Главная / Финансы / Мобильность – один из трендов private banking

Мобильность – один из трендов private banking

Илья Нестеров. Одно из направлений бизнеса по управлению активами является мобильность клиенты не в ловушке в одном банке и, как правило, имеют счета в различных юрисдикциях, что позволяет им выбрать место, где они в конкретный момент времени выгоднее для сохранения капитала. Об этом и о других тенденциях в бизнесе о том, как это влияет на его цифровизации, в среднем возраст клиента и развития рынка благотворительности в интервью агентству “Прайм” заявил глава Сбербанка частных банков Евгения Тюрикова.

К 2017 году количество частных клиентов Сбербанка увеличился на 37%, активы под управлением выросли на 78%. Какой 2018? Сохраниться ли динамика роста?

В 2018 году, количество клиентов, рост составил 11% активов под управлением — 45%. Значительные результаты-2018 для нас связано с ростом среднего чека клиента, если в 2017 году он составлял 3,5 миллиона долларов, в 2018 году, она выросла до 4 миллионов.

Вы по-прежнему не раскрывает объем средств под управлением и количество обслуженных клиентов. Почему?

— Частный банковский рынок очень трудно посчитать: если взять пять различных исследований, вы получите пять разных чисел. Разные методики дают разные данные. Даже если брать крупные инвестиционные дома, все же сделать другой конец рынка. Так что если я говорю какое-то количество, то, применяя различные суммы на рынок, вы получите данные от 15 до 40%, и это будет необъективно, потому что рынок для частного капитала-это частные клиенты банков является чрезвычайно сложным.

— Какова доля средств клиентов в рублях, часть в иностранной валюте? Как он изменился в 2018 году?

— Прошлый год был показательным с точки зрения роста евро в портфеле клиента. Этот восходящий тренд в 2016-2017 годах, мы еще не видели, но это произошло из-за снижения доли долларовых активов и переходить в евро. Переход клиента в евро было связано с необходимостью диверсификации долларовых портфелей и тот факт, что в 2017 году аналитики дали хорошие прогнозы на agroekonomika. Решение клиента продолжать с хорошим выходом на европейские ценные бумаги, тоже подталкивает к трансформации. Также выросла портфели рубля. Для нас это тенденция.

В 2016 году мы начинали с одного доллара портфеля около 80% к концу 2018 года, то он составил 56%. Портфели доллар упал, рублевые портфели роста, выраженные в евро денежные депозиты от клиентов довольно значительно выросла — с 10% до более 20%.

— Распределение клиентского портфеля — какую долю занимают вклады и инвестиционные продукты? Как изменить отношение к 2018 году?

— В общей структуре составляет 60 к 40, где 60% депозитов, 40% в инвестиционных решениях. Здесь мы не сильно отличаемся от банков в мире, потому что распределение 50 на 50-это стандартный дистрибутив для западных банков. Мы начали с 82 на 18, но вот тенденция низких ставок по вкладам рекомендовали клиентам обращаться за выход в различные инструменты. Еще одним фактором диверсификации и, следовательно, трансформация активов клиентов — Переход от вкладов в инвестиционные инструменты, диверсификация рисков из России в глобальных и образовательной деятельности, которые банк несет.

— Как выглядит структура инвестиционных продуктов?

— Добавлены альтернативные инвестиции, но это общая глобальная тенденция, потому что инвестиционный рынок меняется в сторону привлечения частного капитала. Это общая тенденция в инвестиционной сфере, что даже хедж-фондов и частного акционерного капитала, фонды, которые ранее ориентировались только на финансовые учреждения, pereorientirovanija на частный капитал и частные клиенты этих средств становится все больше и больше.

Конечно, частные фонды прямых инвестиций привлекли внимание к растущему рынку частного капитала. Альтернативные решения уже предложены к нашим клиентам. Мы последовательно проведем акцию около 2% альтернативные инвестиции, увеличив его за год, весь мир показывает, что доля около 5%. Мы предлагаем инвестиции в различные негосударственные фонды, в качестве альтернативного решения для наших клиентов. Доля акций составляет 12-14%, как глобальные, так и российские ценные бумаги. Остальная часть приходится на облигации со средней и короткой продолжительности.

— Есть ли инвестиционные продукты, которые показывают резкий рост?

