Главная / Общество / “Рты закрыли, молимся молча!”: российские школы опять под атаками “террористов”

“Рты закрыли, молимся молча!”: российские школы опять под атаками “террористов”

После небольшого перерыва на время зимних каникул возобновил “теракт” в детских садах и школах. 16 января, эвакуация прервала учебный процесс в 63 школах Санкт-Петербурга (на пульт МЧС поступила информация о “минировании” 658 объектов). 13 января, в Москве неизвестные “минировали” около 300 объектов…

Бутузова Людмила

Были найдены взрывные устройства. Постояв некоторое время на улице, дрожа дети вернулись в классы.

Родитель чаты – смесь паники, страха, беспомощности и обиды.

“Я не знаю, что думать и что делать, – говорит отец двух детей школьного возраста из района Богородское. – В нашей школе в декабре “минировали” восемь раз. Старший в седьмой класс. Сначала он испугался и пришел к вам в лицо белое, руки трясутся, тогда, когда эвакуация была повторена и ничего страшного не случилось, он не одинок, многие подростки стали воспринимать это как развлечение, возможность легально прогуливать уроки. Возраст… попытаться убедить их сейчас, что тревога не всегда может быть ложным. За второго ребенка “бомба в школе” закончился экстремальный стресс, пока не перевели на домашнее обучение. Я помню этот момент… это моя курица в бассейн, влажная форма, не тапки – потерял на лестнице, когда он бежал, мычание. Сам наш класс такой же, растопыренными, кудахчет: “5А”, взяли меня в кольцо, рот закрыт, молитесь молча”. Ну, у меня есть дочь, и вернулась домой. До Нового года – грипповала, сейчас просто сидит дома и читает книги. Новости из школы приносит большого брата. Вчера опять эвакуация…младший опять в истерике.”

“Через 30 минут все вернулось, сказал другой родитель Галина Логвиненко. – Мне даже не удалось достичь.)

Наташа Дашкевич в моем саду эвакуировали 6 раз сегодня, пришлось взять ребенка на работу(((

Артем Сидоров: Да, это сейчас главная проблема в Москве. Просто перерывов, эвакуировать 3-4 раза в неделю. И все делают вид, что ничего не происходит. А в январе начались снова. Школа 384,1400 других вчера.

Сегодня Сергей Белогуров вокруг южной школы были эвакуированы. Учителя шепчутся, не было никаких звонков в ФСБ вашего увеличение запасов. Эвакуировали на улицу.

Подозрения в отношении сотрудников правоохранительных созревают в течение длительного времени и уже трупы молчат, как рыбы об лед, не считая необходимость объяснить, что происходит и не делает публичных обезоружил преступников, тем более обвинения в “деградации силовых структур,” если такое огромное финансирование и множество ограничений для жителей, они не в состоянии идентифицировать обычного телефонного террориста.

Два года повального “минировании” школ и общественных зданий, было всего одно официальное заявление для общественности – в конце декабря 2017 Николай Патрушев, секретарь российского Совета Безопасности, заявил, что “подавляющее количество звонков с угрозами о взрыве поступило из-за рубежа по IP-телефонии. В частности, Турция, Украина, США и Японии”.

Что будет дальше – остается загадкой, ответ из-за рубежа не последовало. Директор ФСБ Александр Бортников обвинил волна телефонного терроризма в четырех россиян, живущих за рубежом. Никакой конкретики или последующей информации не было. Первый заместитель руководителя аппарата Национального антитеррористического комитета (НАК) Андрей Пржездомский сказал: “Мы многому научились из этого горького опыта и в будущем людей, которые будут пытаться совершать подобные преступления получит по заслугам.” С “заслугой” был взволнован, виновные не найдены.

Нынешняя волна телефонного терроризма (хотя они говорят, что он не телефон, и почту), кажется, беспрецедентный по своим масштабам. В полицейские участки, где косяк встревожены и возмущены люди, они говорят, мы не знаем, когда это закончится. “Они сказали, что им поступило письмо о минировании школ в районе, затем они сообщили в эти школы и сады, – сообщает в ФБ алгоритм действий правоохранительных органов, председатель родительского комитета одной из школ в Ростокино Алла Гудзенко.

