Главная / Финансы / Мы не видим большой динамики в кредитовании крупнейших клиентов

Мы не видим большой динамики в кредитовании крупнейших клиентов

Анастасия Сапрыкина, Илья Нестеров. Крупнейших российских компаний на фоне растущих ставок не спешите брать кредиты, тем самым охлаждая весь рынок корпоративного кредитования. В этих условиях, Сбербанк, который в этом году намерен увеличить объемы кредитования юридических лиц на 5-7%, делает ставку на малый и средний бизнес, а также крупные компании. Как банк планирует увеличить кредитование корпоративных клиентов, почему от валютных кредитов, а также о том, как развивается ситуация с крупнейшими клиентами банка группы «новая тема» и «Ютэйр», – рассказал в интервью агентству «Прайм» в преддверии Российского инвестиционного форума, заместитель Председателя Правления Сбербанка Анатолий Попов.

Сбербанк прогнозирует рост корпоративного кредитования в России составляет 5-7% в текущем году. При этом ЦБ ожидает роста кредитования юридических лиц на 9-11%, почему такая разница?

— Мы ожидаем умеренного роста кредитного портфеля юридических лиц, потому что они не видят особой динамики в кредитовании крупных клиентов — не такое уж большое количество крупных проектов, выходящих на рынок. Это отчасти из-за высоких процентных ставок, что немного охлаждает весь рынок. В целом, в сегменте крупных клиентов в Сбербанке, мы ожидаем рост на уровне 3-4%.

Основной прирост планируется получить за счет малого, среднего и крупного бизнеса, как результат, рост в этих сегментах мы будем выше рынка – на уровне 13-15%. Мы ожидаем, что кредитный портфель МСБ вырастет примерно на 11%, то есть быстрее, чем в среднем по рынку. В прошлом году он составил почти 20%, мы выросли на 263 млрд рублей, а Сбербанк имеет долю в 36% на рынке кредитования малого и среднего бизнеса.

— Почему бы вам ожидал такого спада в кредитовании?

— Во-первых, немного поднялись ставки. Во-вторых, у нас достаточно высокая доля рынка на конец следующего года мы ожидаем его рост около 38%. Уровень риска, который мы сейчас имеем, в два раза лучше, чем на рынке: у нас есть кредиты с просрочкой выше 90 дней 5% рынка — около 12-12,5%. С ростом мы начинаем входить в эту категорию.

— Каков нынешний уровень проблемной задолженности юридических лиц в банке?

— Где-то около 1,6 процента за год она снизилась на 0,4 процентных пункта, а снижение произошло во всех сегментах. Наибольшая доля проблемных кредитов сейчас счет для микро-и малых предприятий составляет 7,3%, хотя в течение года она снизилась на 4,6 процентных пункта.

— Какова доля валютных кредитов в корпоративном портфеле? Как он изменился за прошедший год?

— Доля валютных кредитов снизилась, она составляет 31%, на данный момент, в начале прошлого года было около 37%. Основная часть, более 90% от общего объема, приходится на крупных клиентов.

— В чем причина снижения доли?

— С политикой Банка. Кредитование клиентов, которые имеют доход в рублях, валюте, у нас фактически прекратились. Если есть компания-экспортер и его источником иностранной валюты, банк, конечно, готов осуществлять кредитование в иностранной валюте. Если компания получает доход в рублях, и кредит будет в рублях.

— Мы можем ожидать дальнейшего снижения доли или все постепенно будет происходить?

— План сокращения нет. Скорее всего, клиентам оценить свои риски и двигаться в сторону рубля. Поэтому, я думаю, что валютный портфель вряд ли будет расти. Скорее всего будет постепенное снижение небольшое, но расслабленном темпе, если, конечно, не будет каких-то потрясений, таких как в апреле прошлого года.

— Говоря о крупнейших клиентов Сбербанка, Банк является крупнейшим кредитором «Новый Поток», но так и не раскрыл полную стоимость кредита.

— Я не открою, но на данный момент это самая большая проблема кредит в банке. И налоговая реформа, и неэффективных собственников привело к тому, что предприятия находятся в зоне проблематично.

— Возможно, придется реструктуризировать?

