Главная / Общество / Российская наука не умерла – она переехала за границу

Российская наука не умерла – она переехала за границу

Судьба молодой ученый из Краснодара Дмитрий Лопатин (интервью с ним “от российской тюрьмы до мирового признания”, опубликованной в “или” 6 мая этого года) не прошел мимо внимания общественности. Судя по ответам, беспокоит катастрофическое состояние фундаментальной науки, не только ученые. Оставлять или нет – это вопрос.

Бутузова Людмила

Обычные люди строят логическую цепочку между стоком и горящий самолет, между Пенни оплата труда специалистов и ракеты, рушатся в начале, между тем, что медицинские практикующий светил “где-то”, но вот в российских поликлиниках практикуется Коновалов с окраин бывшего СССР…

Минус еще один гений

Неприятностей можно было ожидать. В октябре 2009 года, наши ученые сделали успешную карьеру за рубежом, и 407 докторов наук из академических институтов Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода предпринял отчаянную попытку спасти российскую науку. В открытых письмах к властям страны, они обратили внимание на некоторые очень важные вещи, которые требуют немедленного вмешательства правительства:

“Если в ближайшие 5-7 лет будут на вовлечение молодежи в научно-образовательной сфере, о планах построения инновационной экономики придется забыть…регресс науки продолжается, масштабы и острота опасности этого процесса недооцениваются… уровень финансирования российской науки резко контрастирует с соответствующими показателями развитых стран….”

Какова была реакция властей? Что изменилось сегодня? Видите ли у нас новые возможности —финансовые, кадровые? Или мы безнадежно отстали по всем научным фронтам? Эксперты и читатели “Новых Известий” дал ответы на эти вопросы.

“Я читал про Лопатин. Да это шутка! пишет на FB Алла Суровцева из Новосибирского Академгородка. Правительство постоянно бьющие себя в грудь, что мы самые передовые технологии, и нам не нужны никакие “ихние” навигации (ГЛОНАСС крутой), таблетки (детям в следующем году будет “неубиваемый”) и (яблоко с Microsoft их не устраивает). Твердый склон, но результатов не видно. Самое смешное, что никто из обычных граждан и не дожидаясь фактической реализации, хотя бюджет все выделенные. Не просто изолировать, но осилил. Но Дмитрий Лопатин, ученый, чье изобретение гибких солнечных батарей в 2015 году вошел в ТОП-100 мировых и осужден за покупку клейкая этого изобретения, сейчас живет и работает за рубежом. Потому что там ему не вменяют уголовное дело, и разрешают работать, обеспечивая все, что вам нужно. Минус еще один настоящий гений российской науки, и минус хреново кучу денег из бюджета на всякие неработающих “нужд” правительства”.

Статистика потерь

По данным различных источников, за рубежом-от 500 тыс. до 800 тыс. российских ученых. Только в 2016 -2018 году из России уехали около 100 тысяч специалистов. Это не “утечка мозгов” – это быстрая подача из страны… оставив самых активных, инициативных, творческих людей в возрасте от 24 до 38 лет, и самый популярный на Западе.

“У меня сложилось впечатление, что сейчас уезжаю, в общем, все, кто что-то умеет делать. Сейчас, наверное, многие из Западного Института, вы можете найти русскоязычные”, — рассказала “НИ” 33-летний физик Владимир Черепанов.

Окончил Новосибирский университет и уехал из России в начале 2010-х годов, теперь Черепанов работает в Страсбурге, на коллайдер Андрона. Там, по его словам, каждый второй физик, уроженец Сибирской академической школы.

В целом статистика по странам сегодня: 21% молодых людей, уехавших в Германию, 17,3% – в США, 12% – в Израиль, 11% в Китае, 8,2% в Прибалтике, на 7,6% в Канаде. Основные причины: низкая заработная плата и престиж профессии; отсутствие государственного финансирования научных исследований; непрозрачная организация труда и бюрократии; ограниченные возможности для академической карьеры; отсутствие вычислительной мощности и оборудование.

Согласно подсчетам Всемирного банка, из-за массового оттока ученых Россия теряет в год около 2 миллиардов долларов. На традиционном общем собрании Российской академии наук были названы и другие удручающие цифры: за последние десять лет Россия была без крупномасштабного научно-исследовательского проекта. В частности, мульти-дисциплинарной, разработаны, как, скажем, физиков и биологов, медиков, химиков. Без этого прорыв в науке ожидать в эти разы сложнее. Расходы на научные исследования сократились за предыдущие 18 лет в 5 раз и приблизились к уровню развивающихся стран. Россия сегодня тратит на науку в 7 раз меньше, чем Япония, в 17 раз меньше, чем США, более чем в 2,7 раза сократилось количество исследователей.