Не очень жалую силовики и официальные запросы депутатов. “Спецслужбы молчат, – сообщил депутат городской Думы Евгений Ступин. – Чиновники (заместитель начальника отдела образования Молев) пытается избавиться от нас, спокойных фраз. Никаких положительных сдвигов в динамике аварий нет. Информация о работе сотрудников правоохранительных органов отсутствуют. Направлены письма руководителям департаментов Министерства внутренних дел в районах Новокосино и Косино-Ухтомским в его район, чтобы сообщить о проведенных проверках на Общем собрании с жителями, потому что проблема приняла массовый характер. Ждем-с”.

“Это время, возможно, некоторые другие ответы протокол вступать, так как они бессильны против ложных сообщений из интернета”, – предлагает один из родителей. Возможно, организаторы таких атак считают себя Неуловимыми мстителями, борется с государственной машиной и служб безопасности. Но на самом деле, угроз сады и школы, кажется, издевательство над детьми”.

Не меньшим издевательством выглядит как “спасение” детей от подлых террористических вызовов, – пишет издание “Zelenograd.ru”, комментируя ужасающую хронику школьной эвакуации, следующих один за одним на протяжении декабря и января. Например, в пресс-службе МЧС Зеленограда издание на следующий день сообщили, что они оставили просто ложное срабатывание пожарной сигнализации в школах № 1151 и № 1739). “ЕР” заявили, что по их службе, без аварийного вызова, чтобы сопровождать эвакуация состоялась. Различных источников в других экстренных служб поделился с журналистами противоречивая информация. Один из них сказал, что этот московский департамент образования предложил провести тайное учение, не информируя администрацию школы и сады, чтобы сделать его выглядеть реальным. Он сказал, что хочет проверить фактическую готовность персонала, родителей и детей в чрезвычайных ситуациях. О проведении “учений” не знаю, если сами сотрудники и аварийных служб. Они поехали на вызов и только по приезду узнал, что это практика или ложная пожарная тревога. В местах эвакуации, а также полицейские и кинологи с собаками.

Все это время большинство детей были на улице. Их вещи остались в школе, деньги, ключи, телефон — все в рюкзаках, что не разрешили взять. Голые дети плакали , некоторые учителя стояли в шубах.

В одной из родительских чат классный руководитель объяснил этот факт , без сомнения, что он действовал правильно: “в конце пятого урока по громкой связи прозвучало сообщение о эвакуации. План абсолютно невозможно одновременно направлять всех студентов в школе в раздевалке. Последствия таких действий могут быть весьма трагическими (паника, давка и т. д.). Одеты дети могут не успеть выйти в одну дверь через три турникета, четыре запасных выхода в четырех углах школы будет закрыта для детей, стремящихся к раздевалке. В соответствии с планом эвакуации дети вместе с ведущим учителем на этом этапе урока, уйти из школы через запасной выход из офиса.” Преподаватели пальто, вы видите, по-хозяйски повесил на заднюю дверь.

Зеленоград, поднаторевшие в эвакуации, взял на себя инициативу и в части практической борьбы с терроризмом. По всей Москве не могу поймать ни одного преступника, а здесь раз или два в школе – на месте преступления – поймали мать Екатерина Осоченко, и, похоже, она станет фигурантом уголовного дела в связи с laminirovanie.

Теперь вы видите это, правило: не жаловаться и не возмущаться – а потом приехать на судьбу, не отвертишься, раскаявшаяся грешница. – Месяц назад я разделял мое негодование ФБ про частые эвакуации детей из школ и детских садов. Мои дети страдают. Я был очень раздражен: трех опорожнений в неделю для нашей семьи! Есть камеры, охранники, целые коллективы людей, специально подготовленных для выявления готовящихся актов терроризма – зачем гонять детей из детского сада и обратно? Был devastadoras. Теперь я знаю, как это происходит. Какая-то тетя или дядя-охранник, желая выслужиться перед боссом, нажимаете на кнопку “паника” когда вы впервые наслышана слово “бомба”, “взрыв” или “терроризм”. И не важно, в контексте того, что происходит: слышно – нажимаем на кнопку!

