Главная / Культура / Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко впервые обратился к хореографии Нуреева

Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко впервые обратился к хореографии Нуреева

В стене огромный атриуме Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко на гигантский флаг — изображение Рудольф Нуреев в балете “Корсар”: плетеные золотые ремни голым торсом, длинными волосами, украшенными перьями, гордый, волевой ум… справа и слева — те же огромные цены Нуреева в классическом и современном репертуаре, а по периметру атриума, посвященный танцор выставки. В основе экспозиции — фотографии из Трансект Леви: она создала портреты Рудольфа Нуреева в роли, полные драматизма слова и передать основные черты его творческой личности. Выставка приурочена к премьере балета “Дон Кихот”, который “Стас” дает нуреевский хореографии.

Китри — Ксения Шевцова, Базиль — Денис Дмитриев. Фото: Карина Житкова

Это первое в России обращение к хореографическому наследию легендарной танцовщицы и хореографа, чей талант покорил мир, и судьба потрясает воображение. Сегодня об этом в нашей стране ставят спектакли, пишут книги (всего несколько лет-в переводе пять из его биографии, и недавно опубликованный роман), создание балетов и кинофильмов. Фестивали, носящие имя танцора, который ежегодно проходит в Казани и Уфе. Свое 80-летие Большой театр выпускает одну из самых красивых и скандальных выступлений в своей истории — режиссер Кирилл Серебренников, композитор Илья Демуцкий и хореографа Юрия Посохова “Нуреев”. Но Нуреев как балетмейстер в нашей стране не знаю. Между тем его постановки балетов классического наследия — основа мирового балетного репертуара и такого театра и Парижской оперы. В любом случае Нуреева на Западе, считается классикой и фактически является творцом этого самого классического репертуара, столь же значительное, как, например, у Мариуса Петипа.

Студент Нуриева и нынешний художественный руководитель балета Музыкального театра этуаль Парижской оперы Лоран Илер, благодаря деятельности которого за последние несколько лет MAMT неуклонно становится все больше и больше европейских и процветающая компания с современной музыкой, наконец-то урезаны, он взращивал их в театр тенденция современного крупномасштабного производства классического балета. “Дон Кихот”, по мнению Илер — “лучший балет Нуриев: и драма, концепция и техника танца.” Для француза это не только дань уважения к своему учителю и выдающегося художника”, но и возможность сделать еще один шаг вперед, чтобы представить балет и московская публика с нового стиля и техники танца”.

В norescou “Дон Кихот” в театре имени Станиславского почти 40 лет (с июля 1981) был классический “Дон Кихот” по мотивам хореографии Александра Горского (в редакции художественного руководителя этого театра в 70-80-е годы Алексей Чичинадзе), и заменить, что возлюбленного в спектакль Театра на “самопальный” Ораевский хореография, причиненного в определенной части балетной труппы раздражение и непонимание. У нас уже давно считается, что пришли на Запад “дезертиров” в лице Нуриев, Барышников и Макарова вспомнил в классических балетов единственная партия, которую они провели сами, и умышленно заменил в своих изданиях классической хореографии по хореографии их собственного класса, таким образом искажении классического наследия.

Как показал автор самой авторитетной биографии Нуреева, Джули Кавана, для Венского театра в 1966 году, когда художник впервые представил балет западной аудитории, он сумел удалить пиратское видео, тайно посланный своим учителем А. С. Пушкина в рамках канадской танцовщицы Анны-Мари Холмс, которая училась в Ленинграде. Более того, и Пушкин, и его жена Ксения от руки переписывали для партии Рудольф, описывая ПА на русском и французском языках. Холмс утверждает, что постановка 1966 Нуреева “почти не отличались от этого фильма. Только там, где разрыв произошел из-за того, что они изменили в фильме, он придумал что-то свое”. Глядя на заявление о том, что Илэр был перенесен из Парижской оперы, тем не менее, невооруженным глазом видно, насколько она отличается от принятой в России.

Производительность ораевский было первое полномасштабное производство этого балета, принятых на Западе. 4 лет после Вены он переехал его на балет Австралии, где с самого начала и собирался ставить спектакль, хотя, чтобы осуществить свой план ему удалось лишь в 1970 году (во время репетиций он получил горькую весть о гибели любимого учителя А. С. Пушкина). Спустя год выпустил премьеру балета Марселя, а в 1972 году принял австралийское производство, фильм дебютировал как режиссер. В будущем, Нуреев перенесли свое производство в Цюрих, Осло, и в 1981 — балета Парижской оперы (премьера танцевали Ноэлла из Pontua и Кирилл Атанасов), и это был первый несколько классических заявлению Нуриева легендарного театра, предприняла еще два года назад он возглавил балетную компанию и начал формирование Парижского классического репертуара.

С тех пор, хореография Нуреева были построены во Франции в ранг национального достояния, где ни на йоту не изменить одно па, что бдительно и строго следил за репетициями “Стас”, как он Илер, и их пригласили в качестве педагога-репетитора известная французская балерина Изабель Герен.

