Главная / Культура / В «МК» увековечили память Осипа Мандельштама

В «МК» увековечили память Осипа Мандельштама

В зале “Московский комсомолец” состоялась церемония открытия мемориальной доске Осипа Мандельштама. Великий поэт работал в нашей газете с 1929 по 1930 год. Здесь он вел “литературную страницу” и сотрудничает с молодыми талантливыми авторами.

фото: Геннадий Черкасов

Минуя контрольно-пропускной пункт “МК” и ждали лифт, невозможно не обратить внимание на памятные доски, расположенные на большой стене. Имена журналистов, писателей, поэтов, сотрудничал в газете за всю ее почти столетнюю историю. Теперь среди этих имен — Осип Мандельштам. Вот почему здесь сегодня непривычно многолюдно. Мандельштама, чтобы выразить свою любовь, не только наши корреспонденты, фотографы и кинооператоры, но и молодых талантов Московского театра поэтов под руководством Влада Маленко, представители Мандельштам общества. Теплые слова произнес первый секретарь Союза журналистов Москвы Людмила Щербина. Открыл церемонию главный редактор “МК” Павел Гусев.

Для нас сегодня важной вехой. Совсем недавно мы открыли мемориальную доску Михаилу Шолохову, который первые работы были napital в нашей газете. В общем, лучше всего назвать десятки имен известных писателей, которые совершали свои первые шаги здесь. Потому что мы решили увековечить память Осипа Мандельштама, великий русский поэт, который также работал в “Московском комсомольце”.

Документального подтверждения данного этапа жизни и творчества великого поэта сохранились на уникальной фотографии 1929 года, показывающий ядра, окруженного редакции “МК”. Исторические представленных Гусев, руководитель общества Мандель Павел Nerler. Он рассказал историю о пребывании поэта в “Московском комсомольце”, который помог ему найти постоянную работу в трудных условиях советской действительности. Одно из ярких отражений этого времени стала поэма “квартира тиха, как бумага…”, который Nerler и читать.

Квартира тиха, как бумага,

Пустая, без всяких затей,

И вы слышите, как булькает влага

Трубы внутри панелей.

В собственность в порядке,

Лягушкой застыл телефон

Потрепанные пожитки

На улице спрашивала.

А стены проклятые тонки

И некуда бежать,

А я как дурак на гребенке

Обязан кому-то играть.

Нагло ВЛКСМ

И песни бойчее университета,

Pricewhich на школьной скамье

Учимся щебетать палачей.

Пайковые книги читаю

Пеньки поймать речи

И грозные баюшки-баю

Коллектив тише петь.

Некоторые изобразительные,

Коллективные Кастел лен

Чернила и крови смеситель,

Достойная такая беда.

Честный предатель,

Приготовленные в очищенную соль,

Жены и детей содержатель,

Этот ухлопает моль.

И столько мучительной ярости

Таит в себе каждый намек,

Как будто забивал гвозди

Вот молоток Некрасова.

Давай на ты, как на плахе,

За семьдесят лет начинать –

Вы, старик и шлюха

Пора стучать сапоги.

И вместо ключа лицемерие

Давнишнего страха струя

Ворвался в спешном стены

Московского злого жилья.

Стихотворная часть была продолжена представителями Московского театра поэтов: Вероника Эйдлин, Анна Чепенко и Чеканова Арина читать как свои стихи и шедевры Мандель лирики: “бессонница. Гомер. Тугие паруса..”, “за гремучую доблесть грядущих веков..”, “скрипач”. Удивительно, как современное звучание этих гениальных стихов полны невероятных метафор и музыка. С ними, если вступает в tvorenij диалог самих молодых поэтов, вдохновленных вечной линии.

Чеканова Арина

Бессонница

Бессонница, Гомер, читаем билет…

Рыбалка забытые мечты через голубые перья.

Безвозмездно ловец делает один ход

И голова летит в первобытный мир.

Вдруг становятся слепыми, сенсорный веб.

Строки бегут под звездным недостаток,

Связь с родной тринадцатой квартиры,

Изгнал Эдипа, найти свой Афинах.

Бессонница, метро, и очереди в Дикси.

Я помню Новый год, покупая два мандарина.

А то от зимы и давка магазине

Меня к тебе несет одни и те же мысли.

Объятия души!-

Я больше не нужен.

Лучше, чем все слова и музыка боли.

Как роща Eumenid-вход, за дверь.

И странная любовь на выходе из сада.

Бессонница, Гомер, читаем билет…

Рыбалка забытые мечты через голубые перья.

Безвозмездно ловец делает один ход

И голова летит в первобытный мир.

Антон Кобец

Бог обитает в Кремле

Русский Бог, которому предоставлено гражданство.

Пусть поэты болтаться в петле,

Прекратить боевые действия и кривляния.

Русский Бог любит стрелять,

Он всегда попадает в цель

Так Есенин хоронит мать

Цветаева и ждет унижение.

Русский Бог, почему грузины,

Он вошел в состав России в качестве штампа

Он убийца и список длин,

Держать их прах Мандельштам.

Мандельштам является одним из моих любимых поэтов, – говорит Кобец корреспондент “МК — я закрываю его метафоры и скрытые страсти. Это сложный язык мне ближе, чем легче поэтики. Поэтому для меня очень ответственно и радостно было принять участие в открытии мемориальной доски Мандельштама.

В свою очередь, Анна Чепенко вспомнил, что когда-то училась быть дизайнером по костюмам и им дали задание стилизации съемки под поэтов Серебряного века, и она получила Мандельштам. “Сначала я был расстроен, потому что я хотел изобразить, или Маяковского, Цветаевой, а затем окунулась в работу Мандельштама и нашел большую поддержку для читателя веры, борьбы и правды. С тех пор для меня он является проводником этой поэзии”.

Чеканова Арина сравнил стихи Мандельштама с медом. “У него есть строки: “Возьми на радость из моих рук, / немного солнца и немного меда…”. Помните, в детской студии мы читаем Мандельштама. Для меня это было как первая любовь. Чувство это мед, Золотая осень, когда достигли чего-то яркого и красивого.”

Памяти Осипа Мандельштама отражение в книге, которая будет столетие “МК”, отмечаем в этом году.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*