Но обо всем по порядку. Вчера в половине пятого я привел свою дочь в “школу малышей” в HQ. Года № 1353. Я всегда опаздываю… буквально побежала в дом – реверанс в сторону охранника и турникет. Что это? Заблокирована, сломана или что? – вкратце, я думаю, и протолкнуть ребенка под турникетом. Смотри: уже учитель маячит в проходе, ожидая отстающих в шкаф. В общем, меня это напрягает турникет преодолеть – просто залезть под нее и все! Потому что надо быстрее. Охранник, Ирина начинает кричать: “Где?! без этого документа невозможно!..” “Правила или что изменилось у вас? Я говорю, позавчера все-таки ты позволишь мне…” и она поспешно обуваться дочь и учитель уже нервно оглядывается, и урок на три минуты как начался. Я сказал: “Да, все, все уже иду.” Тетя щетина: “я позвоню директор по безопасности” и он появляется как коробки из соседнего кабинета. Я уже повесил детская одежда и обувь в гардероб и собирается уходить на пенсию – у меня дома есть другие дети, и ужин на плите. Я и всплыло кое-что на благо, что школа находится в нескольких минутах езды на самокате. В чем здесь паспорт? Вы никогда не нужно! Но эти два – с чужой, неподходящий момент рьяностью начинают приходить на меня и рычать, “нужно держать! Подождите, мы позвоним в полицию”… мне смешно. Бросают через плечо: “звони, конечно. Потому что я похож на террориста” и улететь на своем скутере, уверенный, что инцидент исчерпан, и в следующий раз обязательно взять с собой паспорт.

Екатерина Осадченко всеръез взялся за terroristquot: социальные сети

Но там это было. Через полчаса старший сын послал меня, чтобы забрать младшую сестру из класса, звонит мне и говорит: “Здесь такой ажиотаж. приедет полиция, вы хотите поговорить с вами”, – и передал телефон сотруднику Чудакова. Он хочет знать, почему я сказал о заминировании здания. Я кашляю от удивления: “как насчет добычи?” “ну, отвечает, прапорщик Чудаков – нам сказали, что вы здесь везде бомбы заложены и угрожать взорвать здание. Родители и охранник это услышал”…

Театр абсурда развивает. Через полчаса со мной послать полицейскую машину. За это время я дважды позвоню в полицию (уже от некоторых других подразделений) и директор школы. Сказать, что я варю – ничего не сказать. Я оделся, решив доказать свою невиновность. Дети, слушая мои переговоры по телефону, в легкий страх. Особенно трое младших. Апофеоз: на пороге люди в черной форме с надписью “посмотрите” – три дочери в возрасте трех, шести и восьми лет начинают плакать в голос. “Мам, мы в полицию не отдадим!” Подростки 13, 15 и 17 лет в неверие, но остаются спокойными.

Проехать по полицейской машине (афигеть!) в здании школы (сказал им: “так, может быть, я буду бить вас, прямо здесь?” – “нет, мы пошлем машину”). В школе – пипец: силовики всяких разных видах (полиция, кинологи, собаки, сердце, руководством охранных предприятий, следователями, дознавателями и некоторые из представительных мужчин в штатском). Оказалось, что школа все-таки эвакуировали. Но! Как-то, через два часа после моего “преступления турникет”. Для меня это странно: если я похож на террориста с бомбой, то почему в полицию не вызвали сразу? почему тетя-охранник, прежде чем вы нажмете ваш “тревожная кнопка”, подождите, пока наши уроки (там раньше ребята из других клубов)? Хотел, наверное, чтобы прийти к своей дочери – и потом поймают? Это женская месть или что?

