Главная / Финансы / Нам нравится русский риск

Нам нравится русский риск

Илья Нестеров. Активное участие ЗАО «Райффайзенбанк» в российских заемщиков синдицированных кредитов отражает риск-аппетита кредитной организации в России, банк намерен расширить свое присутствие на этом рынке. Об этом и в целом о развитии инвестиционно-банковского бизнеса в России, факторинг и возможные прикладные аспекты применения технологии blockchain в интервью агентству «Прайм» рассказал член правления, руководитель дирекции обслуживания корпоративных и инвестиционно-банковских операций Райффайзенбанка Никита Патрахин.

— Как повлияет на инвестиционный банковский бизнес России, отношение инвесторов к России отмены санкций в отношении «Русала»?

— Для организаций, которые работают с «Русалом» – и это очень много иностранных компаний и банков – это, конечно, облегчение. Вопрос в другом-если они поверят, а также других компаний, что ситуация с санкциями будет ослаблена. Я думаю, что они не поверят. Это, безусловно, позитивное событие для рынка, но это не изменит ситуацию в корне. 100% положительная эта новость для многих автопроизводителей, в частности в Европе.

— Почему Райффайзенбанк сохраняет инвестиционно-банковском бизнесе в России? Вы видите будущее в развитии этого направления в России? Вы планируете полностью или частично это дело?

Для нас никогда не стоял вопрос, чтобы спасти бизнес и сохранить. Мы являемся универсальным банком, который предоставляет компаниям доступ ко всем возможным источникам финансирования, в том числе двусторонних, синдицированных кредитов и облигаций. В этом смысле наша стратегия никогда не менялась и вряд ли изменится. Быть универсальным банком, мы должны предоставить бизнесу полный спектр решений.

Можно сказать, что рынок сокращается, а не растет, что у нас большая доля санкция эмитентов рынка. Тем не менее, мы видим, что есть много других эмитентов, где рынок интересен.

Для нас это интересно. Даже если мы рассматриваем только в DCM (рынок долгового капитала – Ред.) это очень эффективный продукт, который мы будем продолжать развивать. Понятно, что у нас нет ожидания два или три раза рост этого рынка. Когда-нибудь, когда санкции исчезнут, она будет расти, может раз пять или десять. До этого времени будет незначительно расти или оставаться стабильной.

— В России в 2018 году, значительно снизился объем выпуска облигаций. Вы сказали, что компании выгоднее брать кредит, чем выпускать облигации, вы назвали его временным. Вы по-прежнему придерживаемся этой точки зрения? Что вы ожидаете в этом плане от 2019 по возвращению российских заемщиков на публичных долговых рынках?

— Ситуация не была такой в прошлом году, и в определенные периоды, особенно после апрельских санкций. В этом году многие компании вышли на рынок. Я считаю, что российский рынок – долг, кредит, облигации, достаточно большой, чтобы быть независимой от того, что происходит за пределами России, от того, как иностранные инвесторы смотрят на Россию. Российский внутренний рынок большой, у нас достаточно внутренних инвесторов на рынок функционировал. Я не вижу здесь большие новые риски и вызовы на этом рынке.

— Вы упомянули о снятии санкций с России. Кто-то закладывает возможность?

Пока нет. Вот почему я сказал, что не ожидает в ближайшем будущем, мы будем расти. Но все меняется.

— Райффайзенбанк активно участвует в сделках по предоставлению синдицированных кредитов в России. Что делает банк, чтобы присутствовать почти в каждой такой сделки в России?

Как правило, отражение нашего аппетита к риску для России. Нам русским риска, как. Мы хотим кредитовать российские компании, особенно качественных заемщиков. И рынок синдицированных кредитов доступны в первую очередь для качественных заемщиков. Мы будем расширять наше присутствие в России – мы все хотим работать, не просто хотите поднять кредитный портфель и увеличить свою клиентскую базу.

Кроме того, я думаю, что компании также нравится работать с нами.

— Насколько сильно сократится рынок синдицированных кредитов в 2018 году? Как вы видите 2019 – вы ожидаете восстановление спроса на синдицированные кредиты будет новых заемщиков?

