Главная / Культура / Российский хореограф поставил балет об изгнанной иранской императрице

Российский хореограф поставил балет об изгнанной иранской императрице

“Шахрезада” (слово очень близко к названию балета “Шехеразада”) означает “рожденная Королевой”. Его новый балет с участием мировых звезд Диана Вишнева и Марсело Гомес главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета. Чайковского Алексей Мирошниченко и положить о необычной женщине. История этой женщины напоминает сказку. И зовут ее знаковых для ХХ века, как имя королевы Елизавета II и Жаклин Кеннеди, и даже гораздо большее значение в истории человечества. И не только потому, Фарах Пехлеви — вдовствующая императрица Ирана в изгнании — только один из Три жены последнего шаха Ирана Мохаммеда Резы Пехлеви была коронована в качестве императрицы (Шахбан) и стал первым и единственным коронованным женщиной мусульманского мира.

Азербайджанец по происхождению, Фара Диба (такова ее девичья фамилия) родилась в семье офицера — выпускника Сен-Сира. Ее дед по отцовской линии в конце XIX века был иранский посол при дворе Романовых. В свое царствование она построила больницы, школы, детские сады, общались с прокаженными и предоставил для их коммуны, в которых они могли жить полноценной жизнью. Поддержки искусства, привозили домой десятки раритетов. Она повернулась, чтобы посмотреть мужу в положении женщин в стране. Только женщины в этой мусульманской стране начали носить европейскую одежду, перестал закрывать лицо и руки, и один из супругов прекрасная Фарах, который стал законодателем моды в Иране, дал даже намек на релиз иранской версии журнала Playboy. И вот что-то о женщине Мирошниченко и поставить свой балет. И либретто получило свое высочайшее одобрение, потому что Фарах Пехлеви жива, ей сейчас 81 год, и она живет в Париже. Таким образом, это было на самом деле написала этот балет истории о себе.

Как родилась идея этого балета?

Мы с моим постоянным соавтором: арт-директор alonai по Пикалова и художник по костюмам Татьяна Ногинова — вспомнил удивительные Фарах Пехлеви и ее историю, рассказывает Алексей Мирошниченко о том, как его мозгу родилась такая удивительная идея. — Ведь понятно, что “Шехерезады” должна быть Восточной истории, а с другой стороны, это должен быть рассказ. Кроме того, когда мы увидели документальную хронику свадьбы фара с шахом 59 первый год, и восторженные отзывы от ТВ: “свадьба шаха Ирана — еще одна из сказок Шахерезады становится реальностью”, тут как бы сомнений не осталось. Слава Богу, императрица, Ее Величество Фарах Пехлеви, жить. Я написал ей письмо, адресованное ей помощник. Письмо было написано по всем правилам и канонам этикета. Она не отвечала на месяц. Я в панике. Но в моем проекте есть замечательный консультант Лана Ravandi-Фадаи — главная иранская России, старший научный сотрудник Института востоковедения, и она сказала мне: “что вы волнуетесь за нее тысячи писем приходят каждый день!” Потому что все-таки душа народа: на Западе-это очень большая иранская диаспора, и она помогает многим людям. Как следствие, она очень любезно ответила, и началась такая уважительный разговор, и я поделился с Ее Величеством мысли о балете. Затем, и это было два года назад, Диана Вишнева в свое время переехали в преддверии Дня рождения сына и попросил меня подождать, а так как балет был изначально планировала это, я, естественно, ждал. За это время идея трансформировалась, потому что изначально я хотел использовать документальную хронику, я хотел было в архиве, и все это я сообщал Ее Величеству. Этим летом я уже закончил писать либретто и послали к императрице.

— И вы с ней познакомились? У нее было желание приехать на премьеру?

Да, она имеет очень сильное желание видеть ее, но она написала, что было бы трудно пойти на этот долгий путь. Но я надеюсь, что мы еще показывают этот спектакль.

