Главная / Экономика / Так ли уж буксуют нацпроекты?

Так ли уж буксуют нацпроекты?

Связанные с так называемым национальным проектам, которые рассматриваются правительством как главное средство достижения экономического прорыва и инструмент для решения многих застарелых проблем российской экономики в 2024, сегодня диаметрально противоположная. Оптимисты, близкий к правительству, считают их чуть ли не панацеей, пессимисты среди критики считают, что никакого серьезного эффекта они не дадут. Не вдаваясь в эту дискуссию, давайте обсудим главный вопрос текущего момента: как национальные проекты выполняются и где есть препятствия на пути их реализации.

фото: pixabay.com

Около месяца назад, наиболее серьезную критику в реализации национальных проектов звучали в Госдуме в ходе обсуждения поправок в бюджет к 2019 году, то правительство указало на отсутствие координации между министерствами и ведомствами о выделении и распределении средств, слабая координация действий федеральных и региональных органов власти, а также относительно низкая эффективность. Было отмечено, что по состоянию на конец мая, более половины проектов были финансово выполнили менее 20% от годовых лимитов.

Такая критика может выглядеть эффектно, но вам нужно отнестись к нему с определенной долей сомнения. Прежде всего, вы должны отделить оценку выполнения национальных проектов в текущем году и на более длительную перспективу. Да, в 2020 и 2021 годах, значительное количество региональных субсидий не распространяется, пока нет окончательного соглашения с регионами. Однако, это не так много, что, как глава бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров, “министерств и ведомств выгодно держать регионы на коротком поводке”, но в том, что регионы конкурируют за средства федерального бюджета и окончательного распределения средств, станет ясно не раньше, чем через несколько месяцев, когда будет сформирован бюджет к 2020 году, поэтому такое возражение стоило бы сохранить на будущее, а теперь более подробно сосредоточиться на ситуации к середине этого года.

Если мы обратимся к докладу в конце второго квартала, будет то, что в 1,72 триллиона рублей, которые в этом году должны быть направлены на финансирование национальных проектов, и лимитов бюджетных обязательств доведены 95,8%, т. е. планирования и распределения затрат, и с хорошим качеством (в среднем за последние пять лет, отклонение совокупных расходов федерального бюджета от запланированных значений до 2,84%). Две области, в которых находились наиболее значительные отклонения, является национальный проект “Экология” (что это “фигня” суб-проект “Чистый воздух”) и nutsprogramme “Цифровая экономика” (в основном в рамках проекта “Цифровые технологии”), соответственно 79,1% и 63,0%. В обоих случаях, отклонения, связанные с изменениями в сводной бюджетной росписи в текущем году, т. е. с тем, что по данным направления выделенных средств была увеличена в отчетном периоде, и их только надо согласовать с исполнителями (в случае экологических программ, в первую очередь от региональных властей, и частично за счет цифровых технологий – с подрядчиками). Обратите внимание, что оба остаются “за бортом” национального проекта в этом году получит относительно небольшую долю от общего объема финансирования (около 9,6%) и “погоды” не делают.

Другим важным фактором является кассовое исполнение финансирования национальных проектов. В этом случае, забегая вперед, стоит сказать, что алармистские заявления депутатов тоже не вполне справедливо. Некоторое отставание в финансировании национальных проектов в среднем в государственном секторе (за первые два квартала он составил 30,9% против 41,7% к уточненной росписи на открытом расходов федерального бюджета), но это отчасти объясняется тем, что ряд из этих проектов предполагает масштабные инвестиции в инфраструктуру и сложных строительных работ, который в России традиционно развиты лишь незначительные суммы, тогда как львиная доля средств, выделенных по итогам сдачи объектов до конца календарного года (к ним относятся, например, национальный проект по безопасному и качество дорог и тот же проект “Экология”, а финансируется на 9,2% и 11,0% от плана), а отчасти потому, что такие проекты, как “Цифровая экономика”, еще в закатное этапе развития (не удивительно, на страницах проекта “Цифровое госуправление” финансируется только… 0,1%).

