Главная / Культура / Современный русский язык умирает: как его спасти

Современный русский язык умирает: как его спасти

Вам нужно спокойно заниматься нормальными словами

Язык-это сила.

Ролан Барт

Падение языка влечет за собой падение человека.

Иосиф Бродский

Сегодня русский язык — это мертвый язык, он не создает больше новых слов. Английский язык ежегодно изобретает сотни новых слов, наполняется новым смыслом старые понятия, постоянно практикующие, возобновляя, поддерживая себя в форме, развивая свои словообразовательные модели — на основе собственного словаря, словаря почти полностью пополняется за счет заимствований из английского языка. Я не припомню ни одного идентичности возникла в последние годы, слова, за исключением того, что “действие” и что язык чисто разговорный. Отказ от саморазвития, является основной тенденцией современного русского языка, свидетельствует о его постепенном умирании, что после “Великого” он перестает быть “живым”, как и во времена В. Даля.

Фото: Михаил Ковалев

Ярким показателем этой тенденции стало то, что уже забыли исконно русские междометия, модель “вау”, “упс”, “бла-бла-бла” и т. д. Но отношение-это первый принцип языка. Кроме того, на уровне “parece” жесты, доминирует позаимствовал этот жест, так называемые “факты”. Это показывает, как глубоко заимствования проникают в элемент вербального сознания. Даже модные матерных слов, в основном заимствованных из английского языка.

Что еще хуже, заимствование (а не “неологизмы”, как стыдливо называют их популярная газета, перечисляя новые слова 2017) вытесняют установленного словаря. Контент — это контент, Set — Набор, спикер — оратор, тренер — наставник обратную связь — ответ, микс — микс, пранк — розыгрыш, квест, поиск, головоломки, продажа, реализация, посол — посланник, эйчар — отдел кадров, должность — мастер связь — связь, — место, креативный — творческий. Под влиянием английского меняется и в чисто русских словах: вместо “должности” — “должность” “отдел” “отдел”, “ноги” – это “ноги”, и “дупло” был заменен на “отверстие” (в стоматологии).

Приставка “де” вместо “Таймс”, “пост” как “после”, “крест”, “через” Супер — “за”. Чисто русский становится “маркетинг” модели словообразования (“паркинг” вместо “парковка”, “обучение” – “Обучение”), ранние заимствования переписать в английском стиле — “профиль” вместо “профиль”, “Офер” вместо “договор”, “франшиза”, а не “франшиза”, “перекрытие” вместо “плита”.

И дело тут не в социальных сетях или в офисе речи и язык СМИ и официальных документах, вот лишь несколько примеров: “дискуссия: “кохаузинг как образ жизни”. “Выбери свой модный лук. Вы можете заказать одежду в два клика. Лучшее компьютера, мы начали”. “Полнометражный документальный фильм о блокчейн, и ловкие винтаж”. “М. Фридмена — хедлайнером семинара”. “Тело-положительные. Молодая мать дала публичный упрек samaram тела”. “Слэм также часто сопровождается этап дайвинг и habaneros не”.

Дети приходят в школу, где со страниц учебника родная речь льется ложь: “богатство русского языка позволяет нам передавать любые образы и мысли в своей речи”. Это ложь, потому что тогда они выходят в коридор школы, где есть полка для “буккроссинга” (перевод книги), и повесить объявление, призывающее их записаться в кружки “квиллинг” (квиллинг) и “пэчворк” (лоскутная техника).

На заседании Совета по межнациональным отношениям, Путин называет русский язык “естественного духовного” и его помощники говорят об ориентации и тенденции, спешащих на перерыв на кофе. Когда я спросил, почему “кофе-брейк”, а не “кофе-брейк”, как еще 5-10 лет назад, мне сказали, что второй вариант rosepettle, крестьянский язык, так говорят люди только из современных “кофе-брейк”. И за цитату из Гоголя в книге — “дивишься драгоценности нашего языка: что ни звук, то и подарок; все зернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное название драгоценнее самой вещи” — звучит как грустная шутка.