“Шахерезада” на сюжет из “Тысячи и одной ночи”, “царь Шахрияр и его брат”, на музыку симфонической сюиты Николая Римского-Корсакова, балета знаменитого. В 1910 году, после его постановки Фокина в труппе Дягилева в Париже, он создал эстетическую революцию. Балет, построенный на изображение насилия и Восточной сексуальности, рассказывая историю про красивых женщин в гарем, воспользовался отсутствием своего хозяина, для того, чтобы пускаться в групповые оргии с толпой мускулистый негр, с его модой на ориентализм и потрясающие костюмы и декорации Л. Бакста, были в европейском культурном пространстве начала XX века, таких как взрыв и вошел в палату за рамки балетного искусства. Он даже оказал огромное влияние на индустрию моды в те годы: Париж в магазинах, то специальная цена был etoffes sheherazades ткани (“ткани Шехеразада”), американские и французские звезды театра и кино купил Baxtu картинки для своих нарядов, и в моду входят тюрбаны и шальвары…

С тех пор многие хореографы обратились к музыке Римского-Корсакова (одна из последних — директор балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо), но то, что предложил зрителю хореограф Мирошниченко, этот неиссякаемый творческий потенциал и эстетический провокатор, как всегда, удивительна.

В принципе, работа Мирошниченко, главный балетмейстер Пермского театра балетов Дягилевского репертуара, естественно. “Потому что я был в Перми, городе, который был связан с жизнью Дягилева в его детские и юношеские годы, то почему бы не развить эту тему?” — говорит хореограф. И получается хореографом балетов Дягилева по этой причине, с тех пор, как он возглавил Пермский балет, регулярно — “Дафнис и Хлоя” в 2010 году, “Шут” в 2011 году “Жар-птица” – в 2017-м.

После его великолепной “Золушка” С. С. Прокофьева музыка, где танцевали первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, министр культуры Екатерина Фурцева и великий хореограф Юрий Григорович, а действие происходит в 57-м во время фестиваля молодежи и студентов в Москве, для большого-это балет, это второй спектакль хореографа, который он создал, вдохновленный реальных событиях и который перемещается во вторую половину прошлого века.

Как в “Золушке”, в “Шехерезаде” действие переносится в 50-70 годы XX века, но в наше время, на выставке, посвященной персидской истории и культуры, торжественное открытие которых приезжает в Париж, Императрица Фарах. Среди экспонатов есть предметы, связанные с ее личной истории, и был в изгнании бывшая королева Ирана встретился со своим коллегой (молодой Фара; интересно, что партия Императрица в старости на премьере исполнил недавний выпускник пермской школы булган Rentsendorj) и погружается в воспоминания…

И тогда действие балета делает поворот во времени и пространстве. Перед нами был образован в 1971 году и “Золотой город” Персеполис специально построенное для приема гостей со всего мира, в рамках празднования 2500-летия персидской империи. Потом пришли более 70 глав государств: короли, королевы, премьер-министров СССР, Председатель Президиума Верховного Совета Подгорный. Дали мяч, а затем военный парад, для которого Мирошниченко использован студентами Академии Regardie.

Опять скачок во времени. 1959. Специальной архитектурной школы в Париже, где среди одетых по моде времени студентов Фарах Диба. Студенты приглашаются на прием в посольство Ирана во Франции, и там происходит встреча молодого студента с шахом, то встреча становится судьбоносной. И так, как в калейдоскопе, один балет картинка сменяется другой. Центральный Адажио, любовный дуэт, который Мирошниченко поставил в третьей части этой свиты, которая привела к снижению Дягилева (что вызвало его конфликт с вдовой н. а. Римского-Корсакова).

И этот дуэт Мирошниченко ставит, наверное, впервые в своей работе, не используя printnow техника. Есть причина: во-первых, и Фокин отказался в его знаменитого балета от его использования, а во-вторых, как я уже сказал, сам постановщик: “эта деталь является отличительной чертой героини, характеристика его избрания и хрупкости человека”.

Так или иначе, но дуэт у Мирошниченко был действительно отличный, и Диана Вишнева и Марсело Гомес были превосходны: между этими двумя артистами в дуэте-это всегда химия, а кроме того, я и Диана, и ее партнер полностью в образ своих персонажей, вплоть до внешнего сходства.

Соавторы: Мирошниченко, художник-постановщик Алена Пикалова и художник по костюмам-Татьяна Noginova — в вашей работе, как всегда, очень подробный и яркий: платья императрицы Ирана, в мундире-Шах, остальные костюмы сановников, дипломатов и послов отличались богатой отделкой и по-настоящему роскошным.

