Главная / Культура / В Большом театре прошла премьера балета «Зимняя сказка»

В Большом театре прошла премьера балета «Зимняя сказка»

В Большом театре прошла серия премьерных спектаклей “Зимняя сказка”. Балет англичанина Кристофера Уилдона на специально написанную для него музыку Джоби Тэлбота был поставлен на одной из последних пьес Уильяма Шекспира в лондонском Королевском балете 5 лет назад и после большого успеха, окружающие эту работу на премьере в Ковент-Гарден, был переведен в другой мир балета. Теперь этот балет в репертуаре Большого театра.

Шекспира “Зимняя сказка” в Русском театре крайне редко и, как известно, наши театралы в основном в постановках английского режиссера Деклана по Деклан Доннеллан. Последний раз в Москве вместе со своим театром “Чик бай Галл” Доннеллан показал, что пьесы Шекспира на Фестивале Чехова два года назад.

Для производства этого балета в Лондоне, Уилдон взял после оглушительного успеха своего полномасштабного балета “Алиса в стране чудес”, почти одновременно с его постановкой на Бродвее в “американец в Париже”, и этот опыт ему явно пригодился, когда разгадывают “странности” одна из самых загадочных пьес Шекспира.

От оригинала хореограф практически не отступили, последовательно и четко очертили замысловатый сюжет. Кроме того, что сократили некоторые важные сцены у Шекспира, например, линия бродяга Автолик, по сути, делает довольно мрачно, особенно в первом акте, “Зимняя сказка” трагикомедия.

В балете Уилдона были представлены почти все значимые персонажи игры, но это изобилие (Топ-10 участников!) в результате четкой и слаженной директоров направляющие линии не запутаться в хитросплетениях сюжета. Режиссер грамотно руководит бить даже замечания Шекспира важны для понимания всех этих хитросплетениях. Например, в балете сыграла впечатляюще один из самых известных сценические ремарки Шекспира “выход, преследуемый медведем” (“выход, преследуемый медведем”) на сцену вниз развевается флаг, который с помощью видео-проекции изображается как зияющий рот медведя, нависая над испуганным Антигона, только что оставила новорожденную дочь королевы Гермионы на скалистом берегу таинственного (и во многом вымышленная Шекспиром) стране Богемии, где он поднимает пастуший сын.

Как впечатляющим, используя ту же ткань, что на этот раз изображает дуется, ветер, Парус, сцена погони заканчивается и второй акт: король страны Чехии на судно преследует сбежавшего со своей невестой пастушкой потери (которые скоро будут выжившие дочери Леонт и Гермиона) сын принца Флоризеля.

В общем, съемочная группа, в дополнение к Уилдон, состоящий из художник-постановщик Боб Кроули, художник по свету Наташа Кац, художник, видео Дэниэл Броуди, спецэффекты художника Василия закрутки, – это первостепенная роль в балете. Даже такой важный шекспировский персонаж, как и время, как показано в балете со сценографией: в начале первой картинке на спине в проекции изображается в виде огромной, заваленной зелеными листьями дерева, которые постепенно осыпаются листья, и становится воплощением собираясь в 1-й акт трагедии…

Усыпанной листьями и лентами влюбленных-это великолепный майское дерево появится во втором акте спектакля: на этот раз он представляет радость и удовольствие королевства Богемии, в отличие от давящая атмосфера первого акта спектакля, где от разъедающей душу ревности, окруженный охраной чернорубашечников король Леонт убил свою жену и сына.

Эта атмосфера ревности и подозрительности первого акта, кредиты показывают, опять же, не только хореография, но и сценографии средства. Например, скульптура в качестве декораций для спектакля становится одним из самых важных и основных его компонентов. Здесь четыре скульптурные статуи мастерски сыграл сицилийской Безумие короля из ревности: скульптура скрывает ревность поглотила Леонт смотрел на его жену Гермиону в объятиях своего друга. “Любовь” дуэт Поликсена (король Богемии и друг детства короля Леонтьев) и Гермиона психологически точный, и сделаны таким образом, что создается ощущение нереальности, потому что это происходит не в реальности, а в воображении сумасшедших ревнивый муж.

