Главная / Экономика / Проверка курортов Северного Кавказа показала миллиардные убытки

Проверка курортов Северного Кавказа показала миллиардные убытки

В конце января президент Путин упразднил министерство по делам Северного Кавказа. Он работал менее шести лет. Агентство режиссер масштабных государственных программ и проектов, которые по сей день не закончилось. Бюджет выделил большие средства Минкавказа несет ответственность за эффективность их использования.

фото: pixabay.com

Резкая смена коней на переправе при таких обстоятельствах, должна быть веская причина. Она никогда публично не объяснил. Но материалы Счетной палаты позволяют с высокой вероятностью предположить, что Минкавказа отчаянно справились с задачей. Не собирался справляться.

С 2013 года в Карачаево-Черкесии работает туристско-рекреационного комплекса “Архыз”. Горнолыжные трассы и подъемники построены за счет средств федерального бюджета.

Там мало кто ездит и приносит прибыль Архыз. Но всегда требует дополнительных инвестиций для поддержания подъемников в работоспособном состоянии.

Прибыль от эксплуатации “Архыз”, по данным Счетной палаты, в 2018 году составил 204,4 млн. рублей на их содержание было потрачено в три раза больше — 698,6 млн. грн.

Теряет бизнес. Если это были частные, владелец будет банкрот давно, продается он или закрыт. Но поскольку “Архыз” в государственной собственности, убытки покрываются за счет средств федерального бюджета, т. е. наши деньги.

Горнолыжный курорт продолжает работать. Считается, что его паразитическое существование способствует социально-экономическому развитию региона.

Хотя развитие тоже невозможно.

Здесь надо сделать небольшое отступление и объяснить, почему надо было строить и поддерживать на бюджет убыточный горнолыжный курорт.

И ладно бы еще один “Архыз”. Но таких курортов на Северном Кавказе будет шесть или семь. Они еще не построены, но все прошло подготовительные этапы оплачиваемых проектах, связанных с коммуникациями.

Кто там будет ездить — не понятно. Местное население практикует один вид спорта — борьба. На лыжах невозможно представить. Да и остальные россияне не самый популярный способ проведения досуга. Кроме того, на Северном Кавказе уже три старый горнолыжный курорт Домбай, Чегет, Красная Поляна. Они вполне достаточно. Зачем правительству строить?

Тем не менее, он строит.

Прекрасный план

Идея горнолыжный курорт кластера на Северном Кавказе стала обсуждаться в публичном пространстве в 2010 году, когда полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе был назначен Александр Хлопонин.

Пролоббировали это очень хорошо и получили поддержку на самом высоком уровне — особенно в те дни сам Путин катался на горных лыжах больше, чем играть в хоккей.

По мнению авторов проекта, новый жилой комплекс должен стать драйвером экономики региона по следующей схеме:

1) бюджетные деньги построили туристических и рекреационных комплексов;

2) территории, прилегающие к ним сразу же привлекательны для частных инвесторов — в основном местные жители;

3) государство предоставляет предприятиям льготного режима;

4) они открываются рядом с комплексом отелей, кафе, магазинов, такси, экскурсионное бюро;

5) туристы из России и зарубежных стран, толпы, идя на новые курорты, чтобы кататься с гор — только успевай обслуживать;

6) появляются в регионе тысячи рабочих мест;

7) туристы приезжают с деньгами, покупают товары и услуги и оставляют свои деньги для местных жителей;

8) люди начинают зарабатывать хорошие деньги и платить налоги;

9), регион перестанет нуждаться в дотациях из федерального бюджета;

10) Кавказ, наконец, прокормить себя.

Для осуществления этого плана было создано акционерное общество “Курортов Северного Кавказа” (ОАО “КСК”). Акционерный капитал — средства из федерального бюджета. На 14 февраля 2019 года, по данным Счетной палаты, он был залит до 31,4 млрд рублей. наши деньги.

Владелец ОАО “КСК” — государство в лице Министерства Кавказа (теперь, после отмены Минкавказе, он был передан в Министерство экономического развития).

В управлении КСК было принято шесть специальных экономических зон (СЭЗ) с льготным налогообложением: “Архыз” в Карачаево-Черкесии, “Ведучи” в Чеченской Республике, “Приэльбрусье” в Кабардино-Балкарии, “Армхи” в Ингушетии, “Мамисон” в Северной Осетии, “Матлас” в Дагестане.

Во всех этих областях “КСК” должно было построить на государственные средства горнолыжных объектов и привлечение частных инвесторов, используя налоговые льготы, они быстро и качественно организовать вокруг склонов и подъемников, инфраструктуры и туристического сервиса.

Палаты недавно проверили, какие результаты были достигнуты КСК в этой области. Результаты были катастрофическими.

Планировалось, что к 2020 году:

каждый год на курортах будут отдыхать 2 миллионов человек

— для их обслуживания будет создано 12,8 тыс. рабочих мест,

— доходы от продажи товаров и услуг достиг 19,5 млрд. руб.