– Это создает ряд серьезных проблем, – сказал Борис Кузык, член-корреспондент РАН, директор Института экономических стратегий.Промышленный потенциал России находится в сложной ситуации. Средний возраст рабочих и инженеров уже достигла 55 лет или более, износ основных фондов — 74%. Это оборудование используется уже более 20 лет при максимально эффективной нормы эксплуатации составляет 9 лет. Это, в основном, импортное оборудование. В станкостроении и электронной промышленности у нас есть серьезный крах. В целом по уровню развития высоких технологий страна откатилась на 10-15, а в некоторых областях (биотехнологии) в течение 20 лет. Доля России на мировых рынках высоких технологий на 0,2—0,3%.

Патриотизм не оценили

Жирный минус к вышесказанному и такая деликатная проблема, как старение научных кадров. Средний возраст российского ученого — плотный 50. Каждый третий старше пенсионного возраста. Академические институты и направления часто возглавляют доктора наук, которые получили свои титулы, образно говоря, в эпоху гонений на генетику и отказ от ГМО.

“В России же физиков банально трудно себя реализовать, – поделился с “ни” выпускник Московского государственного университета Евгений Черепанов. – У нас очень плохая и неэффективная организация труда в учреждениях. Кроме того, большинство решений принимаются людьми за возраст такой отпетый sukosari новых идей и танком не сломать. Они не знакомы с компьютером, не знаете языка. На конференциях иногда хочется плакать от того, что выдающийся ученый из России, едва говорил по-английски. Получается, что в своей работе он мало общается с зарубежными коллегами, а это значит, что он не может предложить ничего подходящего для своих студентов. Лично я и все мои знакомые, кто занимается наукой, эти факторы сильно отбивают интерес жить в этой стране и вызвать желание поскорее уйти, после тренировки”.

Евгений за непатриотичный вид родной институт почти разрушил его карьеру в Америке, куда он был приглашен с проекта после конкурса, в котором приняли участие 200 специалистов со всего мира. Зарплата 70 000 долл. в год, бесплатную медицинскую страховку, льготы на жилье…

“Я был на бюджете и у меня стали попрекать: государство научило вас, вывели в люди, а вы, неблагодарные, продается за другим куском. Это уже было дальше, говорит он. – Я десять лет жил впроголодь, в студенческом общежитии, корпел в лаборатории на обоих концах и интересно работать со мной снова светило корпеть над бумагами, чтобы нести руководитель портфеля. Ушел со скандалом”.

– Когда нет ничего, чтобы держать умных и талантливых людей, которые всегда прибегнуть к крайней мере – давить на патриотические чувства, подтверждает доктор химических наук Вадим Мальцев. Но как ценный научный патриотизм в стране? Мой друг занимается важнейших вопросов нефтехимической отрасли: каждый год он вместе с коллегами создать новые катализаторы, что не внедряются, потому что я покупаю только иностранные. Кто-нибудь знает ответ почему? Или другой вопрос: очень способный человек закончил, а потом что? Институты разрушены, их помещения занимали купцы. Два учреждения, в которых я работал, развалили Госкомимущества. Для чего? Продать дом и положить деньги в свои карманы. Где мальчики работают? За рубежом. Если, конечно, не достаточно умен, чтобы превратить “Сколково” в сталинской “шарашке” для талантливой молодежи силы отрабатывали свои долги перед Родиной.

Только из чувства справедливости я должен сказать, что все эксперты, с которыми “или” обсуждали, я не считаю отъезд молодежи за рубежом самая большая беда для науки. Опасно другое направление, “утечка мозгов” – и это самый массивный. Это уход из способных людей в отрасли, где их интеллектуальный потенциал не может быть полностью реализована в рутинной офисной работы. Формально, умы останутся в стране, но для науки они, увы, потеряли.

Дело в том, что для того, чтобы уехать, нужны смелость, мужество, готовность начать с нуля, в то время как большинство людей боятся радикальных изменений, и чего уж там – нет минимальное душу столицы, чтобы провести в чужой стране. Получается, что единственным достижением молодых ученых, которые оценивали Родины, заключается в том, что они, его нерешительности приостановил процесс “утечки мозгов”.

