Главная / Общество / Мы подумали, и я решил: Алексей Кудрин — урбанист и визионер

Мы подумали, и я решил: Алексей Кудрин — урбанист и визионер

Заявление руководителя Счетной палаты Алексея Кудрина о необходимости создания в России четырех “мегаполисах” за пределами столицы не может быть приняты всерьез, если она не придет на фоне нарастающего кризиса управления на муниципальном уровне. Систему непрямых выборов глав муниципальных образований, которые явочным порядком начали внедряться во многих регионах, как министр финансов РФ Кудрин дает больше сбоев. Без построения эффективной системы местного самоуправления от раздвигая старые идеи мегаполисе под предлогом развития “горизонтальных связей” между регионами, похоже, бессмысленное прожектерство.

“Мы должны увеличить горизонтальные связи между субъектами Российской Федерации, мы особенно заинтересованы в тех регионах, где есть крупные центры, которые привлекают и могут дать новое развитие прилегающих регионов Российской Федерации”, — сказал Алексей Кудрин на заседании Совета законодателей, состоявшемся 24 апреля в Санкт-Петербурге. Необходимость развития этих отношений, по мнению главы палаты продиктовано большой разрыв между социально-экономической ситуации в регионах: в наиболее развитых странах (нефтедобывающих) с точки зрения ВРП на душу населения находится на одном уровне с такими странами, как Люксембург, Норвегия и Япония, а в наиболее проблемных территориях, этот показатель остается на уровне Индии и Индонезии.

Как инструмент сбалансированности развития страны, Кудрин предлагает создать мегаполисах — тоже megagamete, разработка которых уже давно поддерживает Нео-либеральная группа экономистов в российском правительстве и близких к ней экспертов. Как и следовало ожидать, с течением времени количество megagamers, на которых предполагается сконцентрировать пространственного развития самой большой страны в мире, неуклонно сокращается.

Изначально, когда идея развития мегаполиса вбросили в публичное поле Эльвиры Набиуллиной, когда она была министром экономического развития Российской Федерации, речь шла о 20 крупнейших городах страны, где половина ВВП России. Три года назад, когда правительство приступило к обсуждению Стратегии пространственного развития Российской Федерации, звучало мнение, что достаточно будет и восьми жительниц мегаполисов-“городских агломераций”. Сейчас, считает Алексей Кудрин, что последние шесть, два из которых — Москва и Санкт-Петербург. По словам Кудрина четыре других, “которые еще предстоит создать” слушай,, “г. Екатеринбург, что вы хотите связать яблоко с Тюменской и Челябинской, мегаполис Томск, Новосибирск, Барнаул и Новокузнецк. В-третьих, это агломерация Казани, Самаре, Тольятти и Ульяновске, четвертый — мегаполис Ростов-на-Дону, Краснодаре и Ставрополе”.

Первое, что следует сразу отметить, что это очень специфическое представление главы Счетной палаты на территорию страны, что, конечно же, отличается от географической карты. Здесь представлены все классика: “гладко было на бумаге, да забыли про овраги”. Это только на карте малого масштаба, Ставрополье же где-то “через дорогу” от Ростова и Краснодара на самом деле из-за отсутствия прямых маломерный со средним линейным расстояние от Ростова до Ставрополя (297 км) и из Краснодара в Ставрополь (235 километров) потребует не менее четырех часов. Но все это, конечно, мелочи по сравнению с концептуальным вещам.

Главный вопрос в связи с kudrinskii “метрос” – это кто и как будет этих структур управления. То есть, конечно, и сейчас сказать, что на практике, в России уже есть megagamerz, скажем, в Ростов-Краснодар. Простой житейский пример: частое жителей флаер из Ростова и Краснодара сравнить предложения двух аэропортов и не вижу никакой сложности в том, что при благоприятных билетов, чтобы покрыть расстояние в 240 километров по шоссе между двумя городами. Но это, так сказать, стихийно сложившихся экономических связей. Если мы говорим о развитии в определенном бюрократическом смысле этого слова, то неизбежно возникает вопрос о структуре этого явления заключается ответ и это самое главное — будет в это развитие, наполненный деньгами. В этой детали кроется дьявол идей Кудринская.