Русский язык не является престижным

Русский язык де-факто отказывается от использования своих собственных ресурсов, его словарный запас перестал быть источником новых слов. Произошел отказ от субъектности, происходит превращение в объект чужого влияния. Кроме того, не тренируясь, предпочитая брать и жевать объедки английского языка, а не выдумывать свои собственные, что в свою очередь приводит к дальнейшей слабости и неконкурентоспособности, с пренебрежительным отношением к нему. Словарь “секонд-хенд”, на полный срок на одежду других людей ничего, кроме презрения, не вызывает, а англичане и американцы неприятно шокирует языка “культ карго” российские подражатели, которые напоминают их нищими-фарцовщиков советских времен, хватается за рукав.

В результате в России на современном этапе стремительно превращается в один из бесчисленного множества голубей, то есть, вульгарно смесь английской лексики и грамматики русского языка, что-то вроде смеси или трасянка. Есть “смесь французского с нижегородским”, но только более трагический по своим последствиям. Если сегодняшнее поколение считает, что фраза “в чем смысл” “я так экспириенс” за игра, бравада, потом следующее поколение, воспитанное на подобный лексикон, будем считать такое использование является нормой.

Английский язык воспринимается как нормативное, так как язык более высокого социального и культурного статуса. России также ассоциируется с отсталостью, это не престижно; выражение культуролог М. Эпштейн, “язык стыдно.” Колониальное сознание фиксируется, уровень детализации русского языка, пространство сдувается. Случилось лингвистической сдаться. В Советском Союзе был унижен перед иностранцами, смотрят на них как на полубогов, и сегодня мы втоптали в грязь.

Но вопрос языка-это вопрос национальной безопасности и престижа. Во всем мире проблемы языка и топонимики является одной из приоритетных задач в строительстве государств и народов. К девятнадцатому веку, и в Чехии и Финляндии были незначительными крестьянских диалектов, которые легли в чехи и финны знали и презирали. Ни Сибелиус, ни Галлен-Каллела или Рунеберга или Маннергейма в Финляндии не. И сметана и Дворжак не знал чешский. Но благодаря усилиям небольшого числа патриотов на короткое время литературный язык был возрожден, и фактически создан заново.

Кемаля Ататюрка, его преобразований начался с реформирования турецкого языка, из которого был исключен в арабо-персидских заимствований, из-за которой написана версия была ориентирована на большинство населения. Мелкие славянские языки (чешский, словацкий, словенский, и т. д.) смело вводил неологизмы, заставляя иностранных слов, в противном случае, они будут представлять собой насыщенный германизмов примитивных диалектов. Очень классический немецкий, кстати, почти не содержит заимствований, почему это так трудно учиться. В Казахстане с 1991 года на имя переименование населенных пунктов, начиная с Гурьева, борьбы и отказаться от кириллицы, видя, что его стратегическая цель. Можно напомнить о том значении, которое придается проблеме языка в Украине, как там воюет, хотя и с перекрытием, на рідну мову. И писатель Андрей Курков отметил, что “Украина должна сделать русский язык своей культурной собственности” и “украинский русский язык, тоже должны стать инструментом борьбы против самодержавия и все, что мы связываем с “русским миром”.

В России, однако, угрожает национальной идентичности, исторической преемственности. Растет культурный и языковой барьер с русской классикой, которая становится непонятен долю нового поколения сходства русофобии пиджин. Кроме того, растет разрыв между языком столице и провинции, в глубине России перестает понимать Московскую толпу, которая таит в себе трагические недоразумения. В текстах иностранных имен по умолчанию писать почти исключительно на латинском языке, гнушаясь кириллицы. В Черногории и Сербии, подобные тенденции привели к почти повсеместному переходу на латинский алфавит и отказ от кириллицы.

Пренебрежительное отношение к русскому языку, априори нежелание создавать новые слова и значения с родной лексикой, готовность принять некритически любого из английских слов и терминов, без даже малейшей попытки передачи, приводит к неспособности противостоять информационному давлению из-за рубежа. Угрожали английским владычеством. Также важным является вопрос о культурном разнообразии, которая исчезает в контексте глобализации и тотального доминирования англоязычной культуры.

