Главная / Культура / Привкус вечности

Привкус вечности

Тот факт, что книги выбрасывают на помойку — это признак прогресса или дикость? Или основное торжество рациональности: бумажные кирпичи занимают много места, их можно вместить в компактный корпус компьютера. Огромный шаг в области складирования и хранения знаний! Но вот вопрос: Может ли культурный человек ПОО делать с предметами после того, как все духовные вещи? Или ни о культуре, ни об интеллекте, это не потому, что бумага и шрифт — товар, такой же, как оберточная упаковка? Используется кинули. Много неясностей вызывают книги. Ответ не может быть найден.

Алексей Меринов. Свежие фотографии в нашем instagram

Безмыслие

Недавно побывал на отдыхе в небольшом городке. Со сцены звучала оглушительная музыка, в палатках продавали сладкую вату и Китая мигающие игрушки, работал диапазонах — не менее двадцати.

И никакого коллапса книгу!

Вряд ли это было возможно десять, а уж тридцать лет назад. Публичное мероприятие, торжество — без книги не могут разнообразием, но скромный счетчик? Продается не только идеологический мусор…

Нельзя не вспомнить пророческих строк о настоящих мастерах слова, что будущее рынка поколение “медведь”.

Не мучайтесь! Пустая стрельба и китайские товары — это то, что сегодня ярмарка. Картина полностью захватывает сознание и безмыслие, которое попало в нашу страну.

Как два пальца…

С поразительным упорством человечество стремится самообслуживание. Чем отличаются двуногих и четвероногих? Зачатки интеллектуальной приподнятости над животными. Но эти проблески этого osdetect на бытовых инстинктивно использовать для, условно говоря, термин цивилизация, чтобы создать для себя невыносимым существование инквизиторской изощренностью пыток, концлагеря транспортер шлифовальные людей в пыль, или в настоящем (физическом, очевидно, не аннигилируя) сервером computermania, cipriana, повальное стирание индивидуальных черт и заменить непосредственного общения удаленных неотличимы уравниловка и prednisole. Традиции по планете: если пуля на расстоянии легче убить, чем впритык и глядя ему в глаза, затем задушить неуловимый сети всемирной паутины о чем-то привлекательным, жаждущих помощи, бьется, как муха в объятия Паузини обстоятельства, неизвестные человеку, и не дрогнул ни один мускул. Как два пальца об асфальт…

Почему падает интерес к литературе?

Людей больше не интересуют люди, которые теряют интерес к литературе. Жизни людей и обстоятельства не волнуют, не трогают. Каждый сам по себе и для себя, и черпает информацию о жизни оскудеет интернет-сообщений. Монитор развернут во времени, и судьба взлеты и падения скучно. Нет времени. Неохота. И в отношении источников утилитарных знаний: важно понять, что должны быть приняты как можно скорее, чтобы разбогатеть. Вопрос о том, как правильно жить жизни вторично.

Поддержка

“Ты один мне поддержка жизни” — не преувеличение, признался словца Тургенева. Так что: нет поддержка является более надежным, с детства знакомые буквы, из которых формировал мир вокруг нас. Писатель, а вслед за ним и читатель погружается в это второе (но, возможно, более подлинная) реальность, прячась от невзгод, разочарований, своих страхов Тургенев не любил мать, она была использована женщина, которую он обожал, и смерть пришла к нему в мучительное воплощение… и в мире, где можно укрыться, даже если он terseus лучше, чем плотские, враждебные, бездомный, холодный застой.

Книга — крепость

Тот факт, что строительство такой крепости должны четко доказать и постоянно — иначе зачем трехлетний мальчик, Моцарт обладал божественным музыкальным даром, и три-летний Лермонтов явно одаренных проявляется в гармонии рифмы?

Писатель, художник, музыкант читать криминальную хронику — кадры и ножи, с которых граждане воюют между собой, о финансовых махинациях бизнесменов, и двурушничество политиков — и видим и слышим — на улице, в транспорте и ораторское стоит — не упыри и персонажей для будущих книг и музыкальных нотациях будущих симфоний.

Это действительно не эгоистичный уровень нджатаху, они приглашают всех в свой мечтательный магическим притяжением. Выбор зависит от вас: что бы вы предпочли — остаться среди разделка туш или парить (хотя и ненадолго) над поножовщиной.

Перераспределение славы

Существует четкая, официальный Ареопаг классиков литературы, и это, так сказать, теневого кабинета значимых писателей. Сначала лавры в жизни, второй из тени поздно. Во-первых, выделяющийся ряд поэтов — недавние властители дум: Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина. Но если соцветие Давида Самойлова, Слуцкого, Левитанского не только им, хоть в чем-то уступает? И Смеляков? Панченко? Кушнер? Финн?

Варлам Шаламов, пока стучит в ленинско-сталинских лагерях и прожили жизнь в работном доме, занимал скромное задолжал ему место на “пьедестале” (пожалуй, слишком громко, слишком пышных для Шаламова определение), это самое значительное писателя было принято помалкивать. Но певцы работают темы и журналистские прихлебаи получают спекулятивный славы. Кто сегодня (почти все!) — громко, гремели — помнишь? Оставаясь в тени, вышли на первый план.

Newsize неинтересно?

Биография Гитлера и Сталина изучал под лупой, и теми, кто считал для России не pomagalski и не патологически-разрушители интерес, знать позорно мизерными. Один из величайших поэтов (писателей и журналистов) XX века Блеза Сандрара (псевдоним швейцарские Фредерик-Луи Суза), сбежал из дома и нашел в России во второй взрастили свой талант дома (здесь произошло становление его дара, который то сверкал все ребра в пространстве от США до Франции), прожил увлекательную, трагическую и прекрасную жизнь. Его отец покончил с собой, потерпев банкротство. Его дед занимал до 107 лет. Сам Сандрар, сотрудник Элюара и Аполлинера (о них мы каким-либо образом уведомлен и слышал), был ранен на фронте Первой мировой и ампутировали руку. Право. Где взять перо на бумаге. Научился писать левой. Во время Второй мировой войны не сидел по-инвалидски, и транслируют сводки с линии фронта. Его “проза о транссибирском экспрессе” звучит так, как будто написаны сегодня. И если вы относитесь к истории своей семьи, вы можете создать бесконечные описанные в этом стихотворении сага из семи братьев отца Власия sandrare взял то же имя, стал Alfredi, и рассеяны по странам и континентам в поисках счастья…

Риторический вопрос

Можно желать поражения своей стране?

Роман Ремарка “искра жизни” происходит в концлагере, где победители-нацистов сажать своих политических оппонентов и немного (или много) уничтожены газом морили голодом, пытали, расстреливали.

Пленники с надеждой слушать звук время от времени выстрелы. Они угадывают приближение линии фронта, американцы здесь будет освободить их. И я искренне желаю союзников в борьбе против победы Гитлера, и родина его — разрушение.

Отечественной? Или непатриотично?

Пророки Исайя и Иеремия говорил о том, что национальные поражение может быть благодетельным для возрождения национального духа. Победить головокружение, потерять, отрезвляет.

Это был пример Германии.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*