В следующем приближении мы говорим о том, как создать “горизонтальные связи” между регионами и между муниципалитетами. Однако, как показывает российская практика развития городских районов, муниципалитетов, даже в одном регионе крайне сложно достичь договоренности о проведении совместных мероприятий. Вот почему намерение создать агломерацию часто приходят в проект слияния соседних населенных пунктов, и первым номером в таких проектах предсказуемый акт региональных властей, которые имеют больше рычагов и управленческих и финансовых ресурсов.

Возникает вопрос: как будет взаимодействие муниципалитетов в рамках “Метрополии”, но теперь даже муниципалитетов, расположенных в разных регионах? Конгресс городов-побратимов и декларации о “дружбе и сотрудничестве” явно не чтобы уйти, когда дело доходит до создания совместной инфраструктуры. Получается, что через голову управляющих организации такого сотрудничества просто не будет работать, но на уровне губернаторов никакой особой причины для развития пресловутой “горизонтальные связи” нет. Еще один простой пример-инфраструктуры аэропортов Северного Кавказа. Сегодня, в дополнение к основному аэропорту СКФО в Минеральных Водах, их аэропорты, там тоже всех кавказских республик, за исключением Карачаево-Черкесии (это, впрочем, тоже давно хотел свой собственный аэропорт — местные власти, чтобы добраться до Минвод довольно долго). Расстояние между этими аэропортами составляет около ста километров, количество рейсов до десяти в день, но кавказские республики регулярно направляют в федеральные проекты их модернизации и т. д. — и получить деньги. Понятно, что под властью этой логике — бить ближнего, в свою очередь, в федеральный бюджет — ни о каком межрегиональном серьезно, тем не менее, сотрудничество.

Таким образом, единственная возможность контролировать дом “метрос” — сверху, из Москвы, над головами губернаторов. На самом деле, это реальная стоимость заявления Алексея Кудрина о необходимости предоставления регионам “больше свободы”. За трогательную заботу Алексей Кудрин на межрегиональных маршрутах можно увидеть все те же знакомые логика главного “архитектора” нынешней системы межбюджетных отношений, которая описывается формулами типа “мы подумали и я решил” или “есть два мнения: одно мое, другое глупое.” В самом деле, почему это вдруг Волга “Метрополис” — если отбросить весь скептицизм по поводу затеи — непременно следует включать Казани, Самаре, Тольятти и Ульяновске? В этом случае, где Нижнем Новгороде? Может, он ушел из “Метрополис”, чтобы не провоцировать старый спор о том, какой город является “более важным” в Поволжье? В таком случае, почему в одном “Метрополис” был Ростов и Краснодар? Здесь та же ситуация: в споре за неофициальный статус “южной столицы” длится десятилетиями, и в рамках “Метрополис” тянуть одеяло на себя, каждый из двух городов с удвоенной силой.

Наиболее печальным результатом будет то, что в Управление “метро” на вершине (а что-то другое, опять же, практически невозможно представить) местная власть окончательно превратится в какой-то непонятный придаток управления территориями. Однако, нет ничего случайного в том, что “Метрополис” на сегодняшний день, по словам Алексея Кудрина, потому что сформирована система межбюджетных отношений, заложил основы такого положения дел. Кроме того, еще до ухода Кудрина с поста министра финансов во многих крупных городах начался ползучий процесс отмены прямых выборов мэров, который является прямым следствием финансовой ситуации в которые муниципалитеты выделяют: если их бюджет полностью зависит от бюджета субъекта, и распоряжаться ими, следовательно, имеют также лица губернатора, пресловутый сити-менеджер. Десять лет назад, переход к управлению городом были отчасти оправданы, поскольку прямые выборы часто были проложил путь в местные органы власти откровенного криминала. Но прямые губернаторские выборы были восстановлены в 2012 году и, как и в прошлом году в единый день голосования, на самом деле становятся более конкурентоспособными, так и на уровне местного самоуправления крупного города с сохранением прямых выборов мэров можно пересчитать по пальцам. Но я узнал, что если сити-менеджер настолько грамотно управлять вверенными им экономику города, так что вы можете смело переходить на более высокие уровни пространственной организации?

