Главная / Культура / На Игналинскую АЭС устремились толпы поклонников сериала «Чернобыль»

На Игналинскую АЭС устремились толпы поклонников сериала «Чернобыль»

Удостоен телевизионной премии “Эмми” в 10 номинациях, включая “Лучший мини-сериал”, он принес награду директор Йохан Renku, сначала работал над проектами “Ходячие мертвецы”. Отметил сценарист Крэйг из Maysin, в послужном списке которого — “Поймай толстуху, если сможешь”, “Мальчишник в Вегасе 2”. Свою награду за “Чернобыль” он предназначен для тех, кто жертвовали собой ради других на Чернобыльской АЭС, говоря по-русски: “Вечная память”.

Кадр из сериала “Чернобыль”. Фото предоставлено пресс-службой “Медиатека”

Авторы сериала воссоздали хронологию событий в ночь 26 апреля 1986 года, когда четвертый реактор Чернобыльской АЭС произошел взрыв, который разрушил реактор. Британский актер Джаред Харрис, известный по фильму “Шерлок Холмс: Игра теней” Гая Ричи, сериал “Безумцы” и “корона”, как советский атомный ученый Валерий Легасов был одним из первых осознает масштаб трагедии. Он руководил ликвидацией последствий аварии, и в день двухлетней годовщины Чернобыльской добровольно ушел из жизни. Одна из лучших ролей — любимый актер Ларса фон Триера Стеллан из Скарсгард (“девушка с татуировкой дракона”, “Меланхолия”). Он сыграл заместитель председателя Совета министров, министром нефтяной и газовой промышленности Бориса Щербины, назначенный Кремлем глава комиссии по ликвидации СССР. Номинантка на “Оскар” Эмили Уотсон, которая сыграла главную роль в “Рассекая волны” в Трире, играла вымышленная героиня Homyk Элси — физик из Минского института атомной энергии, пытаясь раскрыть причину трагедии. Все они пришли в Литву, Игналинская АЭС, где проходили съемки “Чернобыль”. Сериал снят в 2018 году в течение 16 недель, и большая часть работы упала на литовском Висагинасе и Игналинской АЭС, которая после Чернобыльской трагедии была уготована печальная участь. Реакторы есть такого же образца, как в Чернобыле, хотя ИАЭС считается одним из самых безопасных. Строительство третьего энергоблока был остановлен в 1988 году. Кроме того, закрытие АЭС стало условием вступления Литвы в Европейский Союз. Теперь висагина называют все, что было самым большим просчетом переговорщиков, лишили страну энергетической независимости. Пример результата в Словакии, принятых в Европейском Союзе и отставку своих атомных электростанций.

Первый блок, где он снялся в “Чернобыле”, прекратилось в 2004 году, второй в 2009 году. ведутся работы по дезактивации, а к 2038 году планируется ИАЭС окончательно разберетесь, но эксперты настроены скептически. В настоящее время ведется строительство хранилища для “короткоживущих очень низкоактивных отходов”. Все работы финансируются в рамках программы Игналины Европейского Союза.

Во время съемок фильма на въезде на территорию вокзала установлен указатель “Чернобыльская АЭС”, которая вызвала дрожь персонала и местных жителей станции. Работал с режиссерами на сайте чуть больше недели, но подготовка была тщательной и долгой.

Сразу после выхода серии резко возрос интерес к Игналинской АЭС. Люди со всего мира — от Японии и Австралии до Германии, Италии и Литвы написаны и записаны на экскурсию. В конце октября, когда он посетил обозреватель “МК”, она была написана по март включительно. Электронная часть, как “Тайная вечеря” Леонардо да Винчи в Милане. Говорят, что в Припяти, индустриальный туризм увеличился в пять раз. В Дубровнике, где в 2013 году он снялся в “Игре престолов”, бум. Предприимчивые люди немедленно организовал квесты, магазины пополняются атрибуты популярной серии.

В Камбодже, где нет такого активного туризма, экскурсии по местам боевой славы Анджелины Джоли. Древний кхмерский храм XIII века, как сшитый корни фикуса, называют храмом актриса. Не столько потому, что роль Лары Крофт — Расхитительница гробниц, как и многие другие акты. Джоли усыновила камбоджийского мальчика, написал книгу о Камбодже, сделал фильм “Сначала они убили моего отца” и сейчас есть такой святой.

В 2007 году обозреватель “МК” оказался на Игналинской АЭС, текущие. Никаких специальных мер безопасности для посетителей не было. Теперь, прежде чем пройти через КПП (по паспорту), идем в столовую, где мы ужинали съемочная группа сериала “Чернобыль”. В меню есть даже острый мексиканский суп, но советский дух в воздухе. Местный буфет славится выпечкой, кренделями, напоминает кулинарные изыски застойные годы.