— Новая компания, безусловно, появляются. К сожалению, они не будут очень многие компании, чтобы быть очень осторожным идти на этот рынок, в целом, как компания достаточно осторожно брать кредиты. Общий кредитный портфель рынок растет довольно слабо, чуть выше инфляции. Мы видим, что большие компании было сокращение доли заемных средств в последние годы, они развиваются с очень низкой долговой нагрузкой, у них нет большой потребности в рефинансировании.

Если говорить о потенциальных синдикат 2019, Я думаю, что это будет на уровне 2018 года около 10 миллиардов долларов, если не вдруг случиться одна или две сделки с крупными заемщиками. Компаний «Газпрома» может составить объем Синдикат 2, а $ 3 млрд, что может значительно увеличить наш рынок. Но если вы посмотрите на рынок без каких-либо возможных мега-сделок, то рост будет незначительным.

— «Газпром» легче и быстрее привлечь финансирование, чем более мелкие компании?

— Условный «Газпром» может привлечь огромное количество. Рынок достаточно развит и доступна для гораздо более мелких компаний. Скорость проводки в первую очередь зависит от сложности структуры кредита, а не размер компании.

— Ранее Райффайзенбанк активно организована по реструктуризации кредитов и облигационных займов, в том числе агентом в подобных сделках для группы компаний «трасса» и ТГК-2. Теперь с этим направлением в банке?

— Если вы посмотрите на рынок, но теперь очень немногие из этих ситуаций по реструктуризации. Мне кажется, что большинство проблем, которые могут произойти из компаний, что уже произошло в 2014-2015 годах, и необходимость в реструктуризации возникла в 2016-2017 годах.

Сейчас несколько компаний, которые сейчас испытывают трудности. В этом смысле, мы очень избирательно в этом бизнесе и не видят большой потенциал роста в ближайшем будущем.

Экономика достаточно стабильна. Появление большого числа клиентов с потребностью в реструктуризации может быть связан только с общей большой шок в экономике. И компаний, которые существуют в тяжелом, но стабильном состоянии, как правило, выживают сами. Поэтому я не могу сказать, что реструктуризации, наш фокус на ближайшее будущее. Этот рынок всегда появляется, а затем уходит.

— В настоящий момент нет проектов-нет работы?

— Там несколько проектов.

Райффайзенбанк запустил факторингового бизнеса в 2016 году и в первый год работы было 7-е место по размеру факторингового портфеля среди членов Ассоциации факторинговых компаний России. Вы ставите себе цель выйти на ведущие позиции в этом бизнесе?

— Действительно, в прошлом году у нас работает бизнес с нуля, занимали высокое место. Мы останемся на этом уровне. Мы растем в факторинг очень быстро и планировали этот продукт должен быть разработан. Но в факторинг и в других продуктах, мы не стремимся быть номером один или быть в тройке, или занимают 20% рынка. Наша цель в каждом продукте, чтобы принести максимальную пользу каждому клиенту. Мы следим за ростом стоимости жизни время.

Факторинг позволяет получить новых клиентов, часто с помощью факторинга, мы уменьшаем риск в своем портфеле, поскольку позволяет финансировать клиентов за счет кредитного риска своих покупателей. В этом смысле, мы улучшаем кредитный портфель.

В одном из своих интервью вы говорили о ожидаемой вау-эффект от обновленной версии факторинга. Произошло ли это?

— Очень близко к нему. С точки зрения развития продукта мы находимся в заключительной стадии тестирования. Сейчас мы получаем положительные отзывы от наших клиентов очень скоро, вопрос недели, представьте продукта широкому кругу клиентов.

— Можете ли вы прогнозировать объем факторингового портфеля на этот год?

— Я бы не прогнозировал, потому что мы ориентируешься не только на размер портфеля. Мне не нравится все банковские рейтинги расположены в соответствии с размером портфеля. Считается, что крупный корпоративный банк, который имеет большой корпоративный портфель, соответственно, номер один в факторинг с большим портфелем. Но это не правда. Если мы ставим перед собой цель стать номером один на рынке факторинга, мы бы добились этого очень легко, но за счет прибыльности. Мы хотим заработать больше, чем только, чтобы иметь место.