Взгляд с Запада

В Европе, где трудовая миграция является сегодня закономерным явлением, попытки России сохранить “научное поголовье” в вашем стаде, посмотрите, если не с насмешкой, с недоумением. Пришел ответ из Германии от физики Валерия Александровича Пригова на вопрос “Новых известий”, то ли на Западе, чтобы создать научный продукт и пользоваться плодами своей работы без ущерба для каких-либо свобод. Пригова, Валерия – кандидат физико-математических наук, окончил физический факультет МГУ (кафедра космических лучей). Работал в Институте. Курчатов. В 1993 году он был приглашен на работу в немецком Институте тяжелых ионов. Он защищает степень доктора наук. Проблема “утечки мозгов” из России, он считает надуманным, попытки остановить этот процесс – “отрыжка прошлого”, и “Сколково” – дорогая и бесполезная игрушка, “вы знаете кто”.

Там нет необходимости, чтобы остановить, сказал он. Бессмысленно даже пытаться. Конечно, вы можете отрицать, но эта мера не приведет к желаемому результату, как это было раньше в СССР. Ученые все равно будут стремиться к лучшим условиям, и те, кто может двигаться. Этот обмен, поверьте, даже нужно – в той же степени, что необходимо перекрестное опыление, чтобы растение не выродились. Вся суть ситуации в том, что достижения разума, как правило, obesesluts с течением времени, становясь достоянием всего человечества. Это основная ошибка тех, кто придумывает нелепые термины, говоря о “российской науке”.

– В России свой аналог Силиконовой долины – Сколково. Почему наши зарубежные светила проигнорировали его? Никто не вернулся. Возможно, в Сколково нет возможности для научных открытий?

– Потому что для создания такого центра сложно. Вам нужно иметь высокоразвитую экономику в целом. Унас, “ставить телегу впереди лошади” – приглашенные из зарубежных специалистов и поставить им высокие зарплаты, чтобы они дали научный или технический результат, сопоставимый по качеству с аналогичной продукции стран с высокоразвитой экономикой. Поэтому он не будет работать. Если мы хотим быть в Силиконовой долине, там уже готовы 7 из 10 стартапов проваливаются, более того, дали второй шанс на финансирование, даже проигравшие, потому что они что-то узнали. В “Сколково”, других подходов не спросили эти “мозги” – купите другой, дороже и лучше.

Есть еще одно объяснение, почему цепляется “Сколково” в чужие мозги, хотя я надеялся на возвращение своих Нобелевских лауреатов и под ними, чтобы создать шикарный – в материальном плане – условия. “Задний блок, но в 2014 году, многие стали смотреть на Запад, -рассказывает доктор физико-математических наук, академик РАН Виктор Васильев. -“Крым наш” все напуганы. Не он один, конечно, но это было из-за конфронтации между двумя странами. Для ученых очень важное исследование, интернационализм, участие в большой мир”.

-Приятно, конечно, быть награждена, чтобы быть, так сказать, заметил, написал корреспондент “ни” один из победителей прошлых лет Виктор Самойленко. Но лучше бы навели порядок с получение грантов для исследований и разработок. В то время как деньги идут в какой-исследовательским центром, больше половины украдут. Если что-то удается получить драка, убийство “подготовительную работу” с разных “нужных” людей много времени, которого всегда не хватает. Часто приходится искать средства на научные исследования. Я потратил на них, например, все ваши награды… мой отец взял кредит, чтобы я мог купить немного необходимого оборудования, родственники скидывались пару раз на мои поездки, связанные с проектом для промышленников и предпринимателей. Институт не в состоянии взять эти расходы на себя.

Но даже это не самое обидное. Детали проекта, связанного с модернизацией оборудования для нефтехимической промышленности в целях осуществления искусству русской кампании не проявил к нему интереса. То же самое, если вы помните, был недавний герой “или” Дмитрий Лопатин – его солнечные батареи дома тоже не пользуется спросом. Единственный вывод, который пришел к котрой президентской премии – нет смысла тратить время и энергию, когда ваша работа бесполезна”. Похоже, еще один гений обувь на кассе .

