Главная / Культура / Московский академический театр сатиры отмечает 95-летие

Московский академический театр сатиры отмечает 95-летие

Только после 5 лет одним из самых масштабных культурных объединений отметит свое столетие юбилей. Кто бы мог подумать, что в приюте комедиантов в подвале “дома Ninsei” расти в уникальный театр с уникально звездный состав. Теперь юмор участвовали многие. Это модно и приносит много денег, но чтобы приструнить непокорных сатира — удовольствие не для получения прибыли. Корреспондент “МК” был достаточно удачлив, чтобы увидеть сцену на кухне в преддверии праздника показ нового спектакля для почти вековой юбилей.

фото: Muslinkina Наталья

Никита Манилов, Федор Добронравов и Константин Карасик.

Попасть за кулисы после первого спектакля и накануне запуска — кардинально разные вещи. Измельчение материала — процесс гораздо менее заметен, чем удары молота на наковальню 2 дня до премьеры. Эти ассоциации возникают в метре от входа в зал. Театр сатиры погружается в тишину, когда Генеральная Ширвиндт громко дает указания в микрофон. Пока невозможно ничего разобрать. Только завлит “Сатиры” инструктирует перед марш-броском:

— Идем быстро. Садитесь ближе к краю. Сиди тихо и не отсвечивай. Когда все это закончится, я возьму его.

Громкое “стоп, стоп, стоп” я скольжу вниз в первое кресло у двери и положил голову на спинку впереди стоящего кресла. На плохо освещенной сцене 13 люди в напудренных париках XVII века. Все мирские стеб в то время как Левон Оганезов, тоже в парике и глупый розовый флейта в его руках, пытаясь наиграть правильный мотив.

— Шур, давай я просто буду притворяться, играть, — говорит Левон Саркисович.

— Я не хочу, чтобы ты притворяться. Я хочу, чтобы ты играла! — он отвечает Ширвиндт. — Дай мне просто тема… это были небольшие работы, и там нет диезов (поет). Ой, Ведущих Региональных Университетов Австралии. Только он не пел — он уже обращается к Добронравов Федор.

Весь “проклятый” дюжина заново выстраивает в ряд и после того, как дежурная фраза поет финальную арию. “Стоп, стоп, стоп! — кричит в город. Нежнее надо”. Всего за 20 минут, заложенных в реплики, юмор теряет смысл, а актеры выполняют директор “нежно”. Все мечутся по сцене, бросая друг другу фразы в разных интонациях. Между тем, неутомимый Шурик задает новые функции:

— Теперь karkasine!

И лирика?

— Ты думаешь, что я не могу дать вам слова?! Просто петь “Ла-Ла”.

Художественный руководитель для свободной импровизации актера на сцене не будет вступать. Более 50 лет в Театре Сатиры, который он только что играл и я. Кстати, на юбилейном концерте “нам — 50” на соответствующий набор праздник, тоже Александр.

И партнеров? Чтобы быть в состоянии запомнить все, не хватает времени. Правду говорят, что если в театр пойти к справочнику “сатиры” — на лицо. Андрей Миронов, Михаил Державин, Александр Ширвиндт, Анатолий Папанов, Вера Васильева, Юрий Васильев, Спартак Мишулин, Георгий Менглет, Борис Тенин, Татьяна Пельтцер, Ольга Аросева и сотни известных имен снялся в культовых спектаклей “свадьба с приданым”, “ванна” на VL. Маяковского, “Доходное место” Марка Захарова, “Недоросль” Александр Ширвиндт и многие другие.

Тем временем на сцене оживают украшения. Пять полметра модели знаковых спектаклей Театра сатиры, потом спрятать, потом появляется в центре внимания на возбужденные умы художников. “Последний парад” в постановке легендарного художественного руководителя Валентина Плучека с Владимиром Высоцким в главной роли, “Горячее сердце” Александра Островского в постановке того же Плучека, “чудак” Назыма Хикмета, “Ревизор” с Андреем Мироновым и Анатолием Папановым в главных ролях, а первым спектаклем театра “Московская перспектива”, созданные Давид Гутман в 1924 году.

Музыка возникает так же внезапно, как меняется свет. Это Левон Саркисович пытается прогнозировать требования директора по клавиатуре, потом на детской флейте. Параллельно Александр придумывает новые фишки: пусть поют девочки, мальчики, да “так игривый, воздушный, и не бил по голове”.

Кто-то уже не выдерживают нервы, и дотошный репетиция прерывается внезапным актерском поприще. Ширвиндт не уйду. Пять минут в абсолютной тишине он строчит на белых простынях.

— Все вернулись? Начиная над.

“Я хочу играть Мольера” – это ироничная баловство, как определил жанр спектакля его создатели (режиссер Александр Ширвиндт, режиссер Федор Добронравов). В основе — известная история Мольера “Мещанин во дворянстве”, только в переводе на современные российские реалии. Как признается Александр Ширвиндт, “мы не имеем времени, чтобы должным образом приготовить: украшения сделаны из 80%, подходит не всем, актриса забеременела. Но решила, раз пришла, то пусть идут.”

Лукавит, конечно. С такой тщательностью, у них все идет по плану. Я видел это сам.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*