Даже порно не покинул родной речи

В современную эпоху стремительных изменений во всех областях естественным образом создает спрос на новые слова и понятия в сфере Интернет, экономика, развлечения и др. Но этот объективный процесс пущен на самотек, государство самоустранилось от словесной сфере. Вместо помощи в развитии богат и выразителен русский язык, он фактически ушел в отставку с иностранного языка языковой диктат, или, по крайней мере, не обращая на него внимания, не имеет значения. В 20-30-е годы большая часть реальности (состоящий из новых концепций — технический и другой прогресс быстрый!) будут описаны только со слов. И если раньше было не нужно “пахать”, “леггинсы” и “сапоги”, но они были заменены на “паровоз”, “пароход” и “самолет”, то завтра “вертолеты” и “паровозы” даже существующие “дрон” убил “дрон”, и ничего нового придумать, как стыдно.

Сегодня России объективно играть роль пони и плохие качества. Английский язык рассматривается как эталонный язык, язык гегемона, который будет окончательно написан текст. То есть русские на низкое потребление и высокое соотношение между российской и Чувашской Чебоксарах. Взять Интернет, самым быстрорастущим сегментом связи. Почти все крупные доменные имена Рунета — английский, несмотря на то, что они ориентированы на российскую аудиторию — Warheroes, Gov.ru, Kremlin.ru (!). Или обратиться к бизнес-имена, такие как новое строительство, так что башни в названии, или какой-то семейный парк. Есть патологическая боязнь что-либо называть в России — нового продукта или магазина. Русский язык воспринимается как помеха для бизнеса, отсюда бесконечные и вульгарно coffe4you. В современной Москве, в центре трудно найти вывеску на русском языке. И оно не покидает сильное чувство подражания, когда смотришь на все эти модные надписи на латыни.

Или вот модное издание запускает хэштег — happylines, многие русскоязычные (!) читателя писать о счастье! Почему не strokischastya? Стыдно за родной речью? И названия СМИ? Возьмите наугад из Яндекса-Дзен — афтершоков.новости Dailystorm.ru, Travelask.ru, Dayonline.ru, Topnews.ru и как апофеоз — пародия Герцена “колокол” — колокол. Герцен, кто в основном говорит по-французски, и в голову не могло прийти, чтобы раскрыть его издание из Ла-Клош. Даже уютные и привычные для русских “слон” была переименована в Республику для того, чтобы появиться иностранные, а не сермяжной по rosepetal. Что звучит в эфире? “Радио света”, “Love радио” и “Авторадио” в эфире “Драйв шоу” вместе с “Драйв-чат”!

Если в спорте тяжелой атлетике под названием “тяжелая атлетика”, затем “силовой атлетике” в качестве замены Пауэрлифтинг имеют не длилась пару лет. И тут пошел вал короткие треки, фристайл сноуборды, быстро исчез “роликовые доски”. “Подводное плавание” была заменена на “дайвинг” и “дайвинг” — “водолаз”. В снукер, даже в балльной системе была заменена с русской цифры “Сэнури”, а не “сотка”, например. Репортажи с зимней Олимпиады режут ухо — комментаторы соревновались, кто лучше знает английский — “дубль микст” вместо “миксте”, “сверхурочные” и “ски-сервис” уже никого не удивишь. Не “роман” писать по-мужски.

В психологии же Абус процессов, отступление, напористо. Некомпетентные люди даже не пытаются переводить соответствующей профессиональной литературы на русском языке, превращая плохие переводчики в стандарте. Кинотеатр, поп-музыка — “сиквелы” вместо “продолжения”, “саундтрек” вместо “звуковой дорожки” и т. д. На этом фоне любые русифицированные “canslit” и “satapati” сейчас представляется приемлемым.

Вы должны понять, что в нынешнем чудовищное искажение русского языка людишки виноваты меньше, чем ученых и великих мира сего. Что взять с дурочки организация туров, сопровождение группы, чтобы ждать автобус, как она могла знать о “крючке”? Взять дурака “копирайтер”, который пишет о “центр по изучению геноцида и сопротивления (а не “сопротивление”) жителей Литвы”? Его копеечную зарплату и мизерное образование. Что взять с наставником за рулем, открыл “Боб автошколы”, он, сам того не ведая, хочет казаться иностранцем. Но вот официальная выдачи лицензии, могли бы подумать.

