Главная / Культура / Писатель Алексей Сальников: “За шутку не надо проламывать человеку голову”

Писатель Алексей Сальников: “За шутку не надо проламывать человеку голову”

Среди писателей, которые заявили о себе широкой публике в течение последних пяти лет, имя Алексей Сальников-один из самых ярких. За Роман “Петров грипп и вокруг него” немедленно схватил кино (исполняет Чулпан Хаматова и Кирилл Серебренников Семен зарином в главных ролях) и театра (премьера состоялась в Екатеринбурге устроил студент Николай Коляда, Антон Бутаков). Новый роман Сальников “косвенно” не снимал, но был в шорт-лист “Большой книги” и имеет хорошие шансы на победу. Корреспондент “МК” поговорил с писателем о его героях, о конфликте поколений и превратности русского языка.

Фото: platonovfest.com

“До сих пор иногда захожу в супермаркет и чувствуешь себя в советской утопии”

В Екатеринбурге центр современной драматургии недавно премьера “Петров…”. Вы как-то принимал участие в этой постановке?

— Нет, к счастью. Но идею приветствую. Мне нравятся эксперименты. Нравится, когда одну фразу о том, что библиотека вместе отмечали праздники, превращается в сцену в течение десяти минут. Забавно.

— Ты думаешь, что твой роман-это театрально?

— Вы знаете, потому что жанры перетекают друг в друга. Можно и балета будут ставить на “Черный квадрат” Малевича. Весь фильм был снят на броненосце. Это вполне нормально и осуществимо. Такая передача, как на немецком и французском языках — директора перевести книгу на язык театра и кино.

— Однако, в случае фильма, над которым работает Серебренников, вы консультировались?

— Общаться со мной, а не консультироваться. Мне нравится, как они выходят. Я вижу по крайней мере в тех скриншотов, которые я послал. Даже послал песня очень хорошая, надеюсь, она в фильме будет, но пока секреты раскрывать не будем. Поговорив с Кириллом, я понял, что наши мысли во многом согласен — и про советских детей, на окраине города. Мы просто живем в одной стране. Он не английский или американский режиссер, которого я не знаю, что бы я сделал, и лица, представляющего его. И выбор актеров мне очень нравится. Кроме того, директору лучше знать, какие исполнители будут выполнять свои задачи и как они будут выглядеть в кадре. Он в отличие от меня-это визуальный.

— Вы сослались на советских детей. Персонажи и “Петров” и “косвенно”, по сути, советским детям, со всеми соответствующими камера?

— Конечно, ведь я немного застал это время и я могу рассказать. Теперь, например, если вы снимаете фильм, основанный на Советской работе с современными детьми, это все равно будет неправильно. Сегодня они не мыть голову все детство мыла, и они могут иметь любые фрукты в магазине купить. Это не так, как это было раньше, когда Новый год выбрасывали мандарины на полках магазинов. И бананы? Я помню очереди за бананами в деревне. Затем весь мусор был в шкуры от них. До сих пор иногда захожу в супермаркет и чувствуешь себя в советской утопии. Представьте: вы можете есть все, что угодно, дойти до кассы, и вы не следите за мужчиной — вы что-нибудь украсть, украсть карманы или нет. Даже убрали магнитная рамка, которая, на мой взгляд, их роль не очень качественно выполнены, и только электричество съел.

— Тем не менее, многие ностальгируют по советскому периоду, и менталитет, на мой взгляд, осталось от той эпохи, верно?

Это что, менталитет старшего поколения до сих пор удается бросить нас в головах нынешних молодых людей.

— Что, на ваш взгляд, основные особенности постсоветского человека?

— Я думаю, что он осторожен в некоторых вещах и напропалую хочет чудесным образом разбогатеть и для здоровья. С одной стороны, этот человек очень рациональный, он понимает, что правительство не должно ждать ничего хорошего, поскольку пенсионная реформа уже было несколько штук и отрезвляющий факт и сделала, а потом отменили, теперь опять восстанавливать… а с другой стороны, вложить деньги в финансовую пирамиду или еще какую ерунду делать — это всегда пожалуйста. Удивительное сочетание!

“Сейчас разновидностей диссиденты, патриоты и ультра-патриотов пятнадцать сортов”

— Глядя на ваших героев, я заметил невероятный контраст. Они существуют в реальной жизни, полно пьянство, хамство и прочие непотребства. И в то же время они сами являются частью этой реальности, есть творческие способности: писать стихи, писать рассказы, рассуждать о высоком и так далее. Где такие сильные противоречия?

