Главная / Культура / Странности дедушки Крылова: обед баснописца поразил историков

Странности дедушки Крылова: обед баснописца поразил историков

Иван Крылов был известен как чудак. Голые прогулки с французской книгой в саду, любовался зрелищем пожаров, писал о себе бесчисленные анекдоты. Всем с детства известен своей басне «Ворона и Лисица», «Стрекоза и муравей», «Слон и Моська». Однако, Иван Андреевич был известен не только истории нравоучительный, но и завоевал любовь своих современников как один из организаторов библиотечного дела, талантливого журналиста и даже математиком. Однако, это не все. Доктор исторических наук, автор биографии Крылова в Ф — Кэтрин Tsimbaev, рассказал «МК» о классике.

— Где, в общем, выражение «дедушка Крылов»?

— «Дедушка Крылов» — это песня друг Пушкина, поэт Петр Вяземский. Она исполнялась на юбилее Крылова в 1838 году. Почему 1838‑й — отдельный разговор. Тот факт, что точная дата его рождения неизвестна, и 1769‑РД является лишь одним из возможных. Идея отметить юбилей Крылова в 1838, в сущности, принадлежала императору Николаю I. задача была такая: чтобы прервать летие со дня смерти Пушкина, который, конечно, имел основания обвинить короля. Власти хотели отвлечь внимание общественности мощный праздник юбилей другого великого писателя. Вот на этот юбилей и пел стихи Вяземского с постоянным рефреном: «Здравствуй, дедушка Крылов!».

— Пушкин и Крылов, какая связь?

— Они были в прекрасных отношениях. Это не известно никому Крылов был в плохих отношениях. Но еще Пушкин, а он, конечно, выделял в отличие, например, от Грибоедова. Кстати, Пушкин, Грибоедов, Вяземский и крылья даже отправляясь в тур по Европе в 1828 г., когда Грибоедов в последний раз он вернулся из Персии. Это в воспоминаниях Вяземского, который представился как «Четыре великих русских писателей,» как бы приматывается к чужой славе. В любом случае, известно, что Пушкин и Крылов уважать, как любой, растущий на его басни. Крылья очень резко отреагировал на смерть Пушкина. Известно, что обычно флегматичный, он кричал и бился.

— Я читал, что Пушкин бывал у Крылова, когда он писал «Историю пугачевского бунта». Крылов был свидетелем восстания Пугачева?

— Ему было пять или шесть лет. Я думаю, что это должно повлиять, но когда его спросили, Пушкин, Крылов информацию о пугачевском бунте, который, в общем, сошло с рук. Любопытно больше. Крылов жил вне Гостиного Двора, в доме для сотрудников Публичной библиотеки Санкт-Петербурга. Так с ним постоянно летали голуби Гостиного двора. Он учил, кормил, принес в свою квартиру. Есть замечательные истории о том, как роскошные персидские ковры, ustilovsky камер Крылова, все было разрушено голуби без каких-либо действий. Посетители, когда она пришла навестить его, поднимали тучи голубиные перья. Крылов понравилось. Здесь и Пушкин, Денди, которые знали толк в одежде, был вынужден сесть в кресло, на котором, кроме него, сидели сотни голубей.

— Больше о Крылове сказать, что он был ужасным обжорой.

— Это правда. В своей книге я подробно опишу в одном из ужинов Крылова в доме директора медицинского департамента, Александр Тургенев. Воспоминания гувернантки Тургенева, Надежды Михайловны Еропкиной, написанная внуком Тургенева. Позвольте себе один кусочек.

«Я помню это последний прием пищи Крылов. Была уха с пирожками, которые были даны каждому, но прежде чем Иван Андреевич стояла глубокая тарелка с горой пирожков. Он быстро закончил он и после третьей тарелки супа, повернулся к буфету. Емеля (слуга Тургенева) знал, что это значит, и быстро предложил ему большие общие тарелки, который был еще запас.

Телячьи отбивные котлеты были огромных размеров-еле на тарелке подходит, а половина не будет делать. Крылов взял одну, потом еще помолчал, взглянул на ужин, быстро сделал математический подсчет и решительно потянулся за третьей… «Смотри, белый! Просто в белый камень», — счастливыми и довольными сказал он. Удалось убить его, прежде чем остальные и, увидев, что блюдо было еще котлеты, потребовал Емели продолжения.

Огромная жареная индейка вызвала искреннее восхищение.

— Жар-Птица! повторил он, и повернулся ко мне, жуя и obrapia салфетку, приговаривая: — добрый рот хруста… и жареные Александра Егоровна! (Кук.) Точно кожицу отдельно и индейку отдельно жарится. Хозяйка! Хозяйка!..

Но вскоре новая радость. Крылов очень любил все виды мочеиспускании. Дедушка это знал и никогда не забывал, чтобы угодить ему. И здесь Нежинский огурцы, брусника, морошка, сливы… «Куриное царство, царство Нептуна!» — искренне радовался крылья, как вишни, заглатывая огромные Антоновки».

Кроме того, крылья не только гордиться своей ненасытности, но козырять этим, любил рассказывать о нем. Но он умер, по официальной версии, от паралича легких, а не от обжорства-это легенда.

— Все знают, как баснописец Крылов. Но он не только писал басни?