— Очевидно, нужно. Но банк ищет активного решения. Самое главное, мы обеспечили бесперебойную работу этих заводов, потому что остановка производства, сохранение значительных финансовых затрат, и при последующем запуске еще более значительные финансовые ресурсы. Поэтому заводы работают бесперебойно, отгруженной продукции для своих клиентов, то есть эту часть мы могли бы спасти.

— Это банк «золотой акции» было необходимо для защиты своих позиций?

— Банк хочет защитить свою позицию и свои деньги и, конечно же, использует все возможные правовые механизмы, которые существуют, включая «золотую акцию».

— Дополнительное финансирование может потребоваться НПЗ?

— Сбербанк уже предоставил значительный объем револьверных кредитов в ноябре и декабре. Предоставление дополнительных револьверный кредит, скорее всего, не понадобится. Как на Афипском НПЗ, неизбежно, Сбербанк продолжит финансирование строительства гидрокрекинга в соответствии с соглашением с Министерством энергетики.

— Ранее вы говорили, что Сбербанк уверен, что кредиторы «ЮТэйр» смогут достичь соглашения о реструктуризации долга без ущерба для деятельности авиакомпании. Как идут переговоры?

— Мы находимся в постоянном обсуждении на эту тему есть большой спор. В прошлом году компания столкнулась с серьезными проблемами в отрасли в связи с подорожанием авиационного топлива. В отрасли, конечно, есть проблемы, эти проблемы должны быть регулятора отрасли нужно решать, но не ждать, чтобы это произошло, такая ситуация, как с «Трансаэро». С моей точки зрения, ситуация неустойчива, мы это так назвать.

— Есть соглашение о механизме реструктуризации?

— Пока мы обсуждаем их потенциал для решения проблемы, которая стоит перед нами. Банк в этой ситуации, по итогам переговоров, выжидательную позицию.

Ранее стало известно, что финансирование строительства Северного широтного будет производиться по синдицированному кредиту. Какие условия будут?

— Этот проект очень интересен для Сбербанка, мы очень активно ведем переговоры. Мы рассматриваем различные варианты финансирования, в том числе в синдикат с другими финансовыми учреждениями. Но окончательное решение о структуре финансирования будет принято собственниками.

— В прошлом году вы в интервью нам сказали, что инвестиционный рынок переживает не самые легкие времена. И это все еще верно? Хотелось бы понять ваше видение развития этого бизнеса.

— В настоящее время на российском финансовом рынке сохраняется дефицит комплексных финансовых решений и отсутствие институционального капитала. В этой связи, продукты мезонинного финансирования являются востребованными для замещения средств собственных клиентов.

В этом районе сосредоточены в 2019 году будут жилом секторе, где в связи с изменением в законодательстве мы видим высокий спрос на капитал от разработчиков; розничном секторе, где ожидается ускорение процесса консолидации, вызванные рекордно низкие оценки по мультипликаторам и усиление конкуренции с федеральными сетями; транспорта и инфраструктуры, где планируется значительное увеличение государственных и частных инвестиций.

Что касается облигационных займов, кредитов, мы видим возрождение, и уже 55 миллиардов, мы разместили. Это, мы считаем, хорошая фигура. Сбербанк стал лидером по размещению в прошлом году. Мы будем приветствовать размещение крупных заемщиков, поддерживать, сопровождать и организовывать, и получать удовольствие от работы мы.

— На ваш взгляд, что можно ожидать на рынке IPO?

— Геополитика останется одним из ключевых факторов, определяющих состояние фондового рынка, но перспективы на текущий год мы оцениваем оптимистично. Теперь с нашей помощью, ряд российских эмитентов активно готовится к возможность выхода на публичные рынки капитала.

Мы не исключаем, что первым российским IPO после долгого перерыва может состояться уже в этом году. Если это произойдет, это будет здорово, потому что это будет означать, что владельцы поверили в рынок, и инвесторы сталкиваются и готовы инвестировать.

— Недавно сообщалось, что инвестиционные банки советуют клиентам делистинга. В соответствии с вашими ожиданиями, что будет больше ВИС или делистинг?