С компанией молодых литовских ребят люди идут на. Посетители проходят строго в группе, численность которой не должна превышать 15 человек. Доступ к АЭС дважды открывали в день. Путешествие длится три часа, и треть этого времени уходит на переодевание.

Все, включая сотрудников ИАЭС, нужно раздеться до нижнего белья, набор белья — тонкие белые брюки и рубашка (всегда заправленные в брюки), белые носки. Надев все снаряжение, и резиновые шлепанцы, следуйте в следующую комнату. Есть еще одну порцию белой одежде — плотный пиджак и брюки. Кто боится замораживания — одет в синий жилет. На полках, голубых и оранжевых касках, чтобы выбрать из. Но сначала, вы должны носить белую шляпу, напоминающей униформу медицинских работников или кондитеров. На руки обязательно наденьте перчатки. В карман можно надеть респиратор, который, однако, используется вместе со специальными очками по запросу. Резиновые шлепанцы меняю на боты. И вперед! Технологическое оборудование-это особое удовольствие для посетителей и воспринимается как часть игры. Но для тех, кто продолжает работать на ИАЭС, это не квест, и в повседневной жизни. Однако, мы не встретим ни одного сотрудника в очках и респираторах, а в белый мундир, то они одевают каждый день и не один раз. Пойду в столовую за пределы контрольно-пропускного пункта, должны быть удалены, и снова возвращаясь к износу.

Мы находимся на втором блоке. “Чернобыль” был снят в первой, но они идентичны. Просто первый блок частично демонтированы. Проходим в так называемой контролируемой зоны. Реактор напоминает космический объект. Некоторые “Солярис”. Стоять на спит на протяжении веков реактора, как будто начищенная до блеска. 1 таблетка урана, как выясняется, 17 тонн угля, а мощность завода составляет сравнимый по мощности с 21-го атомную бомбу. Следующий пункт назначения и место съемок блока управления, оснащена бытовой техникой образца 1980-х годов.

Сотрудник станции в той же белой кепке, который вывел гостей под шеломами, подтверждает: клавиатура, телефон, вся техника 1983-1985 годах. Это сейчас они выглядят как ретро, и когда в соответствии с самыми высокими стандартами. Многие сотрудники, которые продолжают работать здесь, жил или учился в Москве. Теперь высококвалифицированных специалистов из бизнеса. Больше других объектов поразительных апокалиптических машзала. Это огромное сооружение красноречиво напоминает о смерти ИАЭС: груды металла, превратились в отходы, в полном одиночестве.

Александрас Rubinovas: “разрешения поехать в Чернобыль мы приступили к работе”

Актер, режиссер, доцент Каунасского музыкального училища Александрас Rubinovas приехали в эти дни в Висагинасе в качестве члена жюри фестиваля моноспектаклей “Atspindys”. В 1986 году, вскоре после трагедии на Чернобыльской атомной электростанции, он пошел туда, чтобы поддержать людей, участвующих в спасательных операциях.

— Вы были актером Камерного театра в Каунасе, когда произошла авария в Чернобыле. Ходила туда по порыву души или на заказ?

Это был порыв души. После аварии, когда началась ликвидация, мы обратились в Комитет Комсомола, через которую потом все прошло. Не было никакого страха.

— Все вы были молодыми…

— Да, но директор театра — мой отец был в этом возрасте. Мы хотели внести свой вклад и помочь ликвидаторам. Мы подготовили специальную программу на 40-50 минут: сценки, смешные сценки, в основном без слов, уметь показать их не только литовцы. Разрешение получается с большим трудом и поехал в Чернобыль в январе 1987 года, хотя заявка была подана непосредственно после аварии в мае, возможно в июне. Если бы не нынешний министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичус Римас, который был тогда комсомольским работником, это не сработало бы. Он помог нам. Возможно, там все шло через Москву.

— Вы были призваны, установка не пускают?

— Нет. Конечно, в программе было куда-то отправить на утверждение. Потом все утверждали. Но в Литве это было легче, чем в России. Вся наша команда вызвались поехать в Чернобыль, никто не отказался, хотя я слышал слухи, что там умирают люди. Одна девушка, только что окончила медицинское училище и начала работать в качестве врача, спросил нас, хотели поговорить с врачами и узнать, что такое радиация. По приезду сразу пошел в больницу, попросил врачей там. И они сказали: “Мы ничего вам сказать не могу, ничего не знаю”. “Они ничего не знают о симптомах, как лечить его”, — тогда сказал нам. Держать нас в безопасности. Мы жили в Киеве. Рано утром приехал автобус и отвез нас в районе. Каждый раз при выходе он измеряется, и промывают. Мы не ходили.

— Одежда, которую вы дали?