— Если вы посмотрите на 2018, ни один из финансовых инструментов не продемонстрировала положительную динамику. В этой связи и финансовых инструментов в портфеле была подобная тенденция. Исключением стал ряд российских акций, но не индекс РТС. Аналогичная ситуация произошла впервые с 2008 года. В этом случае, особенно признаки кризиса наблюдались. В этой связи, динамика портфелей осуществлялось в значительной степени ориентированной на рынок. Но наша главная задача-сбалансировать клиентского портфеля, на время, дать рекомендации в соответствии с профилем риска, с тем чтобы избежать негативных условий на рынке и позволяют достичь ожидаемого дохода, но главное для нас, чтобы достичь желаемой цели клиента и не всегда прибыльность.

— По мере ухудшения внешних условий отразится на вашем бизнесе: увеличение притока средств из-за рубежа или, может быть, наоборот, наблюдается отток за границу? Это увеличить долю рублевого счета?

— Конечно, геополитика влияет на движение капитала, но нужно учитывать несколько факторов. В общем, одно из направлений частного капитала является мобильность. То есть, особых клиентов уровне не закрепляется в одном банке и, как правило, иметь счет и структур в различных юрисдикциях. Они выбирают место, где они находятся в конкретный момент времени является более выгодным для сохранения своего капитала и инвестиций. Летом 2018 года швейцарские банки подняли ставки по депозитам выше, чем 3%, то есть полностью естественный приток средств нет. Не сказать, что поток был связан с геополитикой, там просто нужно заплатить 3% годовых в долларах в швейцарской юрисдикции. Швейцарские банки повышают порог входа от 1 до 5 миллионов. Следовательно, люди, которые были с ликвидными активами 1-5 млн. долларов, начать менять банки вернутся в Россию. Это не геополитика, а также регуляторные вопросы. Западные банки тратят очень много денег на процедуры соблюдения. Вот простой экономической логикой: порог входа от 1 до 5 миллионов долларов на поддержание дорого, поэтому условное маленькие клиенты вынуждены из западных банков путем повышения порога входа. Клиент находится в поиске правильного решения для себя переходит в свою страну, зная, что у нас условия не хуже, чем западные банки.

Когда мы начинали этот процесс, был приток средств в Россию в январе 2018 года у нас был скачок. Частное банковское обслуживание в России растет, мы не хуже можем делать то, что делают западные банки, и иногда у нас это дешевле. Мы выполняем важную роль ваш домашний банк, потому что простые платежи “для жизни” через нас, чтобы сделать лучше. Это дает нам доверие клиентов, и они растут активы у нас.

— Каков порог входа в Сбербанк частные банки? Планируете ли вы изменить его?

— Порог входа в 100 миллионов рублей. Изменение не было запланировано. Если вы идете вниз, вы, вероятно, может доходить до 60 млн рублей, но глобально это не имеет никакого смысла. Экономическое обоснование-сформировать сбалансированный, диверсифицированный портфель, клиент должен 1,5–2 млн долларов. Когда вы будете меньше отображаются на портфель, это выглядит довольно странно. Вход в одну из облигаций эмитента может составлять до 200 тысяч долларов в евробондах, так что любая диверсификация-это трудно сказать, с более низким порогом входа. Таким образом, порог в 100 миллионов рублей.

— Как всеобщей цифровизации на бизнес частных Сбербанка?

В общем, цифровизация промышленности не обошел стороной, но бизнес не пошел полностью в режиме онлайн. Средний возраст нашего клиента было 54 года, и клиент привык к традиционной коммуникации. Обычное общение остается в виде e-mail или через личный кабинет, конечно, мы разрабатываем цифровые решения для клиентов и банкиров. Тот факт, что вы можете положить в алгоритмы и ИТ-решений для оптимизации нашей работы и предоставить клиенту удобный сервис мы делаем.

Все, что касается общения с клиентом, он остается лицом к лицу. И это доставляет удовольствие работать. Но интересно, что стали появляться стартапы, которые хотят работать в этом сегменте. С одним из этих стартапов мы находимся в процессе заключения договора, и соответствующий сервис будет запущен в ближайшем будущем. И суть сервиса-это сделать клиенту сводный отчет по всем банкам, с которыми она работает. Например, сейчас мы делаем отчет клиенту на всех активов, которые у него в Группе Сбербанк. Клиент сможет получить консолидированную отчетность по вашему портфелю в разрезе валют, отраслей, банков, географии инвестиций. Он сможет увидеть полную картину, в том числе остатки на счетах и депозиты, и инвестиционные решения в контексте активов и инструментов.

Теперь клиент, получать аналитические материалы из США и других глобальных инвесторов, самостоятельно проводит анализ того, как эти идеи могут повлиять на портфель в разных юрисдикциях. Увидев сводного отчета, клиент будет руководствоваться в своих инвестиций и эффективного использования инвестиционных идей.

