Главная / Культура / Самый детский писатель: сказки Маршака мы слышали еще до рождения

Самый детский писатель: сказки Маршака мы слышали еще до рождения

3 ноября родился Самуил Маршак, самый всенародно любимый молодой человек

Владимир Вестерман

“Смотреть иногда нас обманывают”.

Это первая строка старшем подростковом стихов Маршака. Обманули по часам, признавая, что это так, не ошибаюсь..Я потому что не помню в каком возрасте я впервые услышал детские стишки Маршака. Один известный писатель утверждал, что “сказка о глупом мышонке”, он слышал еще до своего рождения. Другие мемуары клялся поэтический рассказ о том, как на пожар “Кошкин дом” (“Тили – бом! Тили – бом! Загорелся кошкин дом!”) он выучил наизусть в возрасте двух лет. И в четыре года бегал по двору и кричал: “Вот какой рассеянный с улицы Бассейной!”. Он, по его словам, сковородкой по голове сложила руки в брюки и в отцепленном вагоне в город Ленинград, а не где-то между Балагое и Поповка.

Какие шутки!

Я вторые сутки,

И я вернулся,

И приехал в Ленинград!

Странно это, конечно, ничего, но поистине нелепо. Дети это понимают, но не озвучивать. Они просто:написать автору “разбросаны” беспокоится о судьбе отстраненность от реальности путешественника

“Дорогой Самуил! Где сейчас живет народ разбегается? Может он сейчас изменился? Если да, то что он сейчас делает? И как он одевается?”

И хотя уважаемый Самуил Яковлевич написал это письмо не вам и не мне, а ответ все равно нам:

“Я очень рад, что вам понравилась книга про человека рассеянного. К сожалению, это не правильно. Кладет вниз с ботинками, писать письма, огурец, спит под кроватью. Вот это – разбросанные по двору! Где он живет сейчас, я не знаю. Он забыл свой адрес. А вам я посылаю приветствие и отправить бесплатно книгу “Кошкин дом”. Ваш С. Маршак”.

Для одного человека – Маршак всегда моя или твоя. И когда вы пытаетесь представить всех детей получается та же история. Для всех, кто знает его стихи – это всегда “наше”. Наш формирующегося сознания, мы впервые узнали из раннего возраста, что это то, что это бесконечно весело, познавательно, интересно. Как может быть неинтересной, унылой и nepozvolitelen цирковой борец Иван огурец, почтальоны, грузчики, кочегары, и только дама, которая везла багаж, и багаж был “картину, картонку и маленькую собачонку”? Автора накинулись: какая еще “леди”? Почему буржуйские слова? Кто это сказал? И почему вы, товарищ автор детских книг, лампа или свеча стеариновая говорить человеческими голосами? Не вводите в заблуждение советских детей! Но только давайте что-то смешное и волшебное – то в суматохе будет заполнить. И это очень верно. И это наш Маршак.

Он стал самым читаемым детским писателем в ХХ, и, что удивительно, продолжали быть так – и вот, сегодня, когда многие нынешние и бывшие дети празднуют свой день рождения. Он этот ноябрьский день в 1887 году родился на окраине Воронежа, а потом жил на окраине города. Где эта Острогожск, мало кто помнит, но вдумчивые биографии Маршака донести до нас информацию о том, что эта Острогожск, кто был в Пале, он учился в гимназии. В 1902 году семья переехала в Санкт-Петербург. Но в столице бывшей Российской Империи Маршак учиться в школе не могли. Как еврейский мальчик, который побледнел.

