Главная / Экономика / ТПП РФ предлагает внести ясность в квалификацию налоговых преступлений

ТПП РФ предлагает внести ясность в квалификацию налоговых преступлений

Торгово-промышленная палата направила письмо в Верховный Суд Российской Федерации предложения по более четкому определению налоговых правонарушений и ответственность за них. Ведь многие правила не изменились с советских времен. Теперь наказание за нарушения налогового несоразмерно ущерба, по словам французского президента ТПП Сергея Катырина.

“Новые известия”: в текущей версии проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ “О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления” от налоговой и уголовной ответственности не очерчены достаточно четко. Какие риски это создает иАК, на ваш взгляд, решить вопрос о разграничении налоговой и уголовной ответственности?

Сергей Катырин: Да, мы готовы на факты, чтобы доказать, что налоговая и уголовная ответственность четко не определены. Это создает несоответствие между виной и наказанием. Собственник может быть привлечен к уголовной ответственности за экономические нарушения как уголовного преступления. Так часто бывает, к сожалению. Последствия ясны. Кроме того, как правило, и даже постоянная потеря бизнеса.

“Нет”- Что делать?

С. К.– Это надо четко и однозначно различать между налоговой и уголовной ответственности. Для этого, по мнению суда, проект постановления Пленума надо дать следующее определение: “налоговое преступление” может не любое уклонение от уплаты налогов (т. е. умышленное), и только уклонение путем непредставления декларации или иных обязательных для представления документов, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, как указано в статье 199 Уголовного кодекса”.

Поясню некоторые моменты: под понятиями “включение в декларацию” или других обязательных для собственника “документы заведомо ложных сведений” является включение сведений о таких сделках, которые в действительности не проводились (например, учет затрат на приобретение товаров фактически не приобретен).

Если налогоплательщик совершает реальные действия, такие действия, на наш взгляд, не следует рассматривать как включение заведомо ложных сведений в налоговую декларацию или иные обязательные для представления документы.

В целом, несогласие налогового или правоохранительного органа с признанием тех или иных операций в налоговом учете не может свидетельствовать о заведомой лжи, содержащейся в бухгалтерской информации. Иными словами, иная правовая квалификация контролирующего органа (налоговой или правоохранительных органов) не может автоматически приравниваться к включению ложной информации.

Такое решение мы предложили. Это позволило бы создать дополнительные гарантии защиты прав добросовестных налогоплательщиков и правоохранительных органов, в свою очередь, позволит сосредоточиться исключительно на борьбе с налоговыми преступлениями.

– По мнению многих экспертов, проект указа не разграничение преступлений, предусмотренных статьями 159 и 199 Уголовного кодекса. В частности, те же нарушения в расчете налогов может быть квалифицированно как ст. 159 УК РФ и статье 199 Уголовного кодекса. Таким образом, на практике, в предпринимательской деятельности, возврат НДС из бюджета не всегда связаны с преступным посягательством на бюджетные средства. Существует ли риск применения различных статей одного и того же преступления?

С. К.– эксперты абсолютно правы. Да, к сожалению, сегодня существует риск применения различных статей за те же нарушения.

В правоохранительных же нарушения в расчете налогов может быть квалифицированно как ст. 159 УК РФ (“Мошенничество”) и статье 199 Уголовного кодекса РФ (“Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов”) в зависимости от того, сделал налогоплательщика сумма НДС к возмещению из бюджета за определенный налоговый период или нет.

Следует различать составы ст. 159 и ст. 199 Уголовного кодекса.

Понятно, что возмещение НДС из бюджета в бизнес не обязательно связаны с преступным посягательством на бюджетные средства. В общем, при ведении реального бизнеса, возврат НДС-это по сути обычный финансовый результат этой деятельности.

Например: возврат НДС могут быть связаны с инвестициями в модернизацию производства или ставки НДС ниже 20%. При таких обстоятельствах, сумма “входящего” НДС в том налоговом периоде, превышает сумму “исходящего” НДС за этот период.

Палата считает недопустимым, что в таких ситуациях квалификация деяния зависит по сути не от намерения и цели (воровать или не платить налоги), и финансовый результат деятельности налогоплательщика.

При квалификации нарушения по статье 159 Уголовного кодекса, обвиняемый лишается дополнительных гарантий в виде освобождения от уголовной ответственности в связи с возмещением убытков (по ст. 199 УК РФ возможно). Крупным размером является стоимость имущества превышает двести пятьдесят тысяч рублей, тогда как согласно ст. 199 создало значительно более жесткими. Обвиняемый может быть заключен под стражу (для 199-го такая мера не может быть применена). Наконец, 159 второй предусматривает более строгое наказание.

Словом, проблема разграничения составов преступлений, предусмотренных ст. 159 и ст. 199 Уголовного кодекса (в случае наличия факта уплаты НДС) является весьма острой для бизнеса.

В этой связи мы считаем необходимым четко объяснить порядок определения размера ущерба от налоговых преступлений

Мы хотели бы также указать порядок расчета доли неуплаченных налогов, страховых взносов при расчете суммы ущерба, причиненного преступлением.

Сегодня, при расчете долей не определен и на какой срок сумма, подлежащая уплате обязательных платежей, если ожидаемый срок неуплаты составляет менее трех лет. Та же неопределенность о порядке исчисления доли возникает, если период неуплаты составляет более трех лет. Мы считаем, что проект Постановления Пленума этот вопрос нужно прояснить.

В некоторых случаях, в ходе производства по уголовным делам, неправильно подсчитали сумму ущерба. В этой связи предлагаем рассмотреть вопрос о включении в проект Постановления Пленума Верховного Суда позицию, что при определении размера ущерба необходимо определить реальный размер налогового обязательства в соответствии с налоговым законодательством.

Хочу вам напомнить, что неправильное определение ущерба с учетом установленного статьей 28.1 кодекса срок для возмещения (до назначения судебного заседания) может нарушать право лица на освобождение от уголовной ответственности в связи с полным возмещением фактического ущерба, нанесенного бюджетной системы Российской Федерации. В некоторых случаях, неправильном определении размера ущерба могут даже привести к фактическому лишению права — например, если неправильная сумма ущерба превышает фактический размер ущерба от налоговых преступлений.

Эти и другие наши замечания и предложения мы подали в Верховный суд. Другие бизнес-ассоциации также выразили свои мнения.

Давайте посмотрим, что это даст.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*