Главная / Общество / Скованные одной цепью: как трудно было развестись на Руси

Скованные одной цепью: как трудно было развестись на Руси

Власть и Церковь в Российской Империи-это не только чрезвычайно сложным, закон о разводе, но на откровенное мошенничество, но не допустит развода.

Популярный блогер Морена-Морана озаботился проблемой разводов в России. В глубоко патриархальном российском обществе, они были редкостью.

Например, в середине 19-го века, их общая численность составляет около 200 в год, а в конце – до 1000, несмотря на то, что население насчитывало около 130 миллионов человек. Закон в этой области был поистине жесток, можно было получить развод, если: доказанный факт измены, неясный 5-летнего отсутствия, но и уголовное наказание с потерей всех прав состояния одного из супругов, или, наконец, добрачный отсутствие исполнения супружеского долга, или импотенция мужа.

Кроме того, в случае развода оба супруга решили стать монахом, но не было детей.

Доказательством измены жены может быть ее незаконнорожденных детей, и только в Санкт-Петербурге в 1889 году около 30%! Но мужчины были более сложными. Например, княгини Софьи Нарышкиной началась в 1859 году развод с мужем, потому что он признался ей, что она была заражена за рубежом венерической болезнью и стал ИМПОТЕНТОМ. Процесс длился 20 лет, и свою принцессу потерял, потому что Священный Синод постановил, что признание не является доказательством, кроме принца до брака была способна, – у него были дети.

Другой княгини Евдокии Шаховской управляемых измена жены с помощью свидетелей. Один из них, торговец, Александр Карташев, показал: “…во время завтрака я вспомнил, что список… был принц. После завтрака Арбат предложили мне прийти к князю за список… Когда мы открыли дверь в номер князя, увидел его лежащим на женщину в действии совокупления. Принц закричал: “Как ты смеешь”, и мы сразу же рванули туда…”. После развода принцесса снова вышла замуж.

Но там был откровенно скандальных случаев, таких как, например, с военного министра Сухомлинова, который воспылал намерением жениться на Мадам Бутович, и муж был против и на развод не допускается. Однако, как водится в России, правительство может делать все. Владимир Бутов был обвинен в прелюбодеянии с французской горничной, к тому времени процесс уже вернулся во Францию. Но она прислала официальное медицинское заключение о его девственности. В ответе Синоду и так потеряли документ и закончил начатое, несмотря на протесты Бутович, размахивая расписку о том, что Синод получил помощь.

Кроме того, в архивах был найден на имя одного сотрудника Синодское Владимир Бутов: “сейчас с документами все в порядке, не стесняйтесь, чтобы съесть своего друга, хотя записку в П…У, хоть в ж…”.

Российские бюрократы знали, как остроумная шутка!

Это было даже сложнее с непонятными отсутствие в течение пяти лет. Здесь, чтобы принять развод практически невозможно с непонятными отсутствие ситуация сложилась таким образом, РПЦ придумали гениальную схему: муж его недостающую половину, пришлось прибегнуть к помощи все 101 губерний и областей Империи. Действия таких купюр был один год. Пропал без следа, появились много тысяч, но к разводу их было невозможно.

Но добрачный отсутствие исполнения супружеского долга, чтобы доказать это тоже практически невозможно, так как нет заболевания, были исключены из анализа, и тот факт, что импотенция была до брака, врач поставил только через три года после вступления…

Так Ольга Курбатова в 1860 году в своем исковом заявлении Попов писал: “Со времени моей свадьбы с капитан Петр Петрович Курбатов… прошло три года, но оный мой муж, доселе Браном постели со мной не разделили его невозможность…”.

Медицинская комиссия, которая обратилась для обследования сказал: “…назначенный мэр Курбатов был сертифицирован в медицинском кабинете, выяснилось, что он посредственного телосложения, по-видимому, около 36 лет, его лицо бледно-желтоватого цвета, пенис, хотя форм природных, но чаще морщинистая, вялая и маленькая …”

Самый простой способ получить развод в России, если один из супругов был приговорен к длительному сроку тюремного заключения или изгнания. В течение двух лет после приговора можно было подать на развод, но только если другой супруг не ушел в изгнание после того, как осужденный.

Таковы были связи..

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*