Главная / Финансы / Мы хотим, чтобы как можно больше частных денег было в проектах

Мы хотим, чтобы как можно больше частных денег было в проектах

Даниил Шеремет, Гульнара Вахитова. ВЭБ хочет стать одним из основных операторов национальных проектов, связанных с развитием инфраструктуры и городского хозяйства, и планирует обсудить эти вопросы на Российском инвестиционном форуме, который начинается в Сочи 14 февраля. Почему корпорация готова инвестировать в газовые проекты по переработке целлюлозно-бумажных комбинатов и судостроения, какие направления интересны азиатским инвесторам и почему это невыгодно своп юань рубль, в интервью агентству «Прайм» рассказал первый заместитель председателя Внешэкономбанка Николай Цехомской.

— Николай Викторович, добрый день. На этой неделе стартует в Сочи, Российский инвестиционный форум, основная тема которого – национальные проекты. Какая повестка дня ВЭБ заходя на форум?

— Главная тема, с которой мы туда является развитие городской среды. Мы хотим поговорить с губернаторами, чтобы понять, где мы можем быть полезны для них, и говорить не только в качестве Корпорации развития, и как группа в партнерстве с другими институтами развития, такими как дома.Российской Федерации, Корпорации МСП и отдых.

Кроме того, будет проведен ряд трансферов и встреч. У нас есть большой раздел, связанный с экологическим проектом является строительство мусоросжигательных заводов в Подмосковье. Речь идет о создании новой отрасли, создание новой современной промышленности. Это работа на ближайшие несколько лет, и мы планируем играть активную роль. Наш проект-это первый шаг в этом направлении.

Это достаточно сложный и энергетического комплекса, существует сложная структура сделки с большим количеством участников и число инициаторов в этих проектах участвует синдикатом банков. В любом случае, это важный пилот, который, в принципе, мог быть воспроизведен в других регионах, так символично для нас важной вехой.

Мы планируем подписать с проекта Росатома в области ядерной медицины в соответствии с майским указом президента. Некоторые области, где мы реализуем пилотный для улучшения диагностики заболеваний на основе ядерной медицины. Мы также планируем подписать соглашение о привлечении синдицированного кредита на заводах финансирования проекта.

Повестка дня достаточно обширная, я думаю, мы сможем финансовых институтов поговорить, и с рядом новаторских проектов в рамках форума. С нетерпением жду очень активный диалог.

— Какие проекты попадают в фокус ВЭБа? Какие отрасли вдохновить вас наибольший интерес? Есть какие-то конкретные проекты, а не «засвечены» в общественных местах, но что вы сосредоточить свое внимание и ресурсы в ближайшие годы?

— В нашей стратегии описывает три основных направления, по которым мы работаем. Первая тема-это инфраструктура, то есть все, что касается реализации Комплексного плана модернизации и расширения. И речь идет не только о тех больших проектах, которые решают самые важные задачи скорость движения грузов через территорию России. Есть много проектов, в том числе дорожной и железнодорожной инфраструктуры, портов и аэропортов, складской инфраструктуры.

Вторая большая группа проектов-это проекты с высокой добавленной стоимостью, которую теперь нужно решить перед правительством задачу: увеличить экспорт. Есть ряд интересных проектов с высокой добавленной стоимостью газохимии, которые будут способствовать этой задаче.

Мы постоянно рассматриваем новые проекты, работает над новыми сделками. В наш портфель проектов включает в себя большой газ-химических и химических проектов и небольших проектов в области электроники.

Если говорить о химических проектов, у меня большие планы, связанные с химией — все, что относится к строительству целлюлозно-бумажных комбинатов. Важнейшей задачей является создание как минимум три такие работы. Мы видим, что в мире растет спрос на высокотехнологичную продукцию – вискозной целлюлозы, специализированная бумага, возобновляемых материалов… у нас большая территория, много леса.

Богатств много, а в последние годы компания построила в основном в области лесозаготовок, распил, подготовка фанеры, некоторые строительные материалы. Есть часть дерева и часть баланса — верхняя часть дерева остается в лесу. И это тот материал, который находится онлайн на целлюлозных заводах.

Часто возникает ощущение, что целлюлозные заводы — это негативные с точки зрения экологии. На самом деле, они могут быть в этом случае некоторые «чистильщики» леса, потому что он будет брать то, что сейчас остается в лесу. Тема лесохимии большая, нам это интересно.