— Нет. Мы были в своей одежде. Каждый раз, когда водитель испугался, что автобус не будет выпущен из этого района. Если автомобиль получил некоторые радиоактивные дозы, бросил ее на обочине. Машины мы видели. Стоящие на пути люди в костюмах с некоторыми подразделениями. Нам не разрешили выйти из машины. Была зима, снег. Однажды, находясь в районе, мы попросили водителя остановиться для туалетных нужд. Он действительно не хотел делать это, но в конце стало жаль нас, но предупредил: “дорога на метр, чтобы уйти. Горшки и посуда на автобус”.

— Где вы были?

— В клубах, в разных отрядах, я не знаю, как их называли ликвидаторами в кафе. Никакой сцены не было. Все на ходу причине. Нет специальных световых и звуковых. Ликвидаторы пришли на обед или вечернюю смену. Помните, усталые, несчастные люди, а потом вдруг раздалось: “Пошли быстрей! Вот это шоу!”.

— То есть, это было необходимо для кого-то?

— Они действительно нужны. Наши аудитории были в основном группы литовцев, но другие пришли. Мы ездили на две недели, было два или три или четыре шоу в ночь, иногда выступал по ночам. Что-то возникло спонтанно: “давай поедем туда! Люди там хотят на концерт”.

Литовцы массово были отправлены в Чернобыль?

— Вызвали на сборы тех, кто когда-то служил и послал. После аварии, и наша революция 1991 года, бывших ликвидаторов-чернобыльцев каждый год собравшиеся в Каунасе на слиянии двух рек. На площади прошел концерт. Я была там несколько раз. Меня узнал, поблагодарил меня. Встретились на улице, вспомнил, как радовался нашему приезду. С каждым годом этих людей становится меньше, а потому, что они были молоды. Многие из них погибли.

— Вышел к показывает только ликвидаторы, или местные жители?

— Местные жители не были. Мы их не видели. Не только проходя через Чернобыль в сопровождении украинских комсомольские работники. Один из них — Сергей, был из Припяти. Это, как показано в сериале “Чернобыль”, видел аварию своими глазами, стоя на мосту или где-то поблизости. По словам докторов, он мог бы жить до месяца. Конечно, его давно нет. Он сопровождал нас, хотя это было невозможно получить любой мкр/. Это уже смерть! И он сказал: “кто заботится!”.

— Никакой паники?

— Нет. Такой красивый, яркий парень с улыбкой! Я сейчас говорю о нем, и я начинаю дрожать. Чернобыль выглядели неутешительно: заброшены и заколочены досками не заколочены дома, многие разграблены. Мародерство было страшное. Нас предупреждали: “Не покупайте ничего, что вам будут предлагать — часов, оборудования, самописцев”. Даже некоторые из ликвидаторов взяли, что они обнаружили, пытался продать. Источником радиации такой, что страшно. Но нам никто ничего не предлагал. Насколько я помню, Красное знамя на Чернобыльской АЭС: “мирный атом в каждый дом”. Мой отец, увидев его, засмеялась. Сопровождающий был удивлен, потому что лозунг правильный. Но в тот момент он звучал совершенно иначе. В сериале “Чернобыль” имеет что-то подобное. Мы очень хотели попасть на станцию, ведение переговоров. Нам обещали, но в последний момент отказались.

— Каков был ваш интерес?

— Хотел увидеть своими глазами. Мы были в нескольких километрах от реактора. Станции никогда не видел в Припяти нас не пустили. Даже сопровождающие Украины сказал: “Не надо. Страшно! Все украдено, разворовано, разбито”.

Вернулся, прошел техосмотр?

— Нет. Я всю жизнь занимаюсь фотографией. Тогда у меня был фотоаппарат “Зенит” с различными фильмами. Когда я вернулся домой и начал их показывать, то не мог понять, что произошло. Изображения нет. У меня ощущение, что я фотографировал в тумане, но туман не был. Тогда я понял, что такое радиация вокруг нас. И тем больше чувствительность пленки, тем больше она действовала. Везде висели дозиметры. Мы были встречены сотрудниками, показали приборы: “посмотри, норм так-то. Видите? Третий-четвертый допустимой нормы. Ничего”. Конечно, это была ложь. Дозиметры или не работал, или в некоторых настроен так, чтобы показывать нечего.

Сериал “Чернобыль” видел?

— Два раза. Не хотела его смотреть, хотя все советуют. Не вдохновляет тот факт, что Голливуд снимает про Чернобыль. Кто-то заметил, что стекло в раме, а не окна дерево, обратил внимание на неправильную частях автобуса, перевозившего людей из Припяти. Конечно, старые автобусы ушли. Мелочи я не банку. Но дух мне казались правдивые, атмосфера старой жизни. Важно также, что ни “Чернобыль” голливудский хеппи-энд. Мне очень понравилась актерская игра Джареда Харриса в роли Легасова. Почти нет игры, нет действующих устройств. Я посмотрел фильм дважды, чтобы проверить свои впечатления, и во время второго просмотра показалось, даже лучше.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*