— Каждая компания в своей фазе цикла. Мы постоянно обсуждаем с клиентами возможности, которые они предоставляют рынках капитала. И, в частности, рассказывает о делистинге, конечно, идти. Для поддержки компании на рынке является высокая стоимость, и компания понимает это.

Если интерес инвесторов будет умеренной и мультипликаторы являются низкими, тогда пришло время сделать выкуп. И это нормальное, рациональное решение владельца, ведь где еще он должен вкладывать, а не в вашем бизнесе? И если вы инвестируете в свой бизнес, это означает, чтобы увеличить свою долю. Когда компании начали скупать свои акции, Я думаю, что это хороший знак для других инвесторов, чтобы инвестировать.

— Как Банк разработал инвестиционный облигаций? Они уже встали на поток?

Это один из механизмов привлечения средств. Наше преимущество заключается в том, что у нас очень хорошая клиентская база состоятельных клиентов. Мы довольно легко эти облигации на место. Мы собираемся увеличить, потому что есть хороший спрос со стороны клиентов: они дают хороший урожай. Так что, я уверен, будет больше релизов.

— Сколько еще?

В 2018 году Банк разместил облигации для инвестиций 27 млрд в 2019 году, мы планируем запуск новых продуктов банка и удвоить объем до 60 млрд рублей.

— Год назад, в банке сказали, что они обсуждали тему о продаже ОФЗ для населения через «Сбербанк Онлайн». Такие планы сохраняются?

— Мы планируем предложить их через наше приложение «инвестор Сбербанк» к концу 2019 года он будет доступен для размещения в приложении.

Сбербанк в первом квартале запустить 2019 kraulingovy платформу для предоставления кредитов юридическим лицам. Почему банк решил запустить этот проект?

— Идея о том, что у нас есть некоторые проекты, которые мы считаем хорошим, но все-таки чуть более рискованным, и мы на свой баланс, что риск взять не могу. То есть, мы видим хороший предприниматель, у него хороший сюжет, но сам проект находится в стадии, в которых может быть механизм банковского финансирования, с точки зрения нынешних правил, может быть слишком дорого.

Поэтому мы хотим развить тему crowdeding, когда, в том числе клиентов банка, физических лиц, которые имеют свободные деньги на данный момент, может какая-то часть из них — примерно на 5-10% больше, я бы не рекомендовал размещать в этих проектах. Иногда это может быть даже совместные инвестиции, банк может забрать треть баланса сделки и две трети.

— Это все, что банк будет заключать такие сделки.

— Мы можем войти. То есть, это возможно для нас формулы. Мы увидим, если инвесторы лучше реагировать на то, что Сбербанк включен в сделку. Но позвольте мне напомнить вам, что это небольшое количество небольших проектов.

— В общем, как реализации стратегии к 2020 году? Банк уже разрабатывает новую стратегию на период после 2020 года?

«Стратегия-2020», банк с высокой вероятностью исполнит. Здесь мы не будем разочаровывать наших инвесторов. По новой стратегии мы работаем, это постоянная работа – у нас есть стратегическая сессия руководства и короткая сессия с лабораториями, где мы посмотрим на темы в очень узком направлении, и приглашаем экспертов рынка. На 2019 год уже запланирован ряд стратегических сессий, где мы будем обсуждать идеи, которые будут отражены в стратегии Сбербанка или 2023 года, которую мы решаем. Но детальная разработка новой стратегии Сбербанка начнется в следующем году.

— Мы встречаемся накануне Российский инвестиционный форум. То, что подписание банком планируется на форуме?

— Мы планируем подписать соглашение о сотрудничестве между Сбербанком и компанией «КЗ Ростсельмаш». Соглашение позволит объединить усилия, направленные на обновление парка сельскохозяйственной техники.

Нам еще предстоит стать подписание соглашения между Сбербанком, «Сбербанк Лизинг» и GE в сфере здравоохранения, создавать благоприятные условия для приобретения медицинского оборудования для государственных и частных медицинских учреждений. Это должно позволить для региональных медицинских учреждений высокотехнологичным оборудованием и расширить возможности для развития и модернизации здравоохранения в России. Наконец, мы традиционно подписывают соглашения с 9 субъектами Российской Федерации.