Главная / Экономика / В 2020 году нефтяные цены претерпят катаклизмы: чего ждать России

В 2020 году нефтяные цены претерпят катаклизмы: чего ждать России

События на нефтяном рынке во второй половине сентября, чтобы развиваться по сценарию голливудского боевика-блокбастера. Только если продукты американской “Фабрики грез” почти гарантирует счастливый финал, то, чем закончится приступ нефтяного рынка, пока не знает никто. Никто не сможет ограничить роль зрителя, ни в Саудовской Аравии ни в США, ни в России, ни где-нибудь еще. Цены на нефть доходили до всех. Вопрос в том, что они будут после окончания “блокбастер”.

фото: pixabay.com

Атака день

На рынке взорвался и превратился в судорожные колебания после беспилотный нападения на нефтяные объекты в Саудовской Аравии, которая произошла в ночь на 14 сентября. В результате получается снимок снижение саудовской нефти более чем вдвое до 5,7 млн баррелей в день с обычным уровнем около 9,8 миллионов. Цены здесь, соответственно, подтянулись примерно на 13%. Затем появилось официальное заявление от Эр-Рияд: отказ в производстве уже восстановился наполовину, последствия будут ликвидированы в сентябре, Саудовская Аравия запасы нефти, которые могут быть использованы для поддержания экспорта. Цена на нефть пошла вниз и за два дня упал на 8%. Но опять же, хоть и не рекордными темпами, начали расти, особенно после того, как опубликовал информацию о том, что Саудовская Аравия готова покупать нефть для своих нефтеперерабатывающих заводов в Ираке. 23 сентября рост цен ускорился после того, как “Уолл Стрит Джорнал” опубликовал информацию, что на самом деле восстановительные работы в Саудовской Аравии исцелить. Потом на рынке, оставляя проблемы Саудовской Аравии, думал, что торговой войны с Китаем, а цены упали незначительно. Такие колебания цен могут быть обоснованы: спекулянты неустанно работают, не только на нефтяном рынке.

19 сентября в аналитик СМС Markets в Сиднее Майкл Маккарти заявил агентству Рейтер: “наверное, цена уже пришла к равновесию”. И поспешил. Он сказал, что все ждут, но он знал, что от надежды к реальности значительное расстояние, подстраховываясь: риски остаются “на фоне обвинений со стороны Саудовской Аравии, Иран в причастности к атакам”. Так что, по сути, до тех пор, пока баланс на рынке нефти еще далеко.

Парад принцев

Ответственность за беспилотники взяли сразу за одну из сторон йеменского конфликта – хуситов, против которых они воюют на родине арабская коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией. Но Эр-Рияд настаивает на том, что тот, кто был отправлен в рейд военных дронов, атака является его давним противником, в том числе в рамках исторического сектантских споров — Тегеран. И более того, утверждает, что имеет доказательства прямой причастности Ирана в бомбардировках объектов с использованием беспилотных летательных аппаратов с треугольным крылом БПЛА. Положение акции Эр-Рияда в Вашингтоне. Это означает, что Ближний Восток находится на грани взрыва. Для начала, саудиты усилили атаки на позиции хуситов в Йемене.

То есть, “на полях” стоит отметить, что аналитики рынка внимательно следят за событиями, не чужды конспирологии (триллеры люблю все). Андрей Верников, главный аналитик ИК “Церих Кэпитал Менеджмент”, см., например, в Атака дронов “странная”. Политолог считает тот факт, что нападение последовало практически сразу после того, как король Саудовской Аравии назначил нового министра энергетики, который стал принц Абдулазиз бин Салман Аль-Сауд.