Ах, эти “майские указы”

Отток российских ученых за последние годы – не только молодых, но достаточно зрелых, с сильной позиции – эксперты, связанные с реализацией “майских указов”: президент поставил задачу увеличить зарплату ученых, но это не было выделено финансирования, институты пошли по пути сокращения штатов. Где-то вывели за штат 20% сотрудников posypav отдела, а затем закрыл всю лабораторию под предлогом неэффективности данного научного направления.

Но, по данным Росстата, средняя зарплата ученого составляет 53 800 рублей в месяц. Вслух эту цифру лучше не говорить нарветесь на произвол докторов и кандидатов. Первые утверждают, что их реальная зарплата не превышает 30 тысяч, второй – двадцать

Помимо майских указов, финансовое положение ученых должны были восстановить с начала реформы Академии наук. Напомним, в 2013 году было создано Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), который взял на себя управление имуществом Академии Наук, а также общее руководство над учеными.

“Поскольку наука управляют некомпетентные люди, которые сосредоточены только на формальный показатель — количество публикаций. Средства на исследования не выделяются, в этом отчете требуется в публикациях. Видимо, предполагая, что материал для них ученые будут высосаны из пальца”, — поделился с газетой “URA.RU” раны социолог Леонтий Бызов.

Однако, все начиналось не так плохо. Долгожданная реформа РАН – замороженные и neovertigo монстр, который существует как бы вне связи с современными проблемами, – дал многим людям надежду на то, что российская экономика находится в деле, а не на словах переходить на инновационные рельсы. Поэтому существует необходимость для крупномасштабных проектов высокотехнологичных производств, поэтому она может быть закреплена с помощью полупроводникового заказ и оплатила новых технологий и научных открытий. Участвует в процессе выразили желание и представители российской научной диаспоры. Страна вернулась к крупные ученые, такие как профессор Константин Северинов, заведующий лабораторией Института биологии гена Российской академии наук, за годы эмиграции с непривычки неэффективное управление, бюрократизация научного процесса и серо-черные схемы, чтобы сократить бюджет. Издалека казалось многим, что Россия тоже, наконец, избавиться от этого проклятия. И даже когда финансирование российской науки отстает от мирового уровня, Деньги это не все. Они появятся, если ученый, а не чиновник определяет стратегию и финансовую политику Академии наук, То есть необходимых условий для инноваций, то наука становится основой высокотехнологичной экономики. На самом деле, это вчера приманки “перебежчиков” и добрался до дома.

Наука “вырезать”

Чем обернулась реформирование РАН?. Как те конкурсах на получение грантов и кому это выгодно? Профессор Константин Северинов, довольно шокирован “заказы на кухню,” не счел нужным скрывать их.

Вместе с несколькими коллегами, мы подали заявки на гранты по четырем программам Президиума РАН и было отказано, – в подробности он рассказал прессе. Мы хотели бы понять, что именно не устроило экспертов. Во всех ведущих странах, вместе с отказом вы получите детальный обзор, в котором обосновал причины отрицательного решения. Это позволяет заявителям понять критерии выбора, которые используются экспертами. Как же обстоят дела с нами? Имена победителей и “проигравших” становятся достоянием общественности. Попробуйте в таких условиях понять, почему ученый дал гранты, но не для других. Прямой ответ будет достичь в лучшем случае скажут, что “не хотят подвергать своих экспертов” или утверждать, что ученый совет имел очень мало времени для рассмотрения заявки, поэтому его членами в устной форме между собой решать, кому предоставлять, а кому отказать. То есть, экзамен, по сути, не было. В такой ситуации, вы можете делать любые предположения. Например, что ученый совет люди просто поделили деньги.

“Новые известия” попытались связаться с учеными из нескольких институтов, чтобы выяснить, есть ли grandrapidsmi правосудия после публичной критики г-н Северинов. Пришел ответ из Института молекулярной генетики: “возьмите любую программу на любую тему и читать победителей. Здесь вы можете найти названия тех же ученых, которые, как сообщается, ученый совет и выделения грантов. У некоторых даже не один из поддерживаемых проектов”.

Советом воспользовались, хотя неподготовленному исследователю не так просто справиться с программами и победителей. Что вам скажет фамилия Иванов, Петров, Сидоров, блуждая по перспективным научным направлениям-от биологии до химии. Пришлось покопаться в Сети. И вот что открыл закономерность: многие из победителей глубоко в пенсионном возрасте от 75 до 80, с впечатляющим хвостом. Как это понимать? С одной стороны, отрадно, что люди в таком возрасте сохраняют живой ум и способен двигать науку в будущем, с другой – это на будущее, если она опирается только на пожилых людей.

