Главная / Культура / В Большом театре воскресили «доисторическую» «Жизель»

В Большом театре воскресили «доисторическую» «Жизель»

На Исторической сцене Большого представила первый и наверное самый интригующий 244 премьера сезона — новая версия известного классического балета “Жизель” композитора Адольфа Адана, который является одним из вершин балетного романтизма XIX века. Директор балета — экс-худрук балета Большого театра и теперь постоянный хореограф Американского театра балета (АБТ), Алексея Ратманского, создал его исполнение приказом руководителя балетной труппы Махара Vazieva, чтобы воплотить в жизнь свой самый амбициозный проект.

Крестьянское Па-де-де. Дарья Хохлова, Алексей Путинцев. Фото Дамира Юсупова/ Большой театр.

Реконструкция Ратманский себя как исследователь внимательны и добросовестны, его ведомство не верит и говорит, что создает новую версию этого балета, но с использованием исторических документов. Например, записи танца Гарвардского архива Николая Сергеева. В случае “Жизель” Ратманского рисует в своем произведении-это еще один уникальный источник — открытые в начале нового тысячелетия в Германии и опубликовано в 2008 году запись балета “Жизель”, записанных в 50-60-е годы XIX века французский хореограф Анри Justamom. Руководитель учитывает в своей работе, помимо многих других редких и малоизвестных документов.

Созданные в Парижской Опере в 1841 году, в хореографии Жана Коралли и Жюля Перро балет “Жизель” является наиболее хорошо сохранившихся древних балетов классического наследия, но его первоначальный вид сильно отличается от привычного нам сегодня. Другим он был даже финал — так главный персонаж Ярл (герцог) Альберт сейчас на сцену с цветами лилий или роз (все что у него осталось от ушедших в могилу Жизели) в трагическом одиночестве, как это было в старые пьесы, — в новой редакции (как изначально предполагалось), ему на помощь приходит его невеста Батильда, с отцом и вся княжеская дружина. Кроме того, очень возлюбленный граф повернулся, после смерти, Уиллис, крестьянская девушка Жизель, не вернется в ее холодной могиле, и растворяется в природе, прежде чем тот благословенный возлюбленный, чтобы жениться на своей невесте…

Либретто Теофиля Готье в своем обзоре, опубликованы сразу после премьеры, описал этот процесс так: “невидимая сила тянет Жизель к ее могиле. Обезумевших Альберт берет ее на руки, уносит, поцелуи… Но земля не хочет выпускать свою жертву: травяной покров проявляется, цветы покрыты Жизель, вы вряд ли можете увидеть его. Никогда Альберт и Жизель не встретишь в этом мире.” Эти неизвестные современному зрителю тонкости и восстанавливает Ратманского в новой версии старинные балета.

В своих исследованиях Ратманский дотошный и тщательный. Как мы уже древний балет, обильно особое внимание директор уделяет представлены в спектакле пантомимы. В частности, недостающие части восстанавливаются в современных постановках пантомима, монолог матери Жизель — Берта, говоря, что ее дочь и в окружении своего молодого мужика страшная история Виллисы, которые могут стать после смерти, которые любят танцевать девушки. О каких-либо сердечных заболеваний Жизель (также необычно) ее мать не упоминается. Монолог Берты (машут сложенными за спиной руки, как крылья Уиллис) может рассмешить современного зрителя, поэтому выполнять его нужно очень тонко и с большим мастерством, и показал, что в его игре наступил в роли Берта народный артист СССР и великий педагог Людмила Семеняка. И такие маленькие, необычные, но очень важные детали в постановке Ратманского много.