— Здесь нет никакого противоречия, мы все разные. Люди могут помнить, годы жизни авторов и их стихи наряду с цитатами из классики, не всегда культурно с точки зрения социальной коммуникации. Вы знаете, есть несколько слоев культуры. Есть культура в понимании коллекцию некоторые артефакты, но есть социальная культура. Они не всегда пересекаются, и это нормально.

Что вы думаете о современном русском языке, он очень мелкий?

— Нет, это естественный процесс трансформации. Единственное, что меня коробит, когда люди путают “одеть” и “надеть”. Но это всегда путают. Даже если мы возьмем наш любимый новогодний фильм “Ирония судьбы или С легким паром!”, есть учитель русского языка и литературы, говорит, что она забыла “одеть” платье.

— Тебе нравятся какие-нибудь словечки современного жаргона?

— Пару. Например, “целит”. Я не пью, но сын использует его. Это меня не беспокоило, напротив, обеспечивает состояние релаксации, где-то между хард-деятельности, такие как пьянка и легкое времяпрепровождение, как безобидные, лежа на диване. Очень смешно.

— На ваш взгляд, в чем суть непонимания между поколениями?

Это, с одной стороны, финансовая составляющая. Знаю, что претензии детей: почему вы думаете, что я был в труде, если вы сами себя не могут обеспечить? С другой стороны, идеологически, иногда люди не совпадают. Теперь и в течение многих поколений идеологические разногласия, потому что, например, в советское время был, грубо говоря, диссидентов и про-советских людей. Сейчас разновидностей диссиденты, патриоты и ультра-патриотов в пятнадцати сортов. Некоторые думают, что расстрел царской семьи был трагедией, но принять советского строя. Еще некоторые верят, что это не трагедия и так надо было делать. Даже здесь, на этом фронте степень неприязни между поколениями очень много опубликовано. Как правило, молодые люди разработали с нами.

— Что, на ваш взгляд?

Они постепенно понимают, что слова нужно отвечать словами. То есть, некоторые шутки не надо колотить голову человека и бросить его в канаву. Посмотрим, как сын общается со своими друзьями. Прежде чем любое неосторожное слово может быть, если не поножовщиной, драки, а теперь она постепенно сглаживается.

“Самое трудное, это было весело”

— Не за горами презентация “Большой книги”. В прошлом году, романы всех трех лауреатов, посвященные прошлому. Как трудно писать о сегодняшнем дне?

— Совсем не трудно. Я люблю вставлять в тексты даже медийные личности. Мне нравится, как все меняется. Если вы берете “Петров…”, Это такой ностальгический роман о 2000-х годах. Я смотрю вокруг и понимаю, что эта эпоха закончилась в три года. С начала сотовой связи в публичной сети Интернет. Теперь ребенок без мобильного телефона из дома не выйдет. Если он не отвечает на телефон, у людей хватает сердце. В этот период две тысячи, когда действие “Петров…”, дети по-прежнему ходили без телефонов, обошел вокруг, родители уходили на работу, и не знал до сегодня, что происходит на родине. Такие остатки советской эпохи. В общем, мы все живем в большой коммунальной квартире, и почему он приносит людям радость.

— Почему?

— По-видимому, привлекает открытость и любят сравнивать себя с другими. Например, в соседской семье повздорила, и вы знаете, что вы не одиноки на Земле, такая пара. Сравнение по-прежнему сглаживает определенное чувство индивидуальности. Чувство единства, необходимого для людей.

— В романе “косвенно” им нужен другой, и поэзия. Это становится своеобразным наркотиком. Вы тоже начинали с поэзии. Это действительно сравнимые вещи?

— Конечно! Неудивительно, что люди часто занимаются творчеством всю жизнь. Вставляет до сих пор… мне легче писать о поэзии, потому что они обычно маленькие, они похожи на актов приема определенных веществ. Такая вот метафора. Абсолютная магия в реальности. Например, люди воспринимают Дзэн, и есть гораздо более короткий путь к нему — медитативное чтение, что приводит к определенным чувством выполненного долга, и нет никакой фантастики.

— В настоящее время работает над чем-то?

— Да, но у меня до сих пор туго. Это будет роман о сегодняшнем дне. Что-то весело должно произойти, и это самое трудное — это было весело. Чтобы сделать сад легко. Кто-то умер — это грустно, и смеяться.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*