Главная / Культура / «Театриум на Серпуховке» показал неожиданную премьеру

«Театриум на Серпуховке» показал неожиданную премьеру

Пожалуй, ни один спектакль для детей (и не только) зрителей столько вопросов на засыпку, как “Тайна волшебного эликсира”. Премьеру сыграли в “Театриум на Серпуховке” в первые дни Нового года, где выход из зала и тут я слышу: “Папа, этот карлик был на сцене? Как он стал высоким? Как растянуть мышкой в поле?” Ну совершенно неожиданно: “Есть ли жизнь после смерти?”. Эти тайны Терезы Дуровой заставил зрителей свое новое шоу. Обозреватель “МК” попытался проникнуть в тайны этого “зелья”.

Фото предоставлено “Театриум на Серпуховке”

Новая работа Терезы Дуровой продолжение этнической линии, принятой несколько лет назад. “Город” уже ознакомил общественность с индийской, арабской, карело-финский, старой английской музыкальной культуры, а через нее с культурой страны, в ее различных аспектах. Теперь на очереди балканские мотивы, хорошо знакомые нам по фильмам Кустурицы. Они, как заводной механизм, весело и свободно запускают в “город” рассказ странствующего плотника Петко, на самом деле небольшого роста, ловких умельцев, которые однажды встретились очень странные вещи, одолел так много, но нашел любовь и взлетел от счастья, причем в прямом смысле этого слова.

На этот раз, однако, на первый план режиссер Дуров отображает не столько главные герои, как дело судьбы, судьбы, которая незримо сопровождает всех, кто находится в интересном пути под названием жизнь. Есть детская сказка, но философия присуща пьеса Артема Абрамова, в текстах Андрея Усачева и в формулировке, оказывается, очень популярен среди зрителей, плюс восемь. Наверное, потому, что сложный, требующий длительного объяснения концепции в “Сити” способны перевести в визуально ярким языком разных жанров и без многословия конечно, чтобы выделить ключевые моменты. “Тайна волшебного зелья” – это синтез театра, музыки и цирка.

Вот пять уличных музыкантов, которых можно найти в любом городе Балканского полуострова, стоя перед закрытым занавесом, как бы враскачку наметить мотив. И оркестр, размещенных по обе стороны сцены, уже подбирает мелодию, раскрывая ее, как цветок, вокруг сценического пространства, рисует всеми цветами Балканах. Здесь надо отдать должное композитор и дирижер Максим Гуткин: она эффективно сочетает в себе стили народной музыки с оригинальными, запоминающимися мелодиями, полным девичьим дуэтом а капелла в сербском языке, как солист и ансамбль.

Яркий, зажигательный матч за музыку и спектакль в двух действиях. Но в водовороте этого действа можно увидеть жесткую структуру сцены, и она обеспечивает как скорость, так и гимнастика, жонглирование жанрами, и каскадное исполнение трюков. Здесь можно считать причудливые украшения Мария Rybasova и костюмы, принадлежащие к двум мирам — земли с ее этническими мотивами (художник Ольга Резниченко) и мир магии и даже сверхъестественное (художник Виктория Севрюкова). И те, и другие костюмы фантазии и высокого исполнительского искусства (вышивка, орнаменты, отделка без союза “как будто”) — для детей в “городе” все по-взрослому, то есть честно. И самое главное, что заложено в название премьерного спектакля Тайна и волшебство на сцене не условно. Главный злодей — Zlord чародея (Арсений Краковский), готовится достичь вечной молодости с помощью своих научных исследований, в глазах увеличивается в размерах и распадается на две части. Хотя до этого момента напоминала tantamareski итальянского театра кукол. То есть, фигура с небольшим тряпочку маленькое тело на черном экране, крепится к голове актера. Но в отличие от tantamareski, что кукловод никогда не будут выпускать за пределы экрана, Sorad бегает, прыгает и танцует на своих коротких ножках в туфлях с драгоценными камнями. И на вершине, что говорит страшный неземной голос.