Конечно, можно найти много случаев, когда губернаторы не можете найти хороший сити-менеджер, по крайней мере для областного центра. Но публика часто выходят противоположные примеры, когда руководители города явно не справляется со своими задачами. Недавно свои полномочия сложили глава администрации Ростова-на-Дону Виталий Кушнарев, который занимал должность в течение двух с половиной лет. Его предшественник Сергей Gorbunovy в кресло сити-менеджера еще меньше и также ушел “по собственному желанию”. В то время, отмены прямых выборов мэра Ростова воспринималось почти как желанный выход из той ситуации, которая сложилась в двадцать лет, что город возглавил Михаил Чернышев (ныне депутат Госдумы). Последнее время сильно критиковали за невнятную градостроительная политика, которая сводилась к беспорядочной застройке исторического центра квартиры, для сбоев в работе коммунальных служб, слабая общественная активность на фоне растущей мощи конкуренции, Краснодар и др. пять лет прошло без Чернышева — точечной застройки в Ростове стал еще более особенным открытости для общественности, два сити-менеджера не отличались, и список претензий к их работе едва ли не больше, чем от деятельности Постоянного, но все-таки выберут мэром. Суть этих требований заключается в непонятных решений, когда, скажем, наиболее перспективных маршрутов общественного транспорта вам приезжий из другого региона компании, или оказывается, что контракт на уборку города выходит на фирме, которая имеет штат из одного человека. В честь двух сити-менеджеров следует отметить, что они не держат свое место, проблема нехватки квалифицированных кадров для городской власти это не снимает.

Проблема усугубляется тем, что, будучи муниципальным чиновником, даже среднего звена, сейчас становится все более рискованным. В том же Ростове-на-Дону обвиняемых по уголовным делам за последние несколько лет были три главных архитектора (и это на фоне продолжающейся точечной застройки на любое свободное место). Но главный пример из этой серии — дагестанской столице Махачкале, где четыре последовательных 2013-2018 мэров, трое сейчас находятся в тюрьме, и один, бывший мэр, Саид Амиров, на всю жизнь. Следующий сити-менеджер в Махачкале в начале этого года, был приглашен из Москвы — нынешний мэр Салман Дадаев ранее возглавлял Совет Басманного района столицы. Победу в конкурсе с участием 40 человек, но с заранее предрешен, он сказал, что он собирался сделать из Махачкала лучший город в России (как-то так заявил, предыдущий сити-менеджер Муса Мусаев, который отбывает наказание за превышение полномочий), и начал с продвижения проекта, без которой Махачкала совсем не останется столицей вид строительства колеса обозрения в городском парке имени Ленинского Комсомола. Пример, конечно, анекдотический, но он иллюстрирует, как горизонт управленческого мышления руководителей города, и все же их “рождение знака” неочевидных решений, которые представлены гражданам в качестве готовых и бесспорных.

Подобных историй на самом деле может вспомнить десятки и они ведут, в общем, вывод один: местное правительство находится в глубоком кризисе — финансовые, кадровые и идеологические. Нет выхода из этого кризиса, любая дискуссия о “мегаполисе” или megagamete даже не висят в воздухе — они идут на очень зыбкую почву, подготовленную, впрочем, вся логика существующей системы управления. Его создатели вряд ли думали, что последовательное умаление полномочий и финансовой самостоятельности местного самоуправления начнется в этой области нарушить механизмы отбора, но сегодня эта проблема становится все более угрожает распространение хаоса от Земли до верхних уровнях системы.

Николай Проценко – Колоссальная

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*