В шести случаях переезда колесами, детали воспроизведены древние сокровища, представленных на выставке “Искусство Персии”: крылатый лев является одним из главных иконографических изображений как Западной, так и восточной культуры, индо-арийские народы и персы это был знак высшей божественной власти; золотой стол Дария II; золотое ожерелье; плитка со Сфинксом, который свидетельствует о культурных связях между Древней Грецией и Персией; фаянсовая тарелка с росписью глазурью; драгоценный ковер является одним из лучших примеров Персидского ковроткачества во время правления династии Сефевидов (1501-1722). Двигаться эти витрины на колесиках, тем самым, меняя декорации, некоторые бессмертные — как возродили древнее персидское статуи, исполненные художниками, Мирошниченко написал очень простой хореографии.

Балет “Шехеразада” многолюдно. Помимо главных героев Шах и Императрица Фарах-это телохранители, музейных работников, фотографов, гостей в посольстве, дипломаты, лакеи, гончары, чеканщики, разносчики воды, ткачи ковров, девушками, кувшины, блюда, вуали, танцоров. Но танец все эти люди поставляли не так много. Обилие choreodrama и низкие танцы — главные возражения на это заявление.

Потому что либретто этого балета написана с высочайшего одобрения, в конце концов, можно сказать, в сотрудничестве с императрицей, трагические моменты истории этой семьи, в настройках это никак не отражается. Не бродят после революции, никаких требований о выдаче Шаха, ни захват посольства США в связи с прибытием Шаха на лечение в США, без гибели детей (младший сын Али Реза Пехлеви покончил с собой 4 января 2011 года на пушечный выстрел в свой дом в Бостоне) — но это был не балет. И 50-минутный балет вряд ли сможет вместить всех этих событий.

После достаточно подробного экспозиция, рассказывающая об обстоятельствах первой встречи, история Фарах Пехлеви в будущем, показаны очень коротко: роскошная коронация, прославляя королевскую чету толпа людей, что означает разряд в музыку трагические мотивы окружают пару не с восхищенным и почтительным, и угрожающих жестов, и когда расстались, Императрица, с голубой лентой от своего мундира любимого человека…. Финальная сцена балета: императрица ножницы режут голубую ленточку, открывая выставку… круг замкнулся.

Если первый балет, который был показан в этот вечер, танцы были не столько в “жар-птице” Игоря Стравинского — настоящий праздник. Ведь мы не просто балет, а занимательное путешествие по танцевальных стилей и эпох XX и XXI века.

Задумана эта схема балетов в один вечер не случайно. Николай Андреевич Римский-Корсаков — педагог и учитель Игоря Стравинского. В этом балете, как в “Шехерезаде”, а также с точки зрения сегодняшнего дня, это переосмысление репертуара Дягилевских. И Алексей Мирошниченко в такое переосмысление оказывается благоприятной для тех хореографов, балеты, которые он рассматривает в своей “Жар-птица”. В то же время и танцорами из своей компании подняться к случаю: партия Кощея Бессмертного (хотя партия как таковая, там не отмечен, но на самом деле соответствуют оригиналу) буквально царит над харизматичный балет Тарас Tovstyuk, великолепная Жар-птица Рангелова Полина и Иван Царевич Павел Савин, в прекрасный, целостный ансамбль (особенно в эпизоде в стиле Баланчина, и в сцене физкультурного парада Голейзовский) акты и хор линии.

Путешествие из нашего времени в прошлое приходит из Мирошниченко в противоположном направлении, из двадцать первого века до начала ХХ века: современные хореографы Акрам Хан, Начо Дуато, Уильяма Форсайта, Иржи Килиана через Баланчина, Бежара, Пины Бауш, да, Лои Фуллер, Рут Сен-Дени, чтобы автор балета “Жар-птица” Михаил Фокин в балете финал. Опираясь на эрудицию аудитории, имена конкретных хореографов в программе Мирошниченко называет. Но в балете представлена стилей и самобытным языком тех хореографов, без которых невозможно представить историю хореографического искусства в XX — начале XXI века.

И пусть хореограф немного запутался в хронологии (до Бежара и его “Весна священная” Мирошниченко неоклассика Баланчина, но так как мы ехали в противоположную сторону, должно быть наоборот), или Пина Бауш носить туники с красным флагом можно легко спутать с Айседорой Дункан и ее красный флаг (что сандал был этапирован в Америку жителей и восхищался большевиками в России) — несоответствия готовы простить его ради занимательные игры, которые он придумал для зрителей. Более креативный хореограф, который сочиняет для своего очередного выступления, что-то необычное в Русском театре сегодня просто не существует.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*