Изменения в пост, ключ не только для богатого нефтью королевства, но и для рынка в целом состоялось, поэтому, что Эр-Рияд должен повышение цен на нефть (бюджет Саудовской Аравии сбалансирован при цене барреля $80), иначе Королевство вынуждено прибегать к внешним займам, что она уже делает. Таким образом, замена министр рынок отреагировал на рост цен на нефть — все должны последовать инициативы для дальнейшего сокращения добычи в ОПЕК+. Есть один, связанный с ценами на нефть причина — условия продажи на рынке акций крупнейшей нефтяной компании “Сауди Арамко”. Поступления средств от IPO необходимо для реализации программ структурной модернизации страны выдвинул еще один князь, на этот раз корону, Мохаммед бин Салман бин Абдулазиз Аль Сауд. И он стремится к ускорению модернизации. Бомбардировки нефтяных месторождений и нефтяной инфраструктуры были нанести удар по этим планам. И она ударила его. Цены выросли значительно, а доход в Саудовской Аравии из-за падения добычи, спикировал вниз, и далее инвесторы будут осторожнее относиться к инвестициям в “Сауди Арамко”.

Истории про принцев (особенно принцесс) всегда интересные, но по-прежнему без ответа остаются вопросы, которые взрывали объекты в Саудовской Аравии и, самое главное, что за этим последует.

В ход козырь

Для дальнейшего развития, это позиция Вашингтона. И президент Трамп и госсекретарь Майк Помпео неоднократно выступал с угрожающими заявлениями в отношении Ирана. Но что это за заявления?

Американские газеты опубликовали два сценария ответного удара со стороны США, каждая газета дает информацию и соответствующий сценарий как единственный надежный. Редакция “Вашингтон пост”, после встречи Дональда Трампа с Марком Эспер Пентагона, состоявшемся 15 сентября, идет активная подготовка военных возмездия на нефтяные объекты Ирана. Уже есть и реакция Тегерана. Говорят, что Корпуса стражей исламской революции находится в полной боевой готовности. И министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф предупредил, что любое нападение на его страну из-за нападений на нефтяные объекты в Саудовской Аравии приведет к “тотальной войне”.

Условно “голубь” сценарий, представленный газетой “Уолл Стрит Джорнал”. По ее версии, Белый дом делает ставку на создание международной коалиции с целью дальнейших санкций в отношении Ирана. Важно, что Дональд Трамп, по данным “Уолл Стрит Джорнал”, выступает против прямого военного удара США по Ирану, но готов поддержать Саудовская Аравия, если он решит на каких-либо военных действий против Тегерана.

Есть внутренний политическую составляющую США. Трамп уволил своего помощника по национальной безопасности Джон Болтон. Причина в том, что еще до нападения беспилотников было предложено ужесточить американскую политику, особенно по отношению к Ирану, с которым не согласился президент. Если теперь в Белом доме будет выбрать жесткий сценарий анти-иранской политики, это является косвенным признанием того, что советник споров с правом президент не был козырем.

20 сентября Дональд Трамп публично призвал к санкциям и не военный ответ Ирана. Но, конечно, Соединенные Штаты, добиваясь еще большей международной изоляции Тегерана, держать в боевой готовности и военных действий. В любом случае, будет продолжена.

Ценник на баррель

Конфликт развивается вокруг нефти и, следовательно, играет ключевую роль, помимо геополитического аспекта, и будущие цены за баррель. Не надо быть пророком, чтобы сделать прогноз: что будет жарко дальнейшего развития событий, тем выше поднимутся цены. В какой-то степени, сегодня политики не утратили возможность влиять на то, как высоко и как долго они будут расти. Рынок готов рисовать ценники в $100 за баррель, но гораздо более любопытное предупреждение, что добиться цены в $80-85-это уже критично для нас. Баланс между интересами нефтяных компаний и всей экономики нарушается, и, самое главное, негативизм начинает чувствовать себя рядовые американцы, столкнувшись с новыми ценами на заправках. Это также является фактором, ограничивающим готовности Дональда Трампа развязать руки Пентагону для решения “иранского вопроса”.