В первую очередь зрители были поражены костюмами и сценографией Николас Георгиадис. Здесь я почувствовал вкус Нуриева, который, очевидно, считался художник в своей работе. Все noreascon “Дон Кихот” выступил с избыточной роскоши, “дорого-богато”. Чрезмерная дороговизна спектакль, кстати, повлияло на то, что выход первого балета norescou в России затянулось почти на год: в театре банально не хватает денег на его заявление.

Выросший в бедности Нуреев, пришла к Западу, любил роскошь и богатство, что явно свидетельствовал, например, ситуацию в своей парижской квартире на набережной Вольтера, 23, который является тем же самым Георгиадис и помог его организовать. Утонченный знаток искусства, великий танцор, однако было не в состоянии преодолеть свои детские комплексы, так презирал древние греки чрезмерность всегда и везде стала ахиллесовой пятой хореограф и “перла из всех щелей” во всех Ораевский производствах, часто на грани пошлости и китча, однако, этой опасной черты не пересечь.

Так, парикмахер, Базилио появляется на сцене в спектакле noreascon в золотом трико (некоторые из танцоров “Стасика” – спросил Илэр, чтобы заменить их, но француз был непреклонен), и Леди Дриада, Купидон и сама Китри в образе Дульсинеи вышел в сновидении последовательностью Дон Кихот в короны, усыпанные драгоценными камнями, и сверкающий, как новогодняя елка, связки, угадайте, кто из танцоров, который изображает, решительно не было никакой возможности.

Дали директоров дань и фольклора, но не всегда по-испански. После золотая колготки во втором акте, главный герой одет в яркий сине-малиновый костюм, стиле, напоминающем национальная одежда кавказских народов: с пистолетом обвинения-патронташи в нагрудном кармане и бандана (вместо шапочки) на голове. Дальше — больше… цыгане во втором акте балета на голове красуются Наполеоновских dougalli, и 10 танцовщиц кордебалета в заключительном балета Гранд па выходи на сцене испанские свадебные в пучки, выполнены в стиле национального костюма, а не эстонские, а не другие народы.

Сама Парижской оперы почти 20 лет назад отказался от таких костюмов и оформление в noreascon “Дон Кихот”, заменяя их новыми. Но Илер справедливо рассудил, что они отражают волю автора и стиль Нуреева, и воссоздавал их в своем заявлении.

Следующий удар поразил танцор на музыку. Считается пурист, конечно, он не мог примириться с нанесенными и примитивную музыку “Дон Кихот”, состоящая почти сплошь из вальсов, полек и галопов и маршей. Для московской премьеры Петипа в 1869 году она была написана Людвигом Минкусом. Это было первое сотрудничество композитора и хореографа, и затем продолжалась в течение многих лет. Нуреев, однако, она явно не удовлетворил, и он попросил британский дирижер и композитор John Lanchbery, чтобы повторно управлять счетом, чтобы привести его к еще более нелепо, чем это было в Минкус, и “влить” балет еще более легкомысленные мелодии, чтобы дать музыке более живой и легкий характер.

По направлению Нуреев в начале второго акта счет с добавленной музыки из другого балета Минкуса “Баядерка”. Однако, эта практика для балета XIX века было обычным явлением, и Нуреева нужно передать в этой сцене накал чувств сбежал из дома главных героев, чьи романтические отношения в свою жизнь (как показано как катится по сцене) прерывает пару обнаружен цыганский табор.

Реза услышав незнакомый оркестровки знакомая музыка окончательно добил московские любители балета. И цыганский танец (кстати, цыгане во время театральных кукол также занимается Нуриева любовь!) установить в Париж версия в сумасшедшем темпе, да так, что они напоминают танец ансамбля Александрова. Темпы другие танцы, наоборот, намеренно замедлился.

Нуреевский балетов в целом являются отражением личности великого танцовщика. Они абсурдны, противоречивы, экстравагантная, как это делает их создатель. Московский балет зрители они действительно шокирован, как видно из этого необычного угла балетной классики у них не было.

“Новый стиль и технику танца” на самом деле ослепительно. Огромный летающий корабль, а причудливое ПА, обилие самых сложных малого оборудования, комплектующих словарь датской балетной школы (ее Нуриев быстро влюбился и приехал на Запад, неумолимо полированный под руководством своего любовника Эрик Брун), — это было необычно для Московского балета аудитории. Партии Василия он поставил на себе, применяя балета “высшая математика” за выдающиеся подарки. Особого поклонения понравилось Нуреев эффектные круговые движения ногой в воздухе Рон де косяк-АН-лэр, который он обильно непривычным почти все из их хореографии (хотя следует признать, что в “Дон-Кихоте” еще не так часто, как, например, в “Щелкунчике”).

Эта хореография была проблемой для французских танцоров, когда хореограф поставил свой “Дон Кихот” для Парижской оперы. Это был вызов, она и Прим и премьеров “Стасика”. “Танцоры могут развиваться только в пределах своих возможностей, живой жизни лишнего, эксклюзивности” — любил повторять Нуреева.