Как в первом, изменения во втором акте и мотивы поведения некоторых персонажей, и даже сильнее, мистические мотивы. Так, например, ломается волшебная палочка, с миртами, которые действуют не в силу Жизели любовь спасает Альберта от Виллис, как интерпретировал эту сцену хореографы в советские времена, и от власти креста, который, как единственное спасение от зла в виде прекрасных дев, приказы Альберт защищая свою власть на Жизель. Вот Ратманский делает один из немногих самостоятельно вставками — ставит на одну минуту, так называемая фугу Уиллис, танец сохранился, но не всегда ранее использовали музыку Адана, в которых Виллисы по приказу государя пытаются атаковать Альберт, но страшно невыносимым для их свечения могильного Креста.

Первый акт балета вдруг оказалось более масштабным, красочным и помпезным. Одетая в роскошное платье, отделанное горностаем, владетельный князь и его дочь Батильда, в сопровождении многочисленной и блестящей свитой отправиться на охоту в играть на этих белых лошадей, и в крестьянском танце, 40 танцоров, участвующих в сцене праздник урожая более чем на 50.

Одетая в ярко-оранжевый костюм, созданный в стиле раннего Ренессанса художника Витторе Карпаччо, появляется в первом акте, и Альберт. Однако этот костюм создан для несколько другой рисунок, немного похож на тот, на который на следующий день после балета “Жизель” в 1911 году был уволен из Мариинского театра танцевали граф Альбрехт Вацлав Нижинский. И воссоздали всю красоту (и костюм Альберта в частности) на сцене, художественный руководитель Роберт Parziale по эскизам Александра Бенуа, который оформлял этот спектакль, в частности, был проведен в Париже сезон Дягилева 1910 года. Именно тогда он создал за скандальный костюм Нижинского современного зрителя ничего скандального не найдете.

Новый выявлен образ АБ, и в танце он также претерпел некоторые изменения. В коде балетоманы не вижу каких-либо обычных СИС каперсов, ни ветер, которым они так восхищаются — этих ПА не записывается в нотации Николая Сергеева. На их месте не менее красивых и беспрецедентно высокий перекидного жете тройной Заношки. Такую необычную древнюю технику в балете достаточно много, и часто темп исполнения этих движений ума — так артисты, исполнившие главные роли, ждет много трудностей.

Изменен способ и балета “Жизель” — теперь это не скромная девочка-трудная страна, как это было воспринято многими танцорами. Ратманский изучал исторические материалы должны быть очень разными: Жизель сопротивляется обстоятельствам, спорит с матерью, узнав об измене возлюбленного, просит ответа Альберта, и второй акт не подчиняется воле своей королевы Мирты. Соответственно, играть и танцевать эту роль несколько иначе.

Точно так, как думали главные герои, создатели этих изображений и я хочу видеть их в своей редакции, руководитель балета на сцене появились участники из второй части: в состоянии удовлетворить самых быстрорастущих в мире, свободно танцевать Екатерина Крысанова и совершенным в красоте dozirovki и отточенным жестом Артем Овчаренко.

Не менее душевно и образно, но в совершенно другой способ интерпретировать их деталями, исполнители первой части: прекрасную в своей самой поэтической традиции и потертости в движениях Ольги Смирновой и зависать в полете прыжки Артемий Беляков. Интересные и третья часть. Поистине великолепна в образе герцога Альберта Якопо Тисси. Это самый красивый из всех исполнителей партии воспроизводятся технических ухищрений старинные мужчин. И Жизель — Анна Никулина — ударил патологически подлинные безумной сцене. Похвально и исполнителей крестьянского Па-де-де: не известно о каких-либо технических препятствий, Алексей Путинцев динамичный и Дарья Хохлова.

И хотя не все старые эпизоды из оригинальной “Жизель” был включен в новый балет Ратманского, однако в новом спектакле речь идет о желании хореографа, чтобы воссоздать атмосферу классического балета. И он во многом преуспевает. Спектакль смотрится как захватывающий мистический триллер, и зритель воспринимает его как новое, совершенно незнакомое ему ранее в истории, с нетерпением жду, чтобы увидеть, что произойдет в следующей сцене…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*