Главная / Общество / Письмо в редакцию: как лечить инфекции, если в провинции не осталось медицины?

Письмо в редакцию: как лечить инфекции, если в провинции не осталось медицины?

Москаль рассказал о том, почему она бежала с детьми из Московской инфекционной больницы

В редакцию “Новых Известий” пришло письмо от москвички Олеся Быкова, в котором она поделилась своим личным и, увы, очень печальный опыт неизбежная встреча с российским здравоохранения:

“Уважаемый главный редактор!

Я действительно был возмущен состоянием нашей медицины. Я не могу молчать. Я считаю это преступлением.

Летом 2019 года я со своей семьей (муж и двое детей в возрасте пяти и двух лет) поехали в город Углич. По дороге, моей старшей дочери сильно поднялась температура. В Угличе мы вызвали скорую помощь. Мы посетили доктора, чье лицо было нарисовано адской усталости, он едва стоял на ногах. Выслушав ребенка, рекомендуется втирание и жаропонижающее. Через 2 часа легче не стало, и мы снова вызвали скорую помощь опять пришла та же усталый врач. оказывается, на весь Углич, а он, как известно, является частью Золотого кольца России, только одна машина скорой помощи и 4 на Угличском районе.

Парамедики, чтобы заработать хоть какие-то деньги вынужден работать день и ночь. И скорая только одна на весь город! Нас отвезли в больницу, которая тоже одна: и для детей и для взрослых. Там мы узнали, что 3 года назад инфекционная больница была закрыта, и теперь угличане с подозрением на инфекции несут в Ярославле. Выяснилось, что за последние 1,5 года ушли из больницы 11 врачей.

В связи с предстоящими коронавирус меня как обывателя интересует, как наше Правительство, Правительство Ярославской области будет лечить людей, не дай Бог, зараженных коронавирусом.

Я, как Москвич, я был уверен, что в Москве ситуация лучше. Однако, в начале 2020 года я был убежден в противном.

Я хочу поговорить о работе клинической инфекционной больницы №1 города-героя Москвы. 3 января, 2020 моих детей 2 и 5 лет был госпитализирован в больницу с подозрением на пневмонию. 13 отдел, я наблюдал, как лечить больных детей. 100-120 (дети и врет родителям) человек, 2 туалета на этаж в женский туалет / душевая комната закрыта, одна ванная комната для всех!

В нашем номере были дети и их родители с различными заболеваниями (пневмония, корь, ангина, вирус epsteinbarr, мононуклеоз, ложного крупа). Места в доме, а также постельные принадлежности для всех не хватало, больные размещались в коридорах, на кухне. Один из больных, лежащих в коридоре, выступал с высокой температурой.

Самое главное, по моему мнению, в инфекционной больнице-это правильно поставленный диагноз, лечение и изоляция. В КИБ № 1 в изоляции полной, но не только это. Для диагностики болезни необходимо сделать анализ крови. Кровь моих детей 2 и 5 лет брали из вены, но анализ epsteinbarr сделал, потому что медсестры нет финансирования, они могут делать только 1 комментарий в день, ведь его стоимость составляет 4000 р. В этой связи, у моих детей был поставлен неправильный диагноз и соответственно неправильно лечили. Лечение с противовирусных препаратов, они прописали антибиотик широкого спектра действия (Цефтриаксон). С помощью этого лечения, мы были вынуждены бежать с больными детьми из этого ада.

Они бежали не только мы, некоторые приехали вечером, на следующий день уже кончился, Народоволец с ума, врачи не держать пациентов в лицо.

В поликлинике по месту жительства также не смогли помочь. Мне пришлось позвонить на домашний персонал “в пробирке” для забора крови. Это очень дорого для двоих детей, учитывая, что я в декретном отпуске. И для младшего ребенка мне платят 50 р в месяц. Отголоски вирус epsteinbarr и неправильного лечения мы пожинаем сегодня в виде увеличенных органов печени и селезенки.

Очень жаль, что наша медицина находится в таком плачевном состоянии. В 20 лет реформ разрушил все, что было хорошего в стране.

С Уважением, Олеся Быкова М….”

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*