Главная / Культура / В отместку за прошлое: зачем Кублановский вспоминает письмо Аксенова

В отместку за прошлое: зачем Кублановский вспоминает письмо Аксенова

Любопытно, что объекты злопамятный линзы не были что-то там Терри Грибачева и Фирсов, но самым ярким прозаиком и Лучший поэт советской литературы.

Виктор Есипов – поэт, литературный критик, филолог, сотрудник Института мировой литературы. Был близким приятелем Аксенова, управляющий его делами, после его смерти издала несколько книг о нем и книги самого Аксенова с его комментариями. Небольшая реплика Виктора Михайловича не имеет ничего общего с обычными “козней” поэт Кублановский, лоялист, не приходя к экранам телевизоров.

Из-за этого казалось бы незначительного литературного скандала (чего только не бывает, говорят) представляет собой серьезную проблему изменения литературного историю страны, тесно связана, конечно, с политическим давлением на писателей. Пожалуйста, прочитайте – это интересно с точки зрения не собственной истории, как он воевал Юрий Михайлович Василий Павлович, уже умершего.

Виктор Есипов

Всего два раза в жизни “повезло” я слышал, что Юрий Кублановский – и не стихи, и, как говорится, речь в этой теме.

Первый раз, шесть или семь лет назад во время фестиваля Аксеновская (Аксенов-фест) в Казани, куда он был приглашен как друг недавно умершего писателя.

Тогда меня поразило, что во время общей пресс-конференции для тех, кто чтит память выдающегося русского писателя в его родном городе, не нашли ничего более интересного, чем вспомнить достаточно покаяния по отношению к правительству статьи Василия Аксенова, опубликованной в национальной газете в 1963 году. Вскоре статья появилась после известной демонстрации публичного разноса Хрущевым Аксенова и Вознесенского в Кремле в марте 1963 года. Статья была написана по настоятельной просьбе всей редакции “юности”, один из самых популярных авторов, которые Аксенов. Руководство и сотрудники опасались закрытия новорожденного журнала, и считает, что раскаяние Аксенова могут принять их от этой угрозы.

Здесь следует отметить, что злосчастная статья – единственная биография слабость Василия Аксенова до Советской власти, единственное отступление от собственных принципов.

Вся последующая литературная деятельность представляет собой первый латентный, но так “затоварены bochkotara” (1964) открытой оппозиции к власти, в результате чего с конца шестидесятых он был фактически исключен из литературного процесса. Что в конечном итоге привело его к мысли (вместе со своими молодыми коллегами Виктор Ерофеев и Евгений Попов) неофициальный альманах “Метрополь” (1979) и в 1980-м – к эмиграции.

И вот Кублановский, которые были приглашены в Казань с другими близкими к Аксенову людей, он невольно вспоминает самые болезненные и совершенно несвойственной все формы деталь Аксенов полвека назад.

Сначала я удивлялась, но было решено, что Кублановский, наверное, был немного не в форме и не успели подготовиться к публичному разговору о вспомнил Фельдман что-то, что вдруг пришло ему в голову.

Но не далее как в прошлую среду, 11 декабря, во время популярного телевизионного шоу “Игра в бисер”, посвященный Андрею Вознесенскому (!), где был Юрий Кублановский, я снова слышал из его уст, упоминание о злополучной статье.

И тогда я подумал – почему это случайный эпизод в жизни Аксенов так запомнилось Кублановский? Обиделся за что-то, сводит счеты с умершим?

А как с творчеством и американских архивов Аксенова, Я знаю не понаслышке, я вдруг вспомнил, что замечательная статья Аксенова 1984, “прогулка в калашный ряд”, написанная о творчестве Беллы Ахмадулиной, есть место поводу Кублановский. Вот это место для меня, чтобы объяснить мотивы злопамятство Кублановский:

“Юрий Кублановский, хрипы в поезда из Апрелевка до Киевского вокзала, Переделкино прошлому, к “советской резиденции” явно не относился, что, конечно, делает честь его поэтического и человеческого достоинства. Все-таки не должен быть настоящий поэт так болезненно сузились напрягаясь, чтобы привыкнуть к их советскими коллегами, даже если они делают что-то (каждый день, конечно, условно) переплюнули.

… а вы знаете, Недосыпание,

хитрый Межиров, глупый Евтух,

Вознесение, валюты Линден!

Стоило ли Кублановский настаивать в своей последней парижской коллекции в этом стихотворении, что его друзья в альманахе “Метрополь” отметили как довольно противный? <…>

Кублановский, потому что у нас есть железо называют “сентиментализм” – тем более странно видеть в его стихах железное клацанье затвора, склонность к vnutritorakalnah насилия.

Смотреть такие сентиментальные, как простой и тихий поэта в его простой поэтической жизни:

Мы будем с тобой чисты перед Богом,

Что oneplease осенних листьев…

И глядя из темноты к предположению, сени,

Мы ждем милости, а не месть…

А теперь посмотрите, как жестокий поэт в своей литературной жизни…

… десять шагов СМО.

Жаль, что старик Катаев

Оптическая взять прицел!

… скрывается в посольстве сад,

объектив ясно с его глазами.

(Есть еще один — да, Америка

Младший Кеннеди хлещет самогон.)

“Другого”, очевидно, Вознесение. Любопытно, что объекты злопамятный линзы не были что-то там Терри Грибачева и Фирсов, но самым ярким прозаиком и Лучший поэт советской литературы. Что именно эти две были особенно раздражены Кублановский — не талант его, правда?

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*