А что насчет России? Как бы цинично это ни звучало, федерального бюджета и Фонда национального благосостояния, на фоне обострения ситуации вокруг Саудовской Аравии и Ирана банально выгодно. Ведь почти половина бюджета и все государственные резервы пополняются за счет экспорта сырьевых товаров. Но есть некоторые чисто экономические ограничения. Высокие и особенно сверхвысокие цены на нефть противопоказана в мировой экономике, они снижают возможности его роста, и, следовательно, ограничение спроса не только на нефть, но и на другие сырьевые товары, экспортируемые из России. Татьяна Евдокимова, главный аналитик “Нордеа Банк”, формулирует так: “рост цен на нефть, связанный с сокращением (как в случае нападения на Саудовскую Аравию), оказывает негативное влияние на рост мировой экономики и, как следствие, аппетит инвесторов к рискованным активам. В результате положительный эффект от роста цен на нефть на рубль частично нейтрализуется общим ухудшением настроений инвесторов”. Следовательно, рубль по отношению к перегреву цен на нефть в конечном итоге могут быть затронуты.

Минус полтора триллиона рублей

Есть еще один важный факт, который влияет на цену российской нефти в 2020 году. И это никак не связано с предстоящим визитом Владимира Путина в Саудовскую Аравию, нет дронов, кто бы ни начал, ни Иран, ни США.

С 1 января 2020 года новых требований Международной морской Организации Объединенных Наций. Содержание серы в морском топливе должно быть снижено с 3,5 до 0,5% сократить вредные выбросы в атмосферу. Неизвестно, знакомы ли с Международной морской организацией ООН с Максим Дмитрия Менделеева: “топить нефтью — все равно, что топить банкнотами”, но в 2020 году в печи сосуды получают масло более высокого качества, чем приемлемо сегодня.

Международное рейтинговое агентство Fitch, основываясь на этой информации, сделал следующий вывод: если нефть-главный российский Урала кислый и более густой, чем нефть марки Brent будет торговаться на мировом рынке с растущим дисконтом к базовой. Россия будет чувствовать себя в последнем квартале 2019 года. Если сейчас скидки на Urals к Brent варьируется от $0 до $2 за баррель, в конце 2019 — начале 2020 года этот разрыв, по мнению Fitch, может вырасти еще на $1-7 за баррель. Если средняя скорость упадет до 3.5$, российский федеральный бюджет потеряет 500 млрд рублей (если Brent будет стоить $60 за баррель). Убытки будут способствовать снижению доходов от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), налога на добавленную объем продаж и экспортных пошлин.

Министерство финансов Российской Федерации расчеты и предупреждение Fitch не комментировать. Что, впрочем, не удивительно. Новые правила в любом случае будут представлены, и поэтому рынок будет следить за изменениями-это как дождь: если он уйдет, он не будет возражать. С тенденцией указало Fitch, как и все дожди. Другое дело конкретные цифры. Сколько будет стоить нефть в 2020 году, особенно после нападения на 14 сентября и его последствия, которые могут быть очень разными, никто не знает. Но, увы, сейчас известно, что какими бы они ни были, российская нефть марки Urals будет торговаться значительно ниже, чем на Brent. И это новое и специфическое воздействие на российские финансы.

Однако, есть хотя бы частичное утешение. Международном рынке, в некотором смысле, привыкли к высокосернистой нефти ориентирована его перерабатывающие мощности. И есть в Венесуэле, где нефть насыщена серой, но экспорт из стран Латинской Америки резко упали по политическим и экономическим причинам, которые вряд ли могут быть решены в течение следующего года. И если это так, то мощность переработки венесуэльской нефти может частично переключиться на российскую нефть, спрос на которые будет продолжаться. Венесуэльский фактор в оценке Fitch, не учитывается, так что потери российского бюджета перечислены ниже агентства.

Но потери бюджета будут в любом случае. И если они соответствуют оценкам Fitch, после чего последовал ответ от Министерства финансов в виде желания их компенсировать. Тогда нам следует ожидать новой волны финансового инициатив и усиление налогового бремени в стране. С все негативные последствия для российской экономики и реализации майских указов Владимира Путина.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*