Гораздо опаснее высоколобая аудитория, убеждая нас, что ничего страшного не происходит, что молоть языком, что вмешаться в процесс, невозможно и бесполезно. Это ложь. Стоит напомнить, что на Западе ведется активная языковая политика — наши глаза такие же, как английский язык в последние десятилетия претерпела существенные изменения (введение обязательного он/она, замена председателя председатель или председатель, например) в результате сознательных усилий, направленных на активное меньшинство. Поэтому ссылки на то, что этот район не является субъектом управления, Глеб. Возражения, что “люди предпочитают”, как голословно — никто так и не предоставил общественности возможность “Сарасота” вместо “коворкинг”. Англицизм изначально прижились и безальтернативной. Когда в США изобрели новый вид бизнеса, затем подошел к нему и новое слово — со + работа = коворкинг. В России, вместо того, чтобы подобный процесс (с + Работа = Сарасота), бездумно заимствовать — “коворкинг”. В то время как французский язык является официальным термином для этого дела cotravail на испанском — cotrabajo, каталанский — cotreball, индонезийский — kerja вегѕамабыл. Как отметил переводчик Горбачева Павел Палажченко, современные барыги требуют не переводить, и переводить дословно — это все звучало, как американцы, переводить на русский — это страшный позор для бизнеса. Он пришел как раз перед национальным унижением. Упряжках дома фризской (!) как стало известно “драйвинг рейндж”, потому что говорить по – русски- неудобно, засмеют как невежда, стоит на иностранный манер.

Вместе с коворкингом яркий пример – “обмен автомобиля”. Испанский он — compartidos vehículos. Французский — Autopartage. В Финско – Yhteiskäyttöauto. В Голландском Autodelen. Шведская Bilpool. Даже в литовско – Dalinimosi paslauga automobiliu. В России его естественно назвать “authorsden”, и это великое слово брянсксвязьтелемобил, но он используется только как рекламный трюк, как торговая марка, глава российских предпринимателей так гонят-концепция, что ваши не могут думать ни о чем, что обмен автомобиля не оспаривается.

Нам говорят, что Интернет и компьютеры без заимствований из английского языка в любом месте, и он не может быть иначе. Что ж, проверим. Возьмите веб-браузера, которая теперь называется “браузер”. Французский — веб-браузер, испанский — Navegador Web, в португальском – файл web Navegador и т. д. — На немецком языке — Datei, французский — компьютеризованная (информатике), испанский — архив (informática), турецкий — Дося, в Финляндии – Tiedosto. Даже на иврите-это “крышка”, и ничего — Израиль не файл “” занимает лидирующие позиции в мире в области компьютерных технологий. Компьютерная мышь чудесным образом стала “мышкой”, однако, все еще впереди. Заменили же “экран”, “Экран”, все звучало как у них. А китайцы вообще живут без интернета, что они “Gulenian” и “Алиэкспресс” победно шествует по всему миру, в сочетании с “Леново” и другие.

Уборщики стыдно называть себя русским, мол, низкий статус, в советское время, они требовали, чтобы его называли “техничка”, теперь — “чистильщики”, они говорят, мы не чистка и “чистка”, еще один “геймер” и “стрельба” — “стрелок”, “ужас” как “ужас”. Но и в “высокой” науке — вместо “бегун” я приплел слово “коллайдер”, в то время как во всех европейских языках, установки не называется на английском и на родном языке — colisionador, collisionneur, colisor, zderzacz, Speicherring, collisore, Çarpıştırıcısı.

И меню фаст-фуд? “Шримп Ролл”, “хэппи”, “партия корзине”, “полулюкс обед”. Их владельцы не знают слова “креветка” или “корзина”? В школьной жизни есть “воспитатели”, “включено”, “ablism”. Гей убил синий, добив его для подстраховки “на quiram”, и это привело к исчезновению огромного пласта метких русских слов и выражений в гей-сообщество, созданное в XX веке. Даже в порнофильмах, ничего не осталось от русских, только “кадры”, “milfy”, “освежитель”, “cukold”. И где же хваленая русская обсценная лексика? Ее больше нет.