На этом фоне резко выделяются три национальных проекта, которые наиболее последовательно контролируется Министерством финансов: через регулярный мониторинг кассового исполнения проектов, а также через прямые руководством А. Силуанов как профильный вице-премьер (национальные проекты для развития малого и среднего предпринимательства, стимулирования экспорта и международного сотрудничества и повышения производительности). Кассовое исполнение безопасности проекта для малого и среднего бизнеса, составила 33,1% от годового плана (в то же время доступ малых и средних предприятий к источникам льготного финансирования – 37.9%); проект международного сотрудничества – 35% (в том числе программы по стимулированию аграрно – промышленного экспорта-44.1%); основная программа проекта на повышение производительности – проекта “Системные меры для повышения производительности труда” по состоянию на конец июня были профинансированы до 74,9% от годового лимита.

Текущий год для запуска национальных проектов. Их паспорта были утверждены только в конце 2018 года, объем финансирования из федерального бюджета составляет 12,9% от полугодового плана, в то время как инвестиции из региональных бюджетов, которая изначально должна была внести до 19% от общего объема, в то время как идет в мизерных количествах, и доходы из внебюджетных источников (29,2 процента) попросту отсутствуют. Опять крупнейших национальных проектов, прежде всего программы по вопросам экологии, строительства дорог и модернизации основных фондов крайне сложна в своем исполнении и не требуют много согласований, планирование и подготовительные работы, что делает их быстрый бег. Однако, опять же, Федеральный центр делает все возможное для того, чтобы обеспечить новые проекты в своевременном и достаточном финансировании – а это означает, что проскальзывание проектов, которые часто указывают не только данные экспертов правительства, но также депутаты и министры, – это не вопрос финансирования, а внутренние проблемы их исполнения.

На этом уровне, я бы выделил две основные причины.

С одной стороны, национальные проекты в той форме, в которой они сейчас проходят, смотрят внутренне неоднородны. Некоторые программы, в частности в сферах здравоохранения, образования, науки и культуры, жилищного строительства и городского развития – во-первых, естественным образом дополняют известные и организованных направлений работы федеральных органов власти, а отчасти просто выделенная, и, во-вторых, общаясь с подрядчиками и поставщиками товаров и услуг; нет сомнения, что они (по крайней мере в тех иногда слишком амбициозны и формулировка, прописанная в их “паспорта” – взять, например, то же здоровье) будут выполнены. Тем не менее, часть проектов, конечно, являются новыми и предназначены для обеспечения радикальные изменения в нескольких направлениях: к ним я бы отнес проекта на окружающую среду, программа для строительства дорог и плана модернизации магистральной инфраструктуры. В этих отраслях на протяжении последних двадцати лет, были, скажем так, более чем скромный успех (Хабитат стремительно ухудшается, шоссе между Петербургом и Москвой еще не закончены, планы высокоскоростных железнодорожных магистралей почти похоронили, технология захоронения отходов не улучшилось ни на йоту). На мой взгляд, эти территории должны быть названы национальными проектами, в то время как в других областях она будет ограничена дополнительное финансирование уже существующих программ; однако, для обеспечения большей публичности усилия были разогнаны, и это вызывает сомнения относительно того, что они в конечном итоге сосредоточиться на самых важных направлениях.

С другой стороны, с момента объявления первой волны национальных проектов в 2007-2008 годах, российская экономика существенно изменилась. Коррупция была не только разгромлена, но и стала еще более распространенной; транспортная обработка регионах не увеличивается; вместо того, чтобы пытаться интегрироваться в мировую экономику, Россия где можно обойтись своими силами. Сегодня главная проблема, на мой взгляд, не выделение средств (можно вспомнить, как дорого все крупные программы развития инфраструктуры, но их финансирование не прерывалось), а также организационных и технических возможностей для осуществления этих планов. На самом деле, это следует из отчетов о финансировании национальных проектов: наиболее сложные моменты в координации процесса их реализации с региональных властей, а также поиск подрядчиков для выполнения (из-за отсутствия бюджетных обязательств в целом за текущий год, 36% из-за отсутствия государственных контрактов на поставку товаров и услуг, а 34% не были уверены и субподрядчиками 7% – отсутствие соглашений с органами власти субъектов Федерации). Современная Россия-это страна, где распределение денежных средств само по себе не гарантирует реализацию проектов, и это то, что делает, стоящих перед Министерством финансов поставлена задача реализации национальных проектов является настолько сложным, и курировать их часть непосредственно руководство Министерства финансов как важно.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*