Чтобы преодолеть “сраная имперская система” помог замечательный человек, Барон, либерал, филантроп, меценат и общественный деятель Гинцбург. Он познакомил Стасов и горький и Шаляпин. Маршак вспоминал, что Стасов “дал… целую библиотеку классики” и в результате больших усилий определили в гимназию в Санкт-Петербурге. Там был молодой Маршак и Горький на даче в Ялте, но в Ялте налево и в конце концов обосновался в Санкт-Петербурге. И там “были, без чьей-либо помощи, чтобы сделать свой путь в литературе”. Опубликовано в самые хитроумные журналов Серебряного века – “Сатирикон”. В 1911 году, продолжая упорствовать в большую литературу, сел на корабль и отправился на Ближний Восток. На корабле он познакомился со своей будущей женой. В 1912 году он отправился с ней в Англию, а в Англии поступил в университет. Обошел почти все Британские острова и начал работать над переводами Бернса, Вордсворта, Вильяма Блейка. Впоследствии эти переводы принесли ему мировую известность, но, по советской традиции, Bernoskie празднично в Шотландии не автором перевода, но заслуженную коммунист с канцелярской лицо и все остальное, на высокие административные должности. Только в 1955 году поехал на фестиваль в самой Шотландии Маршак.

В горах мое сердце…

До сих пор я там.

По следу оленя лечу по скалам.

Я преследую оленя, пугаю козу.

В горах мое сердце, а сам я внизу.

С детьми он начал работать в 1915 году, сорок лет назад. Затем на его попечении были детьми еврейских беженцев от ужасов погромов. В 1917 в Екатеринодаре (Краснодар) вместе с энтузиастами основал “детский городок” с театром. Писал пьесы совместно с писателем и поэтом Cherubina де Gabriak. Эти произведения составили сборник “театр для детей”. Это в очерке “о себе”, писал: “я пришел в детскую литературу через театр”. Никогда не уходил от нее, создавая десятки детских книг. И не меньше, чем взрослые. И дети смеются над человеком, который входит в трамвай, сказал: “Дорогие вагинопластика! Код Глубоковский!” И взрослые не до смеха, когда их гений состоит из души:

Все умирает на земле и в море,

Но осужденному более суровое:

Он должен знать о смертной казни

Подписанном, когда он родился.

Но, осознавая быстротечность жизни,

Он живет — вопреки всему,—

Как будто рассчитывает жить вечно

И этот мир принадлежит ему.

Поэт писал о “бессмертии детей”, что это бессмертие, конечно, при всей своей кажущейся бесконечности. Или, для взрослых, для поэтов, чтобы писать так, как мне нужно ждать того же государства:

Постой, поэт, душевного спокойствия,

Дыхание шторма, чтобы пройти,

Сложить одно четверостишие

Ваш долгий открываем блокнотом

Бывший ребенок скажу, кроме “разбросанных по двору” и “багаж”, если ты не помнишь все его книги, почти все, без оговорок, когда ты живешь совсем другой, взрослой жизни, и даже в цифровую эпоху.

Современный писатель не обманывает, когда пишет, что трудно забыть стихотворение “Мистер Твистер”, написанной в 1933 году: “я сначала прочитал, а потом в театр, чтобы увидеть”. А потом понял, что Маршак, жутко хотят работать и очень требователен к себе, кто написал “Твистер” тридцать раз. Не был доволен тем, как это делает “бывший министр/бизнесмен и банкир, владелец заводов/ газет, пароходов”. Представитель крупного капитала, который “решился на отдых/ путешествие Вокруг света”. И путешествовал, побывав в стране социализма, чревато далекого коммунизма, и несколько разочарован в нем. Результат был хороший сатиры и поэзии.

Корней Иванович Чуковский, друг и коллега Маршак в статье от “живого источника” писал:

“Только после долгой, трудной школьной поэзии для малых детей, можно достичь такой четкости структуры, такой almaznoi, cannoti стих”.

Во время войны Маршак был сатириком, который создал антифашистские стихи и подписи к антигитлеровской мультфильмы. Он был такой переводчик Шекспира, в котором его “капитал demalchusa капотом” не встречал:

Я переводил сонеты Sekspirova.

Пускай поэт, покинув старый дом

Говорить на языке других,

В другие дни, в другом краю планеты.

Коллега его мы признаем

Защитником свободы, правды, мира.

Неудивительно, что славное имя Шекспира

По-русски это значит: “potrazi тыка”.

Три сотни раз и тридцать раз и три

Со дня его смерти Дрю

Земля урочный путь вокруг Солнца.

Свергаются троны, павших королей…

И гордый и скромный стихотворный перевод

Служил и продолжает служить истине и свободе.