— Конечно! Начал крылья с трагедиями, которые не стоят особого внимания, а затем оперное либретто, затем комедия и учебно-методических работ, а затем басни. Во введении своей книги, я написал несколько комедий Крылова, которые на самом деле актуальны. Один из них — «сочинитель в прихожей» — рассказ о модные леди проститутки. Это сильно эротично. Если ее адаптировать к современности, и это очень легко, это будет сенсация. И цинизм его финальная фраза «пустое, мой дорогой, ты знаешь, что я не Аполлон поклялся!» — Я думаю вне конкуренции в мировой литературе. Еще одна комедия — «Podship» или «ТРУМФ», — еще более политическим. Это связано с императором Павлом I и карикатура изображает его правления. Трудно читать, герои изъясняются там коряво, но актеры играют было бы раздолье.

Другое типичное мнение, что Fable-это всего лишь вольный перевод из Лафонтена. Хотя крылья по всей стране ездил, истории, собранные.

— Нет, он пошел, потому что он был игроком. Что касается басни, они делятся на несколько частей. Во-первых, есть Эзопа, которые он переводил Лафонтена, а потом и крылья, частично с Лафонтеном, но частично и с Эзопом, он знал греческий язык. Самые известные: «Лиса и виноград», «Ворона и Лисица» и многие другие. Но есть басни, которые являются независимыми, Крыловский. Например, «река» или «каурый вороной». Прочитав их, вы поймете, что этого не может быть, не Эзопа или Лафонтена. В книге я привожу эти тексты в целом, потому что они не очень хорошо известны. Однако, если вы ищете что-то, что всегда отражает жизнь нашей страны в любое время, басня «река» здесь идеально подходит. Но не ходить в школу. Отчасти потому, что детей было бы невозможно объяснить, и это было бы плохо для их психики, и взрослые не читают его. Они думают, что только Крылов «Ворона и Лисица» и «Стрекоза и муравей». Это замечательные и интересные, но не все. Было бы здорово сделать десятиминутную передачу про басни, типа мультфильмов в прайм-тайм перед программой «Время», что открыл мне глаза не только Крылов, но даже в России.

— Басни Крылов начал писать довольно поздно. Почему он вдруг решил обратиться к этому жанру?

— Крыльями отличается тем, что он не оставил ни дневников, ни даже эпистолярное наследие. Он категорически не любил писать письма. Если выжил-его письмо в одно-два предложения. Это уникальная для своего времени. В общем, крылья на себя старается ничего не говорить, кроме пресловутых анекдотов, хотя они сами выдумали. Так, почему басня, трудно сказать. Видимо, он нашел в них себя.

— Удивительно! Вы сказали, что крылья не любят писать письма. Однако, он редактировал журнал «Почта духов», который был построен на разговор!

— Абсолютно. Может быть, поэтому он ненавидел переписки. Во всяком случае, он почти никогда не писал. Опять же, если самые близкие люди получили от него по крайней мере две линии — это было великое счастье.

— Известно, что Екатерина II очень любил журнал Крылова.

Это период начала 1790‑х годов, Французской революции, после которой Россия стала закрываться почти все журналы: издания Новикова, Карамзина и «Почта духов» Крылова. С Екатерина Крылова не было личное отношение, потому что он принадлежал к сторонникам Великого Князя Павла Петровича, будущего императора Павла I. Крылов дружил с женой Марией Федоровной. Таким образом, принадлежащие суду великого князя Павла Петровича, человек автоматически оказывались в оппозиции ко двору Екатерины II.

— Крылья были, можно сказать, государственный деятель — он служил в Имперской библиотеке. Сказав, что он думал, что это едва ли не главное в моей жизни?

Здесь он действительно нашел себя. Выполняется много различных заданий по инициативе Алексея Оленина, президента Академии художеств он покровительствовал, в частности, во время работы Крылова на монетном дворе. Но в библиотеке крылья осуществляются не просто какой-то бюрократической деятельности. Он сделал очень много для развития библиотечного дела в России. Не только каталоги, но заказывать книги. Он был первым и на тот момент единственная библиотека в России, где можно было читать книги только о кредит, как это принято. Но тогда, в 1812 году, перед войной, это был уникальный случай. Крылья стояли с момента ее создания и развития. В то же время он внес свой вклад в научные основы библиотечного дела.

— Крылья и математик пришлось потратить?

— Он редактировал в молодости, что-то связано с математикой. Пушкин также следовал математических кафедр в журнале «Современник», но мы, конечно, не могут быть отнесены к ученые этой науки. Но для того времени этого было достаточно.

— Что за история с Крылова незаконнорожденная дочь кухарки?

— Практически ничего не известно. Да, там была дочь Александра. Потом появились внуки. Дочь он не считал ее и внуки были признаны. Его дочь вышла замуж за мелкого чиновника. Начальник этот офицер, Ростовцев, стал обладателем наследства Крылова. Семья почти ничего нет, кроме тетрадки стихов Крылова

Вы приносите много ярких деталей на крыльях. Где вы получили информацию?

— Крылов писал абсолютно все. С помощью вашей книги всем мире, мемуары о нем, я столкнулся, например, воспоминания человека, который только один раз поднялась по лестнице с Крыловым. И пишу это! Но эти воспоминания извне. Никто не мог проникнуть в его душу, и поэтому каждый додумывает, и я не исключение.

— Что, на ваш взгляд, феномен Крылова в литературе?

— Вы знаете, мы все внуки дедушки Крылова. Каждый, я думаю, смеялись над его строчками: «Ах, моська…», «страшнее кошки зверя нет», «а Васька слушает да ест». И, конечно, «а вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Это что-то не то, что неотделима от нашей культуры, от самих себя. Если бы не было Крылова, не было бы Пушкина, который вырос на его сказках.