Главная / Культура / Продюсер «Чернобыля»: «Самопожертвование советских людей поражает…»

Продюсер «Чернобыля»: «Самопожертвование советских людей поражает…»

Американские и британские кинематографисты поведали миру о Чернобыле, как это было делать, но сделали их российские коллеги

Американо-британского сериала “Чернобыль” неожиданно побил все рекорды и стал самым популярным ТВ-шоу. Критика фильм прославляет точности в передаче и детали быта, и дух советской эпохи середины 1980-х годов. И не только это.

Вот что написал в ФБ известный кинокритик, художественный руководитель Российских программ ММКФ Ирина Павлова :

“Смотреть “Чернобыль”. Злой все время, как крыса. Уже isosoles все. Вот почему они больше не стреляют? Поэтому у них есть первый кадр подлинный текстуры? Почему глубина кадра – как в кино, хотя снято на ТВ? И у нас есть кино изображение плоской, как лист бумаги… Почему люди перемещаются, как люди, не размахивать руками бессмысленно и говорить только тогда, когда вам есть что сказать, и не постоянно гул? Кадр из богатых, но глупых не успев заглянуть внутрь. А массовка работает на уровне субъектов, а не на уровне деревянных столбов. Звук накладывается, а не как у нас – из бочки и все на переднем плане. О качестве исполняющего обязанности даже говорить не хочется, и даже сравнивать стыдно. Зачем убрали установку и установлен обоснованно? Potamophobia…”

И публицист Андрей Архангельский подробные ответы на эти вопросы:

“Это только кажется, что на нашем ТВ “прочный союз”; когда ты смотришь “Чернобыль”, я понимаю, что на самом деле за 10-15 лет, нашей исторической серии сумел сказать практически ничего. Глядя на “Чернобыль”, я вижу, что российское кино выбирает только удобное и не опасное; что он способен превратить любую трагедию в банальность, в костюмной драме. Кроме того, наши telemarine никогда не говорит о реальности. Она предпочитает до кучи безумных кляп на реальность, хотя до сих пор избегал говорить о реальных ключевых событий советского периода, одним из которых является авария на Чернобыльской АЭС.

Секрет успеха сериала заключается не в том, что его создателям еще больше денег, и что нет цензуры. Авторы не должны думать о том, что можно говорить, а что не прошу большой босс. Авторы “Чернобыль” не боится показать в кадре Горбачева – у нас его в кино за последнее десятилетие (!) появился никогда, это табу.

Авторы не боятся говорить с аудиторией, как взрослые о смерти. Они считают, что советский период не как музей или Гохрана, как Всеобщая история противостояния личности и государства, история сопротивления человека к обстоятельствам, и вдруг обнаружить бездонный экзистенциального. В этом смысле советская история может быть такой “игре престолов”, что мало не покажется. Конечно, интерес в мире вызывает не ностальгию, а попытка понять, что случилось с нами сегодня, как коллективный “влечение к смерти”.

“Чернобыль” – это, в первую очередь, история о нас сегодняшних, о том, что уровень рефлексии и морали сегодня были в нашем обществе…”

***

В интервью Би-би-си продюсер сериала Крейг Мазин, известный больше для комедийных голливудских хитов, как “очень страшное кино” или “похмелье” объяснил, почему он сделал такой неожиданный выбор фильма-катастрофы:

“В Чернобыльской истории, мне было весьма интересно увидеть, как люди справляются с этой бедой. Как человеческий фактор привел к нему, и как только люди смогли справиться с последствиями. Самое захватывающее в Чернобыле-это человеческая драма. И кроме того, чтобы по-настоящему понять, что предшествовало аварии, только после оценки всех последующих событий. И в конце сериала, зритель точно знает, что произошло в тот день. Но я прежде всего хотел показать, что воздействие взрыва на людей, оказавшихся рядом, и вся страна.

Сначала я думал, что апогеем ужаса стало быть взрыв ядерного реактора. Но это не так. То, что произошло после взрыва, было одинаково, если не более страшно, хотя я не имел ни малейшего представления об этом. И к тому же – это история отдельных людей, выбор, который они столкнулись. И они это сделали. И это было удивительно. Например, после аварии пришлось проводить дезактивацию огромной территории так называемой зоны. Это покинуло около 600 тысяч человек. Так я был поражен одним фактом: все они были выданы индивидуальные дозиметры – мы действительно не говорить об этом в серии – и они сказали, что, если собрать 24 рентгеновских лучей, вы будете отправлены домой. Но очень скоро выяснилось, что никто не набрал более 23 рентген. Другими словами, кто-то получил много большую дозу, но об этом никому не рассказывала. Гид рассказал им, вам хорошо, у вас еще есть 22 рентгеновских лучей, потому что эти люди были нужны там. Для меня это было дико: это только тогда, когда вы слышите слово Чернобыль, в голове сразу же вызывает бурю эмоций. Но в ночь на 26 апреля 1986 года, Чернобыль был только имя, место работы. А потом крепко и, надо сказать, небезосновательно полагали, что, потому что они сказали, и так учил их всему, что могло произойти в советский ядерный реактор – и это на самом деле не произошло, взрыва даже не обсуждается. Это как если бы я сказал вам не идти по этой улице, там есть призраки. Вы бы посмотрели на меня как на безумную. Вот что им пришлось столкнуться в эту ночь – со взрывом, который было невозможно.

Для меня этот сериал-это скорее дань воевал в этой войне, которую мы не. Для меня это было очень важно, чтобы зритель, немного знакомый с историей Чернобыля, я узнал про героические поступки и самопожертвование народа. Ведь Чернобыль показал самое худшее, что может политической системы, и лучшее, что мы можем. Например, я был глубоко поражен, как три человека вызвались в кромешной темноте, практически без защиты, некоторые нырять в радиоактивную воду на горящий реактор, чтобы открыть врата и предотвратить потенциально более опасной новой беды. Удивительно, что был готов пожертвовать людьми. Но с другой стороны, в ХХ веке это было присуще советской культуры…”

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*