Третья часть городской среды города. Она объединяет ряд проектов. Эти проекты меняют качество жизни человека: транспорт, окружающая среда, жилье, зоны отдыха, парки, спортивные зоны — ряд вопросов.

— Есть понимание, какая сумма средств ВЭБ готов инвестировать в эти проекты в целом и на этот год?

Целью не выдать сумму из банка, а также привлечь необходимый объем кредитования проекта. И если ВЭБ производит 20% от общей суммы кредита и сможет стимулировать других банков для участия в этом проекте, мы считаем, что наша цель достигнута. То есть, мы должны быть своего рода ускоритель.

Что касается инфраструктурных проектов, доля инвестиций в инфраструктуру к 2024 году будет значимым. Так, сегодня доля проектов в области инфраструктуры (включая транспорт, экспортно-ориентированных и городской среды) в общем объеме проектов, которые находятся на рассмотрении в веб.Российской Федерации на разных этапах, более чем на 35%.

Мы очень тесно работаем с Министерством финансов, мы всегда рекомендуем не выдавать безотзывные направлять ресурсы в форме бюджетной поддержки, и реально взглянуть на все возможном финансировании проекта. Где можно субсидировать процентную ставку мало денег, чтобы обеспечить адекватное финансирование. Может где-то надо дать капитальные гранты на проект, но всегда смотрю, чтобы государство не является единственным участником в финансировании проектов. Мы хотим видеть больше частные деньги в проекты.

— А у тебя есть идеальная картинка, что пропорция должна быть частная заемные средства?

— У нас есть простая модель, которая описана в заводских условиях проектного финансирования. Обычно 80 на 20. Конечно, мы стремимся, чтобы примерно 20% средств в проект были в форме капитала, учитывая инициатором. Это не всегда работает, но как некое «Золотое сечение» — это правильная форма.

Как на заводе проектного финансирования? Когда будет первый выпуск облигаций был отложен из-за рынка?

— Финансирование проекта Фабрика сегодня превратилась в интересный продукт, независимо от того, что ситуация на рынке облигаций. На форуме в Сочи мы планируем подписать договоры о предоставлении синдицированного кредита для финансирования конкретных проектов.

Мы планируем выпускать облигации только при наличии благоприятных условий и возможностей для получения наиболее выгодных условий для нас. Предусматривает размещение облигаций, номинированных в российских рублях. Никаких проблем на данный момент не ограничивает заключение сделок для завода, возможен выпуск облигаций. У нас есть возможность отложить этот пункт и срок, будет финансироваться за счет своих средств. Кредитора на этом этапе будет веб.Российской Федерации.

Когда мы говорим о проектном финансировании, мы говорим о нескольких годах, то есть, ни один проект не финансируется в один год. Так что теперь невозможность собрать деньги не проблема. В ближайшем будущем, мы ожидаем, что на каком-то этапе рынок будет более интересным и мы можем вместить. Сейчас ситуация осенью не сильно изменилась.

— Сейчас азиатские инвесторы заинтересованы в наших инфраструктурных проектах? Какие проекты вы обсуждали с китайским банком развития?

— У нас есть ЦКБ с давних отношениях является нашим крупнейшим и традиционным партнером в Азиатском регионе. В настоящее время анализ широкого спектра проектов. Банк развития Китая является партнером, который готов взглянуть на широкий спектр проектов в рамках целевой программы «Один пояс и один путь». Поэтому, есть транспорт, в который мы традиционно вкладывали вместе, есть крупные логистические проекты. Мы считаем, что проекты в газовых продуктов они интересны.

Только через веб в последние годы ЦКБ предоставил кредитов на сумму более 10 миллиардов в долларовом эквиваленте. Однако, если говорить напрямую, то сегодня китайские продукты (если переводить юани в рубли) стоит достаточно дорого для России, потому что это не очень эффективно подкачки. Это повод для обсуждения с ЦКБ.

Я тоже могу сказать, что большинство экспортных проектов, которые мы смотрим отправлено в Китай. Китай является крупным потребителем нашей продукции. Поэтому логично, что эти проекты могут быть ЦКБ. Вопрос в цене, сроках и условиях.