Долго ждать в холле среди многих сотрудников милиции. Узнайте правду обо мне, угрожая расправой: “заведомо ложное сообщение о заминировании, совершенные публично, – статья 207, части 2 Уголовного кодекса – от трех до пяти лет лишения свободы или штраф в размере 1000000 рублей.”

Наконец, я иду и делаю. Дать под запись показаний к человеку в штатском. Сто сорок раз сожалею о невоздержанности своего языка.

Отпустили домой. Написала жалобу директору школы и в Департамент образования о недостаточной моей “преступности” действий сотрудника охранного предприятия. Думая о том, что произошло.

А теперь представьте, что рядом с этой тетей-гвардии ученики школы играть, например, в телефоне. И один из них говорит: “Я похож на террориста” или хуже – “Я убью тебя прямо сейчас, я заложил бомбу”… тетя Ира Раша-охранник, чтобы нажать тревожную кнопку и вызвать полицию? Будем делать “progovarivat” по подозрению в “заведомо ложное сообщение о…” и далее со всеми вытекающими? Или есть здравый смысл человек с пальцем на кнопку тревоги?

Благодаря этой ситуации, я получил ответ на свой вопрос о том, почему существуют эти бесконечные ложные эвакуации. И мне стало немного понятнее механизм рассеяния массовая паника из-за “угрозы терроризма”. Я похож на террориста – под этим именем вы, вероятно, может снять смешной фильм или ТВ-шоу. О том, как глупо и бессмысленно распределяются в обществе панических настроений, как выслужиться перед начальством тетя охранников, на что тратить свой драгоценный ресурс властные структуры и как получить то, что болтливая женщины, как я.

Не смешно. Пост мгновенно разлетелся по социальным сетям и вызвало бурю эмоций.

Бортникова Наталья Катя, Вам респект, дай переполох!!! Я думаю, что это может быть крайне опасно для вас. Теперь нужен козел отпущения (думаю, “козленок мальчик”, даже лучше-). И для вас это может обернуться очень горький. Конечно, есть разнарядка “найти зачинщика”, потому что эвакуация прошла зловещие пропорции в стране. Недавно в Москве эвакуированы судами, много людей эвакуировали. Там любой подходит, главное успеть состряпать “композиция”. Каждая стоит не дешево. И наказать рублем это должны быть те, кто неадекватно реагировали. Держись!!!!! В противном случае, мы все мамы так посадили в тюрьму.

Законный вопрос: что делает полиция? Тест такого недоразумения? На следующий день после инцидента, 16 января, несколько зданий школы 1353 снова эвакуировали студентов из средних школ и начальных школ был на стадионе, дети из детского сада прошли в Культурном центре “Зеленоград”. Что, опять же, за мать штурмовали турникет? После жмется еще один вопрос: в местах, где дети были эвакуированы, действительно безопасно? “Вчера забрала ребенка из центра, приходите, кто хочет. Ни охраны, никого , – сказала одна из матерей.

Родители постоянно пишут об эвакуации в различных районах столицы, иногда дети приносят четыре раза в неделю. Они “прячутся” в близлежащих учебных заведениях, в музеях, в местных советах, но большинство детей просто погулять вместе с учителями возле здания школы, и учителя напуганы и деморализованы каждый выхлопа автомобиля или неожиданный крик в толпе. Мне приходилось слышать: “я все время думаю, что много детей в одном месте – легкая мишень для террористов. Было бы лучше остаться в своем классе”.

Никто им не позволит. Но никто не поручится за безопасность в школьном дворе. Так что “игра эвакуация” будет продолжаться до бесконечности – или пока не надоест телефона, чтобы террористы или спецслужбы не научатся “разминирование бомбы” не там, где они и “подсказали” по электронной почте, и принять меры безопасности, где они необходимы.