С точки зрения рентабельности – мы хотели в этом году в факторинг заработать как минимум в два раза больше, чем в прошлом.

— Облигации, по электронной ипотечные кредиты, банковские гарантии для блокчейн — почему это так необходимо Райффайзенбанка? Это будет иметь практическое применение или экспериментирует ради эксперимента?

— Меня иногда спрашивают, зачем это нужно, но это не просто эксперемента ради эксперимента. Рано или поздно это будет иметь практическую ценность. С электронной ипотеки перед другими, так как это значительно упрощает процедуру ипотечного кредитования, сократить количество бумаги, которое делает жизнь людей намного проще.

До определенного этапа, технология блокчейн-это разговор и маркетинга. Я думаю, что в этом году мы можем подойти к более практическим аспектам использования блокчейна. Важно до определенного уровня развития достигла не только США и один или два из наших клиентов и всей отрасли. Я вижу, что набирается определенная критическая масса знаний и опыта от банков и некоторых компаний.

В развитие блокчейна большим драйвером является Банк России. В этом году на blockchain может быть очень прорыв, но это, вероятно, будет вторая половина года.

— Будут ли еще выпуски облигаций на Blockchain?

— Я не думаю, что облигации будут среди первых продуктов, которые будут на Blockchain в промышленной реализации.

Я думаю, что банк гарантирует больший потенциал, чем облигации. Я пока не уверена, что облигации, как правило, нужен блокчейн в ближайшие несколько лет.

Банк получил разрешение ЦБ РФ на подход к оценке кредитного риска на основе внутренних рейтингов банка (КИБ — или ROI-подход) для расчета коэффициентов достаточности капитала. Это даст банку?

— Использование ПВР-подход позволит снизить потребление капитала за счет высокого качества кредитного портфеля банка. Теперь мы в состоянии оценить риск компании использовать собственную модель. В контексте отчетности по международным стандартам мы делаем это с 2012 года, после одобрения Европейским Центральным банком. ЦБ РФ согласие на использование ПВР-подхода в конце прошлого года.

Этот подход даст нам значительное высвобождение капитала, потому что мы делаем очень высокого качества кредитного портфеля. В связи с этим, риск-вес наших кредитов ниже 100%, что позволит нам давать более использование старого стандарта.

— Будет ли массовое?

Как вы знаете, Сбербанк еще до того, как мы получили разрешение центрального банка на применение подхода на основе внутренних рейтингов. Для рынка и для нас важно, что Сбербанк начал использовать его, потому что он является ценовым лидером.

Когда банк не применяет такую модель, это касается единой ценовой политики для всех клиентов, независимо от их качества. Условно каждому кредиту потребляет такое же количество капитала, так что если банк решил выдать кредит в 5% и заработать маржу на уровне 2% на клиентах с высоким кредитным рейтингом, это же дает кредит клиентам с низким кредитным рейтингом. Когда банк начинает дифференцировать клиентов о кредитном рейтинге, то это происходит и дифференциация капитала. Затем для заемщика с достаточно высокой нижней маржа, рентабельность собственного капитала будет по-прежнему высок, а для более рискованных заемщиков будет требовать более высокую маржу.

Мы Банк с небольшой долей рынка заинтересованы в том, чтобы Сбербанк, как лидер цена была банка, клиентов differentiarum и применить разные цены к разным покупателям. В этом смысле нам будет легче конкурировать. Чем больше банков будут использовать эту систему, тем лучше.

— В каждом интервью вы упомянули Сбербанк. Можно ли говорить о развитии банковского бизнеса в России, не говоря уже о кредитной организации?

— Наверное, можно не упоминать, но вы можете не заниматься банковским бизнесом без учета его существования. Он занимает очень большую долю рынка. Сбербанк из-за своего масштаба, стоимость лидер во многих продуктах, и не считаться с его присутствием невозможно.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*