Не трясет, ни копья, ни даже перо, но в тишине ведет их на бумаге, он в доме на Земляном Валу (бывшая Чкалова ул.) в переводе 154 сонетов, давая им звук “дневник, наполненный человеческой мысли и чувства, сомнения и надежды.” Переписывали много раз, каждый перевод, оттачивая каждую строчку. После очередного точку на 55-й сонет (“замшелый мрамор Царственных могил/ исчезнет раньше этих весомых слов…”/, его друг сказал: “Вы знаете, его переводы сонетов я мог бы показать Пушкину”… Ирония Маршак друга поняли и сказали: “Самуил! Вы ему при случае, обязательно покажите мне!” Шоу, вероятно, не было, но была книга Бориса Галанова “МОЕ Святое ремесло”, в котором он вспоминал:

“Иногда, как только входите в квартиру Самуила, и из своей спальни (если только Маршак не на своем обычном месте за столом) уже услышал резкий, нетерпеливый звонок, и характерным глухим голосом Самуил спрашивает: “– Розалия Ивановна, кто там?” И хотя впереди у меня пальто, сам хозяин вышел навстречу. Это просторный дом в костюме из светло-серого материала с тростью, перекинутой через правую руку и левую неотделимы от серебряная шкатулка – пепельница, о которой он когда-то писал, что когда ты умрешь, даже не пепельницы, делать нечего. На протяжении многих лет, в разные дни и часы я приехал в этот большой дом на улице Чкалова, поднялась на третий этаж и позвонил в сто тринадцатой квартире”.

Когда война закончилась, Маршак снова начал писать для самых маленьких и самых бессмертных, вплоть до двадцатого. Его “Кошкин дом” лит полифонического “telebom”, но никогда не горит. Стихи веселый, оптимистичный. Но советские послевоенные космополитизм ничего, кроме ужаса и кошмара, не вдохновил: гонения на евреев, организованной, чтобы выжить из ума генералиссимуса и его банды. И только чудо спасло знаменитого Детгиз создатель, друг Горького, Чуковского, докладчика на Первом съезде советских писателей о развитии детской литературы, – человек, который знал, что Писание говорит реки в бывшей имперской столицы:

Сказал длинный стих Нева.

Страница падает Гоголя Невский.

Летний сад – главы “Евгения Онегина”.

На блоке я помню острове

И Разъезжей бродит Достоевский.

В годы уныло и Терри, которые мы сейчас пытаемся оправдать, замолчать, забыть, чтобы увидеть, я вспомнил все. А что я написал не о торжестве социализма, но что-то экзистенциальное:

Даже в случае спешки, не забывайте:

Этот короткий путь —

Также есть частица вашей жизни.

Жить и учиться в пути.

…и что, восхищаясь талантами поэтов нового и авангардного, работа в Ленинградском отделении Детиздат привлек Хармса, Введенского, Заболоцкого. Хармс и Введенский умерли, з остался в лагере на 10 лет. В “истории моего заключения” я описал, как искал его, что он признался, “во всех делах планировалось”, а Маршак – “антисоветчик и враг, каких еще поискать”. Не достигнуты.

Чуковский увидел в нем не одного, а пятерых Маршаков: поэт для детей, лирический поэт, драматург, переводчик, прозаик. И три: критик, наставник молодых поэтов собеседника. Все восемь такие же, как и безграничный, как наши Маршака, в сочетании с его внутренней свободы:

Безграничная сила природы

Поэтому мы не тяжелые,

Что чувство видимой свободы

Живет она дала.

Во втором десятилетии XX века его стихи утвержден блока и Ахматовой. Одно из его поздних стихотворений был этот, написанный в моменты душевного спокойствия:

Смотреть иногда обманывают нас,

Так мы жили в мире bezmaterny,

Они опять покажут тот же час,

И считаю, что час вернулся.

Обманчив дней и лет круговорот:

Опять приходит тот же день недели

В том же месяце он снова —

Как он вернулся в реальность.

Мы знаем, что час делается,

Что ни дней, ни месяцев возврат.

Но круг календаря и циферблата

Мешает нам понять, что мы едем.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*