Когда фермер выиграл фермер

Обман с заимствования начались в перестройку, когда его тащили слово “фермер” вместо “крестьянин”. Те, кто хотел возродить вековые традиции в селе, были вынуждены записать как “фермеров”, как будто Россия не индивидуальное хозяйство. Бедный Столыпин! Он знал, он ввел бы “режет”, что будет правители в России! Просто сегодня на рынке увидел вывеску — “фермерские продукты из Рязани”, а не “мужичка”! Но до 90-х годов “фермеры” существовал только в англоязычных странах это слово использовалось для придания национального колорита, как немецкий “Bauer” или арабского “феллах”, и сегодня можно прочитать про “фермеров” в Древнем Египте и Месопотамии. И дальше уже пошли “ваучеры” и “бизнес”, а не “бизнесмены” (как Рябушинский, Морозов, мамонтов просуществовала до 1917 года, без “бизнеса” непонятно).

Давайте не забывать ненужное латинизмы вошли в оборот/например английский. Например, “Тотальный диктант”. Это “всеобщий диктант” на самом деле. 25 лет назад, чтобы говорить с кем-то и в голову не пришло. Слово “Total” были нечастыми и под влиянием английского общего очень распространенная, можно. О какой грамотности можно говорить, когда организаторы диктанта сами в полном неведении. Типичный пример ненужного использования англо-латинизмов — “монстр”. В 90-е годы слово использовалось в русском языке встречается крайне редко, и чудовище было переведено как “чудовище” (Лох-несское чудовище Лох-несское чудовище). Но когда в передаче приняли болельщики носа мультяшек монстры начали лезть из всех щелей, а после них — “литература”, “компетентность”, “расхождение”, и прочая дребедень. В английском, кстати, в XVIII веке уже был период, когда язык был забит с тяжелыми латинизмов, но с тех пор, преодолели ее, и только мы считать признаком высокой культуры.

Надо понять одну простую вещь — введем еще один англицизм, ничего не добавляют к богатству английского языка, но и уменьшить богатство русского. Приветствие “привет” и без нас звуки сотни и сотни миллионов раз в день из Вашингтона в Канберру, а то “привет” исчезает “Хаи”. “Событие” я буду говорить в пятидесяти странах английского языка, и “событие” нигде, кроме России, не произнесет. Своеобразие языка и уникальная лексика — его величайшее богатство. Он не уставал повторять эти не совпадают с тем, что другие люди, как Солженицын и Бродский.

Часто можно услышать — “Не лезь к людям, пусть говорит, как хочешь”. Но дело в том, что таким образом у нас есть желание говорить на языке офисного планктона и хипстеров — малограмотный, плохо знающих родной язык, жестоко исковеркали ее. Потому что условие для существования единого общества — поддержание взаимно понятного языка. Либо мы должны приспособиться к уродливой англофобов жаргон, или мы устанавливаем стандарты богатый и выразительный язык.

Мы должны понимать, что “простой человек” не считает родного языка значение. Он говорит, идя по пути наименьшего сопротивления, и, не задумываясь, “на langrid” — так “longrod”. А что такого? Но это приводит к тому, что язык в кратчайшие сроки деформированные чудовищным образом. Есть много примеров. Взять старый английский, который попал под влияние французов, по сути, потеряли свой немецкий характер. В персидском языке после арабского завоевания до 60% слов, заимствованных из арабского, те же японцы против китайцев. Сказать, — но сегодня английский язык является доминирующим, и иранцы, японцы тоже не страдают. Но дело в том, что у русских уже выработался литературный язык, тогда как старый английский и другие не, и доминирование языков-мастера имел в виду во всех случаях решительный разрыв с культурной традицией. То есть результат смешения русского и английского языков может быть новый язык. Но это будет не язык Пушкина, Чехова и Платонова, как язык Шекспира не имеет ничего общего с языком “Беовульф”, а язык Омара Хайяма — язык Авесты. Другими словами, становление английского языка как гибридный язык возник задолго до Чосера и Мильтона.

