценки критиков (многие объявили бойкот биеннале и в лицо комиссару Юлия музыкантской) из-за ужасной организации, неправильном выборе команды (в дополнение к Чернякова, вошли архитекторы Сергей Чобан и Агния Стерлигова) или из-за других причин — вопрос повис в воздухе, как неубедительно фаршированные Паоло Пиви. Величайшая печаль в этой ситуации является тот факт, что в несуразной истории с Московской биеннале участвуют два уважаемых музей и многие достойные авторы. Арт-сообщество мы сейчас только ностальгия по тем временам, когда основатель Московской биеннале Иосиф Бакштейн-настоящему биеннале адекватных этой концепции формате.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*