Цифры на конец 2018 года, не стойте рядом с графиком:

— курорты посетили 683 тыс. человек,

— создано рабочих мест всего 619,

— предприниматели доходов, рассчитанных на туристов — 851,7 млн. рублей.

Фокус не удался.

“Пришел большой брат – брать”

Перед палатой, проводившей проверку, имела две цели:

1) определить влияние на социально-экономическую ситуацию на Северном Кавказе правительство приняло меры, направленные на развитие туризма и туристического бизнеса в регионе;

2) проверить как и на что тратятся бюджетные деньги, выделенные ОАО “КСК” по реализации этих мер.

По пункту 1) эффекта не обнаружил никакого.

Меры, принятые правительством, не давали эффекта.

“Создание особых экономических зон не влияет на социально-экономическое развитие субъектов СКФО. Объем привлеченных инвестиций резидентами незначительна и составляет 2 079,5 млн. (8% от заявленной суммы), или всего 6,5% от общего объема бюджетных инвестиций в уставный капитал ОАО “КСК”.

В этом пункте, исправлена эпик фейл всей затеи с курортами.

Миллиарды бюджетных денег было вложено в рекреационные объекты в надежде, что частный бизнес “облечься” в своих отелях и ресторанах, как это происходит, например, в швейцарских регионов, живущих туризма, вызывающие экономики Северного Кавказа, так же, как есть начнет расти.

Но Северо-Кавказского частного бизнеса, ничего не заедает. Вместо ожидаемых 100% частных объекты открылись только 8%. Хозяева вложили в курортном кластере только 6,5% от тех сумм, которые наливают в государству. Капля в море.

В Швейцарии — не получилось. Западная пусковая схема экономической водителем не работал.

“Она не могла работать, — заверил ученых региона, с которым мы обсуждали этот феномен. — Мы не Швейцария”.

Каждую особую экономическую зону Северного Кавказа, где государство запланировало спорта и отдыха, сохранить некоторые местные клана. Этот район вместе со всеми, что это исторически считают своей территорией. Всем, кто хочет делать бизнес будет обязан платить клана деньги. И заранее договориться о суммах бессмысленно. Члены клана будут принимать время нужно.

Сейчас придет старший брат, вы принимаете. Завтра младший — заберу тоже. Тогда брат их матери из отдела местной полиции придут и возьмут. И конец этому. Поэтому никто и не ввязывается в такие нелепые бизнес.

Западные схемы социально-экономического развития мог бы выстрелить на Северном Кавказе, если интересы частников там, чтобы защитить правоохранительные органы, прокуратура и суд. Но они защищают интересы местных кланов. У них этих кланов. Так о чем говорить?

Люди, которые продвигают идею туристического кластера и заставили правительство поверить в это и вилкой, не мог не знать о такой особенности региона. Очевидно, они проталкивают эту идею, преследуют более глубокие и более значимые интересы, чем социально-экономического развития Северного Кавказа.

Отчет из данных Счетной палаты, пункт 2) подтверждает это предположение: “с момента создания ОАО “КСК” получила из федерального бюджета 31,4 млрд рублей. Из них 8,5 миллиардов рублей ушли в общество”.

Офис, вертолеты, зарплаты

Финансово-хозяйственной деятельности ОАО “КСК” является стабильно убыточным.

В 2016 году потери бюджета составили 1,6 млрд (т. е. наши) деньги.

В 2017 году — 1,4 миллиарда.

В 2018 году до 1,3 миллиарда.

Таким образом, работники КСК все эти годы также постоянно получали очень большие зарплаты.

В 2017 году среднемесячная заработная плата генерального директора составила 1 млн. 960 тыс. руб., его заместители и главный бухгалтер получили по 1 млн 116 тыс. рублей. Остальные сотрудники — в среднем 230 тысяч рублей в месяц.

Огромный московское представительство компании не где-нибудь, а в “Москва-Сити” — это престижный и дорогой офисный центр. “В апреле 2018 года подписан контракт с ОАО “Северная башня” на аренду помещения площадью 2,4 тыс. кв. м за период до 31 марта 2023 года, с суммой арендной платы за весь срок 391,9 млн. (включая эксплуатационные расходы и тремя парковочными местами), при условии, что средняя стоимость 1 кв. м арендуемых площадей в размере 33,1 тыс. рублей и ежегодное удорожание их стоимости на 7%”, — отмечает Счетная палата.

В КСК, даже некоторых вертолетов, купленных, конечно, на наши деньги. Хотя их содержание не окупается. Вертолеты едят вдвое больше денег, чем получить его. Но красиво жить не запретишь.

“Общая стоимость за два вертолеты Eurocopter балансовой стоимостью 205,2 млн. рублей, базируется в Ставропольском крае, в 2018 году составил 20,8 млн. рублей, при этом прибыль ОАО “КСК” от предоставления их в аренду (без экипажа) — 9,2 млн. рублей.

В общем, арендатору предоставляются по заявке ОАО “КСК” организации полетов в интересах общества в 2018 году, в сумме 173,2 часа.

С учетом выплаченных ОАО “КСК” налога на имущество для вертолетов в 2018 году (2,4 млн. рублей), содержание вертолетов представляется экономически целесообразным”, – выразил мнение аудиторов.