Мы также стараемся рассматривать проекты, где мы сможем остаться в зоне юаня, это проекты, которые не требуют революции в рубль, евро или доллар. Например, когда у нас есть поставщик оборудования из того же региона и готов принять Юань, когда у нас есть продажи в том же регионе, которые также будут в юанях. Тогда у нас есть доходы, чтобы соответствовать расходов. Для бизнеса, это также может быть естественной защитой.

Но это очень пока сложно настроить, потому что в нынешней ситуации курс доллара или евро остаются стандартом для международных сделок. В любом случае, я думаю, в этом году мы точно увидим сделку с участием ЦКБ.

— Я не хочу, чтобы они специально для того, чтобы говорить об эффективности свопах в юанях?

Мы постоянно говорим об этом. Это очень рыночная и система искусственно нельзя вылечить. Когда будет большой поток в обоих направлениях в местной валюте, то своп будет эффективным. Пока этот поток не очень трудно говорить о повышении эффективности свопа. Ручными инструментами невозможно установить. Можно говорить о цены в юанях, и говорить о снижении стоимости свопа практически невозможно, потому что это рынок.

На протяжении многих лет говорят об этом, но, как это было раньше, а теперь — у нас, в наших институтах, например, нет изданий юаней. В принципе, это также очень помогло бы, если китайские институты, выпущенных рублевых облигаций, и мы бы сказали, в юанях. Тогда китайские игроки были бы деньги, и мы бы юань. Сейчас это дорого. Не просто кто-то не хочет, они просто сравните ваши варианты и посмотреть, что это дорого.

— А как обстоят дела с коллегами из японских институтов развития? Они проявляют интерес к российским проектам?

— Да, но у нас есть проекты, которые не находятся в той стадии, когда вы можете привлечь японские деньги. Некоторые проекты мы до сих пор обсуждаем. Теперь наша задача-создать поток проектов. В то время как сфера инициативы недостаточно, сейчас главная задача-сдвинуться с мертвой точки, процесс создания проекта от его начала активно создавать свои потоки, чтобы поделиться с нашими партнерами.

Если говорить о той же газовой химии и лесохимии – для них эти темы также интересны, потому что они также являются потребителями продукта, который будет работать. Это слишком рано, чтобы поговорить с ними: пришел в хорошее качество и детализация проектов.

— Как развить тему Военно-Морского Флота и ВВС в ВЭБ?

Тема транспорта для нас является приоритетным. Да, авиация-это, безусловно, стратегическая отрасль. Мы смотрим на него, но там не такое большое количество игроков, все они известны. Мы исторически были отличными партнерами и дуб, и «гражданских самолетов Сухого».

— У вас уже есть конкретные предложения для флота?

Мы видим спрос в судах, мы понимаем, как мы собираемся добавить значительные расходы в связи со строительством отечественного флота. У нас есть Арктика, Северное море, Балтийское море, Тихий океан. У нас есть новая концепция в строительстве наших судов на СПГ, танкеры и сухогрузы для СПГ, но с самолетами дело обстоит несколько сложнее. Есть еще некоторый путь, особенно в предоставлении услуги. Судов на СПГ танкеров существует большой спрос. Даже в случае некоторых ограничений, мы поймем, как они perenaznachen, потому что эти корабли будут востребованы.

— Как проект сети опто-распределительных центров? Если проект интересен для иностранных инвесторов?

— Прежде всего мы смотрим не на дальнее и ближнее зарубежье. Потому что, если мы говорим о агрологистика, интерес партнеры из Казахстана, Узбекистана, Азербайджана, Кыргызстана и Таджикистана. Они изготовили большое количество фруктов и овощей, которые востребованы на нашем рынке-это взаимный интерес.

На самом деле, создание такого «движения» скоропортящихся грузов между нашими странами тоже очень ценно. Возможно, строительство таких складских помещений, которые могут быть в том числе и российских инвесторов.

Инвесторы из этих стран готовы инвестировать в такие проекты?

— Абсолютно, интерес просто есть, например, с казахстанскими инвесторами говорили на эту тему. Интерес очень высокий, потому что это перевод из «серой» в «белую» зону оборот скоропортящихся товаров. Это выгодно всем участникам: увеличить доходы и улучшить качество продукции и снизить потери во время транспортировки, обработки и сбора.

Сейчас мы работаем над созданием портфеля на основе общего подхода к комплексному решению проблемы агрологистика.