Кажется решена до этого картина, сцена, где беременная Гермиона кладет на ее округлый живот руки обоих мужчин. Она сопровождается заморозить эффект: все на сцене персонажи замирают, и мы покажем насыщенный, психологически выразительный монолог король Леонт, его скрюченные паучьи пластик, проникая в душу, как паук (паук изображение в этой сцене обращается на английский хореограф напрямую в пьесе Шекспира), жестокость и подозрительность.

Хореография Кристофера Уилдона здесь под явным влиянием другого английского хореографа Кеннета Макмиллана, но получает свое развитие. Уилдон эффективно сочетает в себе классическую лексику современной и фольклорной, оснащает свои креативные детали и движений: например, “акробатические” поцелуй утраты и Флоризеля во втором акте.

Мне особенно хороший хореограф псевдо-национальные танцы, которые являются настоящим украшением второго акта спектакля. В отличие от первого, перенеся действие психологического монологи и сцены, второй акт балета-это чисто дивертисменты. Помогает в этом отношении, хореограф и музыка Джоби Талбота, в которой композитор соединил звуки этнических и традиционных симфонический оркестр (они премьерой дирижировал Антон Гришанин) инструменты: на сцене ансамбль состоит из бандонеона, Северо-индийской флейты бансури, цимбалы (разновидность венгерской цитра, специально созданная для спектакля) и ударных инструментов со всего мира.

“Богемия и Сицилия в Шекспира-это сказочные и полностью выдуман страны, так что мы слушали при создании шоу и Балканская рок-и фолк-музыка, и народная ирландская музыка, и много кельтской музыки. Мы придумали такой фьюжн, смешение различных идей и пытался показать, что в музыке, хореографии и костюмов. В частности, с помощью мужские килты. Мне очень нравится, как они двигаются в процессе танца, и использовали их в сочетании с простой футболкой и брюками. Такое “вливание” в разных костюмах и разных времен — как современные, так и традиционные,” говорит Я, Кристофер Уилдон о своем плане, прежде чем шоу.

Заканчивается “зимняя сказка” знаменитая сцена возрождения скульптура, которая образно передает основную мысль выражена Шекспиром в этой пьесе, идея прощения: Королева Гермиона, которой король Леонт считает погибшими по его вине 16 лет назад, в глазах аудитории, внезапно оживает и, к удивлению зрителей, отделяется от скульптурной композицией, изображающей жена короля Сицилии и ее умершего сына. Сына уже не вернуть, но вернуться к жене короля (ей 16 лет скрывался в своем доме придворная дама Паулина) и дочь. Ольга Смирнова и Евгения Образцова во второй состав партии Гермиона (и это в Шекспира, дочь российского императора!) и внешний вид, и его игра прекрасно вписывается в линию прощение.

В кипящий котел разнообразных стилей, которые легко смешиваются в игры и костюмы, и хореография, очень эффектно смотрятся и другие артисты Большого театра. Открытий было много. Например, в первый раз, так интересно было Янина, Parienko, талант, который играл в спектакле роль Полины во второй части. Совершенная потеря изгоем и Мария Виноградова.

Если Денис Савин (Леонтьев в первой части) давно приучили зрителя в свою работу, на вечеринку героев сильных, неординарных, раскрывая яркий характер, Артем Овчаренко, выразительные и играл во вторую часть роли король Леонт, стал в этом плане настоящим открытием. Хореограф сумел “вытянуть” из Танцора преимущественно лирические, выполняя, в основном, на партии князей, сильный драматический “нерв”. Таким образом игра Овчаренко стало сюрпризом для аудитории и повторил свой успех в драматической партии Нуриев. Но Цвирко в третий состав был наравне с ними: его неистовую ярость возросла напряженность действия.

В церемонии открытия выставки был и Алексей Путинцев, который исполнил партии сын пастуха и чувствую себя прекрасно Уилдон стиль. Он выполнил свое удивительное Соло в набор псевдо-национальные танцы и будет выглядеть лучше в партии принца Флоризеля. Очень жаль, что на замену неожиданно получили ранения во время спектакля Владислава Лантратова не его. Дуэт Лантратова Мария Виноградова, который нам удалось увидеть перед нанесением, были проникнуты чувством любви и гармонии, которые, к сожалению, не удалось показать в своем танце заменить Лантратова, молодой бразильский танцор Дэвид Мотта Соарес. Однако, не будьте слишком строги к юному дарованию, он готовился выйти только в третьей части, и, если в своем месте, в замешательстве, когда этот экстремальный тип.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*