Уже представлены в “Стас” завершить прошлый сезон, гала-концерт “Фанданго” из балета “Дон Кихот” свидетельствует о том, что нас ждет ироничная хореография, не слишком уважительно относится к оригиналу, но оригинальный и интересный. Премьера явно подтверждается.

Эта версия “Дон Кихота” имеет много преимуществ. Так, более Нуреев привел свой вариант Сервантес Дон Кихот из второстепенных персонажей, как почти все балетные варианты, в том числе Петипа и Горского (особенно в редакции Чичинадзе), в главном: партия Дон Кихота из Нуриев не менее важна, чем партия Василия. У Нуреева, впрочем, и больших отличий от Сервантеса. Нуреев не был Нуреев, если бы не придумал для своей версии что-то острое. Так, Санчо Панса, например, он взбираясь девушек под юбками монах-расстрига!

Кроме того, Нуриев решил восстановить балет аутентичные испанские танцы, для которых он попросил своего друга, учителя Гектор Zaraspe, бывший танцор Антонио, чтобы показать ему хоты, Фанданго и Сегидилья, и фламенко, и особенно сделать акцент на “где поставить акценты, выражение лица, положение тела”.

Из преимуществ следует отметить и нуреевский яркие театральные постановки, а также последующее развитие Хирс. Точно так же, как и его предшественник, чей постановку балета на сцене Мариинского театра Нуреев взял за основу, площади и толпой жили на сцене своей жизни: не старые обычные балета законам и логике театральной драмы — у каждого из участников были ярко прописанный персонаж. Как в первоначальном варианте сценария Мариуса Петипа на сцене даже была борьба не только между участниками корриды бандерильеро и chalasani, и между прибывающими в район тореадоров, хлестко уход за красавцев испанцев, и prereleasee молодежи (хотя некоторые тореадоры там явно не хватает таких артистов “Стасика”, как Егор Алферов и Артем Lipkow).

В развитии раневых нуреевский хореографии, труппа показала истинную преданность и прыгнул выше головы. Надо было видеть, с какой заботливостью и старанием актеров “Стасика” “он сказал” anatomski сложные шаги, и как трудно было преодолеть хореографического сложность этой версии, ждем почти каждый ПА! Мы должны признать, что в том, что до недавнего времени было трудно поверить: Ораевский хореографической труппы Илер освоили. Осилил, хоть и не без труда. Конечно, художники имеют больше пространства для развития. Показывает, сколько усилий они должны танцевать в Парижской манере.

Особенно отметить работу двух блестящих премьеров балета Музыкального театра — Денис Дмитриев и Иван Михалев. Казалось, любимый Нуреев филигранная мелкая техника у них не ноги: их длинные конечности, преодолевая сложные па, несомненно, должно быть перепутал, завязать в узел. Однако, этого не произошло, и актеры умело преодолевали хитросплетения и подводные камни нуреевский хореографии.

Победа была из коробки и обыграть Денис Дмитриев “дежурные” места предполагаемого самоубийства Базиля, в котором танцор продемонстрировал свой комический талант.

Михалев Иван был лучше взаимодействие в дуэте со своей партнершей Оксаной Кардаш. Этот танцор не только демонстрирует отличную командную работу техника бравурные и выразительно крутили фуэте, но отлично передает живой и кокетливый характер своей героини. Бесшабашный, энергичный, но очаровательный в своей непосредственности выглядел как Китри и Эрик Mikirtychev. И выпустили в первой части Денис Дмитриев Ксения Шевцова, несмотря на некоторые незначительные ошибки, более чем другие, в соответствии с Парижским канонам партии. Особенно эффективный и “вкусный” эта танцовщица подала вариация Китри, где в нарочито медленном темпе Ораевский смаковали каждым грациозным ПА.

Ораевский версию “Дон Кихота” до сих пор остается предметом интенсивных дебатов. Кто-то ей восхищается, а кто-то категорически не приемлет. Она и на Западе была воспринята очень неоднозначно, а премьера в Вене был подвергнут сокрушительной критике.

Оценил Нуреева балет Китри лучшей XX века Майя Плисецкая, которая нуреевский недоброжелатели неизменно отвечал, что только ее хореография, но это, видимо, и нравится. Со временем ее поклонники по всему миру — тысячи. Как русский балет любовники-хореография Нуриева или нет — на Западе она стала абсолютным фактом классического танца. Сделал на свой вкус, особенно под себя, формулировка (которую он досочинить и меняется) это очень сложно и неудобно для исполнителей. Все остальное они по-прежнему перенасыщен движений за единицу времени, а иногда на грани хорошего вкуса. И еще они, со всеми своими слабостями, прижилась во многих странах, равные права для мужчин и женщин танцуют и пользуются большой популярностью у художников (многие из них, мало Нуриев, не признают никаких других версий) и зрители.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*