Социального обеспечения для Гранты

Ларец открывался до обидного просто. Гранты возраст ученых –своего рода дань недоплаченные в прошлые годы и приварок к своей жалкой пенсии по старости.

Важно понимать, что это-гуманитарная мера, объяснил . масштаб проблемы одним из вице-президентов РАН, сама предпенсионного возраста. – Люди идут всю свою жизнь самоотверженно служил науке и стране и пенсии-это трагедия. За границей они уже не уходят, чтобы найти работу в коммерческих структурах России нереально, так что впереди унизительное существование. Мы не можем отодвинуть наши почетные старейшины к нему. Хотя РАН стареет, доля людей в возрасте свыше 70 резко идет вверх их несоизмеримо больше. Может быть, наше правительство должно перенять опыт соседних стран, где каждый работник науки и образования при выходе на пенсию платить 80% зарплаты. Тогда наши старшие коллеги охотно покидал стены раны, освобождая места для молодежи. Но пока мы балансируем между желаемым и возможным. Вы должны отрицать 65-летний ученый, который хотел бы вернуться и работать дома. В этом возрасте в Европе в обязательном порядке уходят в отставку. И в России нет ограничений по возрасту. Мы согласились только принять молодых людей на будущее. Но не поймите, что подрыв старой гвардии, это не гуманно.

Не знаю, как это социальное обеспечение лечиться… хоть плачь по СССР – то бюджет Академии наук составлял 3% ВВП, сейчас находится на уровне 0,3% – как ее делить без обид к людям и к самой науке не страдает? Кстати, для тех, кто не знает: бюджет всей Российской Академии Наук на период до 2014 года, был равен финансированию Гарвардского университета (1 млрд долларов — бюджет одного Гарвардского университета, 30 млрд рублей — бюджет РАН, и маловероятно, что скачок курса доллара увеличил доход Академии пополам). Трудно не согласиться с левыми, что престиж научных профессий, в такой ситуации у молодежи падает.

Место

Но, как говорят сейчас, есть хорошие новости. Вопреки распространенному мнению, что талантливые молодые люди, покинув дом, не думай о ней, там был пример другого рода. Артур Смирнов окончил Санкт-Петербургский университет аэрокосмического приборостроения с отличием бакалавра. Бесплатно учились и получали стипендию в Университете штата Иллинойс в Чикаго, изучал компьютерные науки в направлении искусственного интеллекта. Артур сирота, в 4 года потерял мать в 10 лет – отец. Мальчика воспитывала его бабушка, которая его с детства учили рассчитывать только на себя. Что из этого получилось, он рассказал в интервью в своем доме в Ставрополье, приехав туда уже известным американским ученым. Невозможно не процитировать!

Первый раз я побывал в США в 2009 году и посетил несколько университетов и видел идеальные условия, которые созданы для обучения и исследований, – сказал Артур. Но денег на колледж не было, поэтому я поставила перед собой цель получить грант на обучение. Выиграв стипендию очень сложно до 500 человек. Готовился в течение 2 лет. В конце концов, я получил студенческую визу и улетел на учебу в 2012 году. Меня привлекает направление искусственного интеллекта, эта тема очень развита в США и не очень хорошо развита в России, в моем университете идею не поддержали, и в Чикаго я имел возможность заниматься исследованиями в течение 20 часов в неделю.

Молодой ученый разработал систему, чтобы помочь вам определить диагноз на основе симптомов и жалоб пациента. Она тесно связана с искусственным интеллектом и практически исключить врачебные ошибки. Изобретение успешно используется в американских больницах. Летом 2013 года два аппарата Артур и Санкт-Петербургского института имени Турнера и областной больницы Ставрополя. Выбор объясняется чисто по-русски: “ностальгия… когда я учился в школе, мне сделали операцию в Институте имени Турнера. Это удивительное место, здесь берутся за лечение детей с невероятно сложными диагнозами. Я хотел бы поблагодарить институт. Но в Ставрополе я был проведен тренинг по искусственному интеллекту и в то же время применять свои знания для установки системы в областной больнице”.

Однако, на вопрос о возможном возвращении в Россию, Артур говорит: “вернуться всегда можно, но ученый должен быть там, где работать и где больше пользы от его исследований”. Кто бы спорил… два российских медицинских учреждениях, конечно, на его стороне.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*