Не забывайте, что заимствование изменение фонетических и орфографических структуры языка. Они не такие звуки, как “ы” или “U” не применяют “B” и “B”. Важно понимать, что перед началом розыгрыша была изменена на русский манер. Так что кассир была “тарелка” кольцо “рынок”, “тенге” — “деньги”. Если машину сегодня-обмен называлась “ежеквартально” или “коворкинг” — “цветовой ключ”, то все равно будет плохо. Но этого не происходит сегодня брать дословно.

Идея о том, что перевести на русский невозможно, так сильно укоренилось в России, даже гуманитарной интеллигенции могут думать ни о чем другом. Помню их разгар спора Facebook с писателем Денисом Гуцко и литературного критика Михаила Павлова. Оба горячо ратовал за “коворкинг”, заявив, что “Сарасота” звучит отвратительно, смешно, нелепо. Почему в других европейских и неевропейских языков “коворкинг” переносятся, они не могут объяснить и не смог.

Защита языка — вопрос poeticheskii

В общем, обсуждение на Facebook привело меня к выводу, что есть три категории тех, кто выступает против желание сохранить отдельный язык.

1. “Антисовки”. Они видят продвижение англицизмов Чемы их на запад, соответственно, любая попытка отстоять самобытность русского языка воспринимается как помеха прогрессу, переехать в лучшее место. Пусть придется сидеть здесь и в Рашке, но у них притеснения и именования, и это делает их счастливыми. Социальный состав этой группы широко в прошлом и всякие хиппи, рокеры, Фарца, человек, который считал себя чем-то ущемленными лопатой. Т. е., молясь за нас, видя в Штатах образец правильного мироустройства.

“Индивидуалисты”. Они раздражают любые попытки сказать им, как говорить. Обычно это мелкие двоечники, компенсируя собственную ничтожность. “Да, я никто, но я скажу “эпик фейл” и “фейк”, и никто мне не запретит”.

Самая многочисленная группа-это “приспособленцы”. Их мотивация проста: “весь мир движется к нам, почему мы сопротивляемся? Один в поле не воин. Плетью обуха не перешибешь”.

Как следствие, сегодня Россия является типичной страны третьего мира, как Вануату, где туземцы рады принять английские имена, думая, что это и есть приобщение к цивилизации. Это в разного рода папуасы преобладают презрение к родному языку связана с отсталостью и невежеством, а там вывеска на английском абориген позвольте мне слюни с завистью и восторгом.

Чем это грозит — нетрудно представить, приведу такой пример. Уважаемый чеченский журналист Руслан Караев пишет: “Мы (в Чечне. — М. А.) очень низкой языковой культуры. Люди используют набившие оскомину те же идиоматические выражения, междометия и украл весь словесный ряд и порядковые числительные от русского языка перестали говорить на чеченском слово “вперед”, “назад”, “вправо”, “влево”, цвета радуги — все на русском! И перед всеми чиновниками. О, они лучше всех понимают, где-то в Псковской области, а не дома”. Но в то время как чеченский язык забита русскими, последним также сдает позиции под натиском английского, же русские воруют все новые слова из него.

Однако недовольство совершенно некритическое заимствование растет, и все чаще, перерывы в социальных сетях, в СМИ, в повседневном общении. Текущая лингвистического дарвинизма — выживает сильнейший, недопустимо. Русский язык объективно является обособленным, находится в слабой позиции, ему нужна помощь, чтобы защитить, как защитить хрупкую родной культуры, или находящихся под угрозой исчезновения животных, импортированных извне, которую они вытесняют. Требует согласованной и последовательной концепции языковой политики.

Эпоха валютных проституток и фарцовщиков, когда на Футболка с английской надписью поклонился и хиппи носили в обуви и растет “волосатые”, потому что ненависть к себе зашкаливает. Теперь вы можете спокойно заниматься нормальными словами без всяких комплексов и фобий. Время стабильности должны соответствовать языковой политики самодостаточности и самоуважения.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*