Главная / Культура / В российском театре впервые сыграл трансгендер

В российском театре впервые сыграл трансгендер

В театре “Практика” — премьера: “дрифт” на европейском письма от наших писателей Владимир Сорокин, десять лет назад, написал “что-то вроде игры.” Так автор определил свою работу, отмечая ее как антиутопию и посвятить памяти лидера Украинского постмодернизма Дмитрий Пригов. Обозреватель “МК” привел к премьер-министру с технической экзотики-расист немного. Премьерный спектакль-это совместное производство “практика” и “Мастерская Брусникина”.

Фото: Александр Куров

Мила Кертеса и Андрей Фомин.

Сорокин В “практика” начинается с интриги, как какой-то квест: в Малом зале есть наушники, объяснив, что хотя спектакль идет на русском языке, но можно слушать на трех каналах.

— В то же время? — интересуется молодой человек серьезный взгляд. Он объясняет: то, что мне нравится. Но неясно, будет ли это три разных “дрифт” или один, разделенный на три? Однако ориентация уже в зале, на большом экране прямо на сцене, которое, в свою очередь, разделен на шесть небольших экранов. Они доступны на панели охраны в банках или крупных офисах и даже в крупных театрах.

И на мониторе — две спальни с пушистиками на них под белыми простынями люди, пару пустых коридоров, и я думаю, что еще один душ. Но на этот раз в наушниках один канал (наушники светятся зеленым) голос говорит мужчина о некой леди из Ярославля, который срочно вызывает племянника. Племянник явно недоволен. На другой (синий цвет) — диалог интимного свойства: “Миша хочет нежный?” — “Да, но…” — “и без “но” можно?” — “Ну… можно и без “но”… — “Мишенька, как моя спина?” “Очень…” — “Миша хочет, чтобы его Неточка? И Миша ее любит сладкий Пип?..” И те, которые светятся красным — монотонно бубнеть о супрематизме, Берлин и что-то более культурное.

Изображение на экране нечеткое и довольно размытой серой, как в телек допотопный. На другом экране кто-то бегал в неглиже в петле, но звуковая дорожка пустая. Так что сюжет можно проследить по данным монитором, но понятно, что основной сопровождаться синий цвет. И вот Миша, который на экране “мягко”, я, естественно, в белом халате материализовавшейся за стеклом в форме Николай Фоменко (в другой части играют Максим Виторган и Андрей Фомин). И очевидно, белые полосы, что оставляет ее на веранде статус загородном доме в деревне где-то на рубль.

“Какую пьесу” Владимир Сорокин написал в 2009 году. В 2019 году режиссер Юрий Квятковский обогатили его с реалиями сегодняшнего дня. Так, технические средства зафиксировали факт тотальной прослушки (я скажу, нет?) и слежки за гражданами. Но от литературного материала изъято: в качестве зачина — мечта главного героя о слайд (жертвенный сундук золота), доминирование представителей МЧС, Вооруженных сил, ФСБ и национальных меньшинств. Теперь они сгруппированы в три символа в гражданской одежде: довольно корпулентного мужчины с портфелями находятся прямо в аудитории — и в какой-то момент, как затянули на три голоса!

И все же в результате манипуляций с каналами, становится понятно, что главное происходит на веранде. Здесь собрались представители нового класса наши богатые соотечественники, успешно смешивается реальность: миллионер Майкл (до недавнего времени — мультимиллионер); его жена Ната — капризная, с высокой грудью, но глубокий голос, не женский тембр голоса; его собственный тренер по пинг-понгу Таня; модный рэпер Анзор; модный скульптор, жена, устав от светской жизни, и пару слуг поставили на стол, мясо в Великий пост после Великого поста.

Необязательно, похмелья, головой и, как неважно какая таблица треп их вкусом выражения, нецензурная лексика и даже религия, хотя очевидно, что креста на них нет… иногда веселые, иногда циничные и обсуждения, а не программного обеспечения в виде: например, что такое Россия и стоит ли ее пить? Спор разрешен в густой животное не cryptocloud, олицетворяющей Россию-матушку в виде кондитерского изделия. Договорились, короче.

Слушать разговоры за стеклом и смотреть на персонажей, которые не спешат, очень интересно. Актеры все работает нормально, но среди них, особенно следует отметить жену главного героя — тот же Натан, что статья и лицо гарна дивчина, но голос выдает в нем человека, хоть и бывшего… но автор этот счет нет никаких указаний, кроме того, что в начале играть короткими репликами, явно намекнули о предпочтениях героя-миллионера: нет, не позволяйте ей коснуться бедра друга или не просто положила руку на его колено. И тот факт, что роль манерные дамы с надутыми губами Квятковский пригласил транссексуалка, он путает карты: герой Сорокин так сексуально всеядны? Но какие бы мотивы ни были директор, первый зарегистрированный случай транссексуалка на профессиональной сцене и даже такая скромная, как подвал пространство “практика”.

В программе Наты места как Мила Кертеша, и неизвестно, будет ли она актрисой. Но справедливости ради надо сказать, что есть хорошо в компании профессионалов очень органично, пряное очарование, ссылаясь на его героев в фильмах Альмодовара. Если уязвимость не хватает.

Финальная “дрифт” – это очень странно. Пророчество автора относительно будущего России, образно обозначающих диктат силовых структур, директор Первого приносит кровавую работу: жители веранда не просто из богатых домов с имуществом, в частности, расстреляны с близкого расстояния и лежал в крови. Но есть варяги — по какой-то причине, немецкоязычные, и их власть в лице наглой дамы кабельного типа поднимается над русской ширью. Но в итоге, как резюме того, что произошло, есть одно объяснение тому, что происходит в России — Супрематизм.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*