Национальный портал по охране и безопасности “программа” затронул эту деликатную тему с совершенно иной точки зрения – представление действия террористов, “школа минирующая муха” (http://guardinfo.online/2020/01/14/igra-v-evakuaciyu-voennyj-zhurnalist-rasskazal-o-dejstviyax-terroristov-miniruyushhix-shkoly/)

Роль экспертов был известный военный журналист, писатель Алексей Суконкин. “Как человек, немного знающий, что ВВ и СВ, а также различные изысканные наверняка, штатных инженерных боеприпасов, можно осторожно предположить, что игра в эвакуации, которая проводится в школах России в последний год особенно лютая, не имеет ничего общего с безопасностью человека в контексте реального использования взрывных устройств в террористических методов”, – пишет писатель.

Таким образом, условная террористическая решает осуществить теракт в обычной школе.

Что он решил, что он самый безопасный? Конечно, установить плату за пределами школы — не могут быть обнаружены и идентифицированы как подлый ублюдок.

И тогда он может быть, как это было 9 мая 2002 года в Каспийске. Помнишь? Нет? Я напомню тем, кто не знает. С помощью всего одной осколочной мины направленного действия МОН-90 во время торжественного марта был подорван оркестра 77-й бригады морской пехоты, в результате чего погибли 44 человека, более ста человек получили ранения, в том числе много детей.

Из более чем пяти тысяч докладов об угрозе взрыва в школах, детских садах, больницах, торговых центрах, аэропортах, на железнодорожных вокзалах, — которые были разработаны в России в 2019 году, ни в коем случае полиция не смогла найти каких-либо реальных взрывное устройство. Даже моделируемых устройств не было. Таким образом, сообщение о минировании во всех случаях не имели ничего общего с фактическим использованием взрывных устройств, и это время, чтобы установить полное отсутствие связи между анонимное сообщение о заминировании с фактической добычи террористического характера — которой не сообщается до их осуществления.

Определить выводы:

1. Сообщение о заминировании доставлены на обезличена по электронной почте — совсем празднично на самом деле угрозы взрыва. Я должен признать, что это самостоятельное преступление, которое является изматывание государственных структур и бесконечной реализации населения эвакуационные мероприятия в условиях, когда все интуитивно понимают всю бессмысленность этой процедуры.

2. Вывод людей из “заминированных” зданий является актуальным только в том случае, когда есть возможность установить автора, в противном случае, принимая во внимание отсутствие сигналов из целого комплекса мер, направленных на создание препятствий для фактической добычи (сигналы от охраны объектов, оперативной разведывательной информации), нет никаких оснований полагать, что существует взаимосвязь между фактической добычи к причинению физического урона и обычных добыча производится с целью изматывания (см. пункт 1).

3. В случае фактической добычи, самая большая опасность-это вывод массы людей, изолированные от прохладных кабинетов в общих коридорах, или еще хуже заранее заминированное место, не зависящим от системы безопасности образовательных учреждений, где эффект от реального подорвать это просто ужас.

В этой связи, по-прежнему думая, что силы безопасности должны пересмотреть лечение анонимных сообщений о минировании привел их к реалиям ситуации. Ноет о том, что отсутствие реакции на пропущенные атаки и получить массу жертв не реагировать на некоторые сообщения о минировании (и которые были бы готовы взять на себя эту ответственность), в данном конкретном случае, это не уместно и не применимо, поскольку 25-летний опыт борьбы с терроризмом в России, задуманный всякими злодеями нападения всегда происходят без предварительного предупреждения. И предотвратить — предотвратили на стадии подготовки, были открыты специальные возможности для наших органов безопасности перед применением условного школу условное взрывное устройство. И не была раскрыта схема “получил сообщение – нашли – обезвредили”, — расписал Алексей Суконкин.

Вы можете не соглашаться с выводами военного журналиста и писателя. Остается надеяться, что в арсенале российских спецлужб есть более эффективные способы защиты граждан от терроризма. Но, по мнению “Новых известий”, то его можно вынести суждение о характере провокаторов, которые изобрели сложный “игра на нервах”, но дает, так сказать, и “положительный эффект”, – проверяет готовность общества к чрезвычайной ситуации”.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*