Главная / Культура / Свое расследование убийства царской семьи провели в подвале Театра Наций

Свое расследование убийства царской семьи провели в подвале Театра Наций

Как известно, царская семья была расстреляна в 1918 году в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Играть об этом трагическом событии в жизни не только царской семьи, но и всей страны, теперь можно увидеть в подвале. Спектакль “Я убил царя” представлены в Новом Пространстве Театра Наций (режиссер — лауреат “Золотой маски” Михаил Патласов).

Фото: пресс-служба “Тетра Наций”

Об этом спектакле нельзя сказать, как о других: “его игра”. “Я убил короля” – это мультимедийный проект, ВР‑играть. И выглядит это так: каждый входной зрителю дается подобие шлема и наушники. Используя экраны, вмонтированные в шлем на уровне глаз, можно смотреть фильмы, и использовать наушники, чтобы слушать его. Таким образом, зритель остается один на один с историей. Так, подвальное помещение с низкими сводами, шлем на голову, и вы попадаете в глубокий колодец, стены которого много черно-белых фотографий века назад.

Вы летите в этом хорошо с чувством легкого головокружения, и ваша главная задача-зафиксировать красную точку на одном из изображений. Пауза и картинка оживает. Царь Николай II, его супруга Александра Федоровна, четыре дочери-красавицы, наследника Алексея, с рождения страдает от расстройства крови… но они до сих пор вместе: смотри в камеру, ее глаза печальные и страхом перед неопределенностью своего положения, неопределенности своего будущего. Вдруг мелькнет тень улыбки, как надежда на освобождение. Потому что короля нельзя убить, он помазанник Божий. Или это комендант Ермакова в черный бушлат… он был высокомерным, грубым, неотесанным, часто пьяный, по словам очевидцев.

ВР-производительность — это детальное исследование, построенное на множество показаний, что имени королевской семьи, и палачи дают актеры: Николай II — Евгений Миронов, его жена Виктория Исакова, комендант Петр Ермаков Роман Шаляпин, доктор Боткин, Михаил Попов, и защита, которая прилагается к королевской семье, только 35 символов. Два легких касания клавиши на шляпе, и императрицы Александры Федоровны тупо как-то сказал, что день не вставать с постели. Но младший брат Николая II, Великий князь Михаил Александрович, смеялись с женой Натальей: пора покинуть пылающую Россию, эмигрировал и закончил в Париже в больнице для бедных похоронен на кладбище Пасси с моим сыном.

И так, Кадр за кадром. Отбор и монтаж кадров, гладкая, несколько отстраненный тон всех участников, наконец, сама техника, босанова вас от других, оставляет зрителя один на один с этой ужасной истории, в котором исследуется не только как и где убили Романовых, но и погибших. Палачи, каждый от своего лица, никаких эмоций, ни интонации своего личного участия в этой бойне: что произошло до, во время и после. Один из участников съемки — начальник внешней охраны Ипатьевского дома Павел Медведев говорит: “…сожгли тело шипит, но не горит…” уничтожении тел Царской семьи длилось три дня… чудовищные подробности, она становится невыносимой.

Вы можете слушать до конца, и это возможно, благодаря мультимедийным технологиям перейдите на другую картинку, чтобы начать с любой другой, но до сих пор (как-причине внутренней логике следствия) будут приняты в ту страшную июльскую ночь 1918 года. Как эхо века спустя, будут реагировать на выстрелы сделаны в упор на русского царя, его жену и детей в подвале Ипатьевского дома… многие известные и неизвестные факты, детали складываются в страшную картину, ведущих нас из XX века в XXI веке: толпа людей с крестами совершает паломничество к месту убийства Царской Семьи.

Каково было работать в документальном театре, – говорит режиссер Михаил Патласов.

— У нас есть 24 актеров, мы выбрали не только внешнее сходство, но и психологические. И каждый из них ищет только своего персонажа. Мы говорили, и читали, давали литературу. Итак, чтобы сделать маленький кусочек комендант Петр Ермаков, художнику пришлось читать 800 страниц исследований, изучение различных документов. А потом на эмоциональном уровне мы искали что-то, что нужно нам сегодня, потому что эта история сегодня.

Я прочитал около четырех тысяч страниц, но в конце концов это не важно, и из каких материалов сделать очень многое: все тома Соколова, книги современных исследователей. В частности, мы помогли судмедэксперт Сергей Никитин, который специализируется на реконструкции внешности по черепу, один из ведущих мировых экспертов и старший следователь по особо важным делам Российской Федерации Владимир Соловьев. Активная работа с художниками продолжалась, наверное, чуть больше года.

— Вы принимали во внимание реакцию аудитории? Влияет на регулировки?

Это основная часть моей работы. Мы наблюдали, как он проходил показывает, собрали статистику крепежных ключевыми словами: сейчас посмотрим, где человек включен в какую сторону я смотрел, и когда я теряю внимание. Статистика начала накапливаться, и есть много интересных вещей: например, сцены, которые мне очень понравились, не пользуется популярностью.

С технической точки зрения, так как проект постоянно видоизменяется, развивается, и в конечном итоге стал заперт в виртуальном пространстве. Нам кажется, что это очень хорошо, потому что он работает по индивидуальной психологии зрителя, он смотрит на материал в одиночку, а в театре так или иначе он является сыном психологии просмотр группа: вместе смеяться, вместе грустить.

— Что вы можете сказать об особенностях установки?

— Установки, конечно, сложный. Я режиссер по образованию, и установка сплит-экран, даже некоторые из вещей, я плюс-минус понятно, но не главное. Главное оптика — камеры среднего формата, который мы сняли. Это дает оптический эффект, как на старинных фотографиях, и вся царская семья очень любила фотографии. И восстановить фото и сделать художники, наиболее похожих на участников тех событий, надо было использовать такую оптику. Кроме того, это добавляет определенной психологической проницательностью.

— Откуда это имя — “я убил короля”?

— Это было придумано актер Филипп Дьячков, когда разбирали сцену расстрела: кто первый выстрелил? Каждый из участников говорит, что он был, Медведева, Юровский, Ермаков, Никулин. Мы взяли только четыре, в то время как воспоминания и рассказы гораздо больше. И, как мы спорили, мы говорили, что они приветствовали его: “я убил царя” — для них это было важно. И если вы переместите его сегодня, конечно, сегодня эта фраза имеет совсем другой смысл. Как будто человек, который признался один из убийц или соучастников должен был произнести эти слова перед Богом. И в них я вижу исповеди.

Мы команда под названием Царь Николай II, а Николай, его жена Александра Федоровна. И он уже все осознавал, плюс уже передал власть Михаилу, но он отказался. И технически, Майкл был последний император, чье тело до сих пор не нашли под Пермью, где он был убит, и вот что у нас есть отдельный этап. Майкл сказал, что в ЧК: “я дал власть народу. Чего она от меня хочет”. Может быть, это заслуживает отдельного шоу.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*