Главная / Культура / Наш Пушкин

Наш Пушкин

Хотите знать, как Борис был избран на престол? Хотите увидеть придворной челяди — верхней части бояр? Хотите посмотреть на самые высокие эшелоны власти? На их лица и привычки? Послушать их разговоры, узнать их мысли?..

Фото: Михаил Гутерман

На сцене вы будете показывать 1598 года, но очень может быть, вы будете 2019 (это, конечно, ваши домыслы).

В Кремле! Но не граненый, не оружие, не яйца Фаберже… там, в Кремле, все, что вы хотите — кормить, поить, награды. Что там поют, что ложь, как ты клялся в верности? Пушкин — наше все (в буквальном смысле). Во всем этом, конечно, Галич, Таривердиев, скалы…

…Годунов просто всенародно избранный на престол в Кремле штаб ликует, готовит банкет, объясняет бояр Бориса в любви и верности.

Шуйский.
Вся моя жизнь была залогом
Правда знакомства с вами;
Я знаю, ты-Бог-послал,
До гроба ты хранитель мой…
Во сне ты пришел ко мне,
Незримый, я был слишком добр
Ваше прекрасное мнение обо мне терзает,
В душе твой голос слышала…

Вы можете думать, что это письмо? Нет, это Пушкин. Это может быть лучше, чем его слова, чтобы заявить о своей любви к королю? Выглядит, конечно, жутко смешно, а главное — точно.

Красный Рояль, банкетный стол, бояре отговорили приветственной речью (всех и все “из Пушкина”), очередные похороны программа номер.

Борис. Теперь пойдем поклониться могилам pociema правители России.
НАЧАЛЬНИК ПРОТОКОЛА. Гробы уже были доставлены.
Борис. Так вот, все мы так. Не знают меры!
НАЧАЛЬНИК ПРОТОКОЛА. И-И-И-и…
Борис. Ладно, поскольку я принес вам, открыть.

Кремль приносит людям гробу, открывает его, и вот он, наш исторический скелетов, ничего не зажимая нос.

Сбоку вдоль стены сидят две дюжины женщин, сидя долго, терпеливо, молча. Каждый раз думаю: “какая бессмысленная толпа?” Затем, наконец, его очередь петь для царя и бояр. “В парк Чаир распускаются розы”, “Бесаме мучо”, “облака плывут, облака”… ну, это всегда художники ждут и час и два, и три, пока официальная часть и поют властям все, что любит хозяин, и тогда они хорошо платят и все, и будет самой симпатичной четкая обязанность.

…Вы читаете попытка описать спектакля Дмитрия Крымова. Эта игра является временная нетрудоспособность. Но он удивительно здоровые, крепкие нервы, острый глаз, жестокий ум — жестокие, остроумные, полные любви к Родине и истории. Он видит все, но… если вы чувствуете, что он ненавидит думать о том, что он ненавидит, и не приписывайте свои чувства.

“Борис Годунов” — опасная штука. Для всех его гениальных художественных высота-содержит страшная плата: не против монархии, а против гнилой, больной, но невероятно прочным механизмом. Ужас и насмешки — это ощущение “двор”, Дворцовая жизнь. Бояр (клоуны, дураки, шуты) — все угодливые до потери сознания; буквально чуть в обморок. Король терпя все издевки, побои. Поэтому трудно отличить верхнюю от нижней слуги бояр. Если полосы, если вы только посмотрите на выражение лица — не отличишь. Делает Боярская шуба — признак высокого статуса.

Где этот заряд гнева, презрения и насмешек? Оттуда, Михаил, из неопределенного ссылка, где автор сидел, разумно предполагая, что в любой момент по ссылке Всемилостивого заменит тяжелый труд. В буквальном смысле.

Этот заряд не может быть удален из игры. И экстракт — останется развесистую клюкву в сахаре — Пушкина исчезнут. Даже он не сделал этого, жаловался в письме к Вяземскому в ноябре 1825-го: “Жуковский говорит, что царь меня простит за трагедию — нет, моя дорогая. Хотя она и в хорошем духе писал, Да не мог спрятать уши под шапку дурака. Палка!”

И давайте не забывать, первое название, которое автор дал спектакль – “комедия o настоящей беде Московскому царству, Царе Борисе и Гришке Отрепьеве”.

Трагедия 40 лет не проходили на сцене, освобожденная в 1865 году, даже крепостные были освобождены раньше.

Наша память Любимова на Таганке запретили “Годунова” в 1983 году. В период правления Андропова, и сцены будут звучать слова Господа:

Шуйский.
Какая честь для нас, для всей России!
Вчерашний раб, татарин, зять Малюты это,
Сын палача и сам в душе палач,
Возьмите корону и бармен Мономаха…

Этот номер не прошел, Любимов был лишен гражданства.

…Царь Борис хотел быть хорошим, и жизнь заставила быть подонком и убийцей. Мы, в двадцать первом веке, знаем, что править ему недолго, но он не знал, бояре не знали.

Страшный самозванец (больной, некрасивый, невнятный, слабый, дерганый), но чтобы свалить Бориса и быть хорошим. (Потом, конечно, убит или даже стреляли в них из пушки в сторону Польши, туда, где вы пришли.)

Раболепные бояре, безропотно терпеть любые унижения царя, пока он силен, мгновенно (в наших глазах, буквально в одну секунду) превращаются в убийц. То есть, они были убийцами, только что их беспощадность была очевидной против врагов царя-батюшки. И царь (кто заключает или что?) приказывает им присягнуть на верность его сыну. Лояльность? Он был принцем, но смерть Бориса — смертный приговор для мальчика. В пьесе эти слова люди.

Вязать! Промывка Борисова щенка!
Да, погибла семья Бориса Годунова!

Умирающий Борис пытается дать сыну последние наставления, но заболевание является смертельно опасным, косноязычен, он мучительно вспоминает “самое важное”: отменить казнь, чтобы избрать надежного консультанта… тогда царь просыпается папа: “мой руки перед едой, чистить зубы два раза в день”… но безрезультатно. Мальчик не нужен, обречен, зубная щетка больше не нужна.

В спектакле художника вы увидите вещи, которые никогда не видел. Приезжает настоящий черный ворон, каркнет “Невермор!” (никогда), и зрители будут в ужасе… вы увидите Смерть московским царем — то Тарантино бы ахнули от восторга (и зависти): красное пианино сидит Принц, и пианино-это отец, который только что бормотал государь адвокат, но смерть пришла, и царь Борис рухнул. Я думаю, что на пианино? Нет, он сломал рояль прямо через и исчез в груде обломков. И мальчик молча двинулись бояре, окружили, а когда разошлись, Василий Шуйский, Михаил Филиппов медленно вытер руки белым платком. На шаль — красные пятна.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*