Можно получить этот звуковой эффект художник помогает саунд-дизайнер, однако, я узнал в антракте, технические приемы здесь ни при чем — это особая техника, и о ней, впрочем, как и о многом другом, я узнала после шоу.

А цыганка Зора (Анастасия Тукова), как судьба, медленно, в сопровождении нерадивого плотника Петко из дома в театр в замок Шарада, чувствует, что его встречи с темными силами. Только темных сил, это не страшно, а скорее смешно: Бык, Коза и гусь превратились в людей с повадками домашних животных (Маргарита Белкина Дарья Коршунова, Сергей Батов, Николай Зверев), вежливый летучих мышей (Георгий агентов, Ермохин Андрей, Данила Исламов, Павел Мальцев) с хорошими манерами некоторых людей. Но есть еще специальные гости, и немного света (!!!).

Двенадцать гигантских скелетов на лице, хоть и ужасной, но жизненно и очень музыкальный. Так, пара красных париках и красных халатах (Юлия Жунушова и Павел Повалихин), nariva клавесин, всех его загубленную душу и поет арию: “немного скучно на кладбище / так иногда. / Ночью мы покидаем гости из земли сырой…”, но концовка с постоянным вопросом “есть ли жизнь после смерти?”. Так вот представлена мяч Шарада, и если он не был решен комично, это просто можно считать бал Сатаны с возрастной маркировкой.

После спектакля я смотрела в фойе дети, подражая Лорадо бегают на его расу на колени. И злодей уже на носу в лице актера, специалист получает столько цветов, если не больше, чем лакомства — Петко и его возлюбленной Любица (Акчурин Руслан — Анастасия Крылова в другой части Евгений Mishechkin — Анастасия Strumwasser). Идут с цветами и гостями из мира.

Интервью после выступления — со злодеем Арсений Краков. Следует отметить, в частности: окончил Театральное училище в Москве, хотя его главный актер вузов состоялась в Терезы Дуровой трех лет — именно тогда он впервые вышел на сцену. Арсений относится к редкому типу художника, который, начав заниматься тот или иной жанр, доводит ее до совершенства. В “Маугли” он потрясающий акробат, “переходный возраст” — танцор. В “тайной магического зелья” показал разнообразие природы молодого актера.

— Арсений, скажи мне, на каком оборудовании вы работаете с голосом?

Техника горлового пения, он также используется в Бит-Бокс. Звук я использую называется e-бас.

— То есть вы работаете на связках? Как ты держишься?

— Нет, не на связках, и ложные связки. На репетициях, мы убрали бас от аккорда и бас я делаю на выдохе. И тогда есть инженерные работы на дыхании. Это намного сложнее. Битбоксер Шираз, что мы и сделали, пояснил, что такого звука можно добиться не с помощью связок и складок в горле. Они трутся друг о друга и создают специальные голосовые вибрации.

Сколько времени было потрачено на разработку такой технологии?

— Мой друг, художник Эмиль Рывкина, работал каждый день с битбоксер “Шератон” на два месяца. Эмиль теперь применяет эту технику на спектакль “Калевала”. И у меня есть все смех и верхних крик держась за звук, и каждое выступление проходит с увеличенной дальностью. Если бы я начал с двух нот, теперь у меня есть целая Октава.

Два часа Вы будете перемещаться по коленям, хотя это не видно, и более того, создается иллюзия, что на месте происшествия работает карлик. Это не больно?

Это была боль только в первый. Но, честно говоря, я работаю в основном в коленях. Колени чуть не касались места, основной упор делается на голени, существует специальная техника.

Если с голосом и коленями художника все более или менее понятно, я так и не понял, как из очень маленькой коробочке, которая торжественно вынимают на стол, поправилась очень, но все же здоровяк мышь в исполнении Дэниэла Исламова. И как определить гном с вибрирующим голос в стеклянном цилиндре, что все просвечивает и отдельно с места на двух ногах, есть молодой и красивый плотник Петко здесь его было покрыто страшной тайной…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*