Материал у них очень много накопилось. Просто в статье не крышка, поэтому здесь всего лишь несколько эпизодов, которые проливают свет на то, как тратятся бюджетные деньги “Курорты Северного Кавказа”.

“Несмотря на негативные финансовые результаты 2016-2018 деятельности ОАО “КСК” была проведена благотворительная деятельность с прибыли, получаемой в период 2011-2015 годов. Просто для этих целей 100,2 млн. рублей, в том числе через благотворительный фонд социальных и благотворительных проектов “плюсы” — 22,7 млн. рублей”.

“В ходе выборочной проверки было установлено, что передача фонда “срабатывания” означает поставщика в целях оказания помощи детскому дому в размере 2,2 млн. рублей по истечении более шести месяцев с даты включения Фонда АО “КСК””.

“ОАО “КСК” предоставил в виде беспроцентных 2018 кредитов для улучшения жилищных условий 13 человек на общую сумму 100 млн. рублей. На 1 сентября 2019 года, остаток выданных кредитов составил 93,3 млн. рублей”.

Другие вдохновляющие инициативы

Шесть месяцев назад Счетная палата проверила очередное детище Министерства Кавказа “Корпорация развития Северного Кавказа” (КРСК), созданные примерно в то же время, как ОАО “КСК”, с теми же целями и тоже на государственные средства.

Он налил меньше наших с вами денег — всего около 12 миллиардов, а не 31,4 млрд, а в “КСК”. Но они были использованы и там и тут одинаково неэффективны.

Аудиторы нашли то же не оправдает ожидания частного бизнеса не поддержали ни одного проекта “КРСК”. Такой же пафосный, амбициозный проект: огромный выставочный комплекс, где нет ничего, чтобы разоблачить, а огромный медицинский кластер, где-то определенное лечение. Же стабильно убыточной финансово-хозяйственной деятельности и высокие зарплаты сотрудников. Ниже, однако, чем КСК. Генеральный директор “корпорации” только 1 млн. 680 тысяч, а сотрудники в среднем 180 тысяч не 230, как в КСК, но все равно хорошо.

Даже щедрое пожертвование на благотворительность “КСК” и “корпорация” сделал в тот же Фонд социальных и благотворительных проектов “плюсы”.

Мы искали основателем этого фонда в интернете: это был Станислав Аристов, бизнесмен, основатель движения “Наши” в Дагестане.

Был такой проект в Администрации Президента, если кто забыл — всероссийского движения “Наши”. Также очень амбициозны.

Наши деньги, их жалко

Исследования Счетной палаты наглядно показывают, что “познавательные игры”, которые были сыграны предыдущие правительства с Северного Кавказа, эффекта никакого развития не было. Они просто была кормушка для ограниченного круга лиц, на якорь, как мы понимаем, в Министерстве по делам Северного Кавказа.

Лидеры Минкавказе, конечно, он вошел в состав совета директоров и Правления ОАО “КСК” и ОАО “Корпорация”.

Сейчас, несмотря на отмену Минкавказе, никаких изменений в состав руководящих органов на сайтах этих компаний не контролируется.

Может быть, они начнут появляться в качестве руководителей ликвидируемых Минкавказе получат новые назначения. Хотя это не факт.

Например, одним из первых новые цели был двоюродным братом Рамзана Кадырова Одес Байсултанов. Он занимал должность первого заместителя министра Минкавказе. 11 февраля был назначен на должность заместителя министра спорта.

Байсултанов также является председателем совета директоров КСК. Потому что спортивные и горнолыжные курорты — рядом всю свою жизнь и как заместитель министра спорта станет председателем совета директоров КСК.

Однако, есть надежда, что широкий спектр деятельности “Курорты Северного Кавказа” с новым правительством по-прежнему сокращаться, и наши деньги вбухивая туда с меньшим размахом.

В отчете Счетной палаты на эту тему даже есть одна фраза, которая внушает осторожный оптимизм: “соответствующих федеральных органов исполнительной власти рекомендовано рассмотреть вопрос о целесообразности создания туристско-рекреационных комплексов на территории Северо-Кавказского федерального округа”.

Мы решительно поддерживаем эту рекомендацию.

Если бы не наши деньги происходит вся эта гей-оргия ради Бога. Построить в Карачаево-Черкесии и Чечне, ничего, даже лестницу на Луну. Но поскольку наши деньги, но, все равно, очень жаль.

Справка “МК”: “по решению социально-экономических проблем в регионе за последние пять лет направлено более 2 трлн рублей, в 2019 году на реализацию проектов субъектов Северо-Кавказского федерального округа поступило 70 млрд из бюджета программы составляет 200 млрд долларов.

Значения социально-экономических показателей по-прежнему отстают от среднероссийских. Уровень безработицы 11%, а по стране на 4,6%. Среднемесячная заработная плата составляет 61% от среднероссийского уровня. Задолженность по зарплате свыше 300 млн. В медицинских учреждениях остро не хватает современного медицинского оборудования, аптеки — лекарств для льготников, и в детских садах места для детей”.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*