— Вы сказали, что средний возраст клиента составляет 54 года. Он не уменьшается?

— Не уменьшается, и наш клиент не становится моложе. Это не только наша тенденция. На самом деле, на Западном берегу средний возраст клиента даже больше, потому что они живут дольше.

Год назад Сбербанк частный банкинг начал свою региональную экспансию. Расскажите о результатах в регионы и региональные планы развития на 2019 год.

— Мы вышли в двух регионах — Санкт-Петербурге и Новосибирске. Санкт-Петербург растет быстрее, чем мы ожидали. Новосибирск не так активно, но наши планы будут выполнены. В этом году мы больше не пойдем, propertyroom нашей реализации в этих городах. Но потом, конечно, следующий шаг будет выпускаться в следующих регионах. В регионах сосредоточены довольно крупные суммы капитала более 100 млрд долларов.

— Какие регионы рассматриваете?

— Здесь очень простая логика — это города, промышленные города. Это понятно, должен быть Ростов-на-Дону, Екатеринбург, Казань. Пока мы наблюдаем тенденцию, что центры-столицы меняется.

— По самым скромным клиента в регионе?

— Они просто имеют какой-то вид. Дело даже не в том, что консервативный клиент или нет.

— Как долго вы готовили свою экспансию в регионы?

Мы год к этому идем, но вопрос здесь был не участвуют в принятии решений. Мы должны быть готовы с предложениями и продуктами. Разница во времени с Сибири, поэтому все торговые операции, мы должны иметь возможность и технологию для того чтобы сделать это в то время, клиенту удобно.

— Расскажите, пожалуйста, об одаренности. Какова роль частных банков Сбербанк в развитие этого направления?

— Если говорить в целом о благотворительном рынке, его точный объем в России по-прежнему сложно рассчитывать из-за различных причин. Если вы посмотрите на исследования России, благотворительного рынка оценивается примерно в 350 млрд рублей в год с учетом корпоративных расходов на благотворительность. Эти исследования и говорят, что богатые, состоятельные люди активно участвуют в благотворительных свой капитал, создание частных фондов или заниматься сторонней поддержки. При общении с клиентами, мы знаем, что на самом деле количество денег они тратят на благотворительность, большой. Люди думают об этом, это одно из их слова и желания оставить след, что делает его эффективно. Мне близка концепция эффективного альтруизма. Эффективность благотворительности — точное ключевое слово, потому что вы можете потратить много денег, но тратить их или отходов, где они не нужны. В мире есть примеры, когда тратятся миллионы долларов не дошли до запланированного социального эффекта.

В мире благотворительности в дополнение к эффективности, большое внимание уделяется устойчивости и долговременной поддержки. В этой связи, доноры не только подарить, или выбрать разные форматы участия в благотворительности, но и думать о долгосрочной перспективе эффект от их поддержки. Здесь, в мире, развитой эндаумент-фондов, которые позволяют не расходовать пожертвованные активы, трансформировать их в источник долгосрочного финансирования организации.

Нобелевская — самая обычная история, которую знает весь мир, Гарвардский эндаумент приносит до трети годового бюджета, все исследования Гарвардского финансируются из фонда. Другие хорошие примеры-Оксфорд, МИТ. Эндаумент-фонды уже даже не десятками, а сотнями миллиардов долларов в мире, потому что это эффективный благотворительность, которая находится под контролем профессиональных менеджеров, и это цель.

— В России тоже есть такая тенденция?

— В России это очень молодая инициатива — всего 200 эндаумент-фондов. Это небольшое количество, потому что, с одной стороны, мы имеем эту культуру, которая прививает и ведет прямо к благотворительной деятельности на долгосрочной основе, с другой стороны, возможно, общество еще не готово к таким нововведениям. Если в школе, колледже или музей будет создан эндаумент-фонд, мы, безусловно, понимаем, что капитал из этого фонда не сможете взять и сделать доход от него пойдет на постоянно ремонт этой школы.

Обязательно нужен Фонд руководителем Фонда, одной из функций которого является привлечение других доноров и инвесторов. С одной стороны, это деятельность, которая на долгосрочной основе будут направлены на благотворительность, с другой — это будет не один человек. Создание эндаумент-фонд-это объединение капиталов и его правильное распределение в долгосрочной перспективе. Мы предлагаем клиентам инструменты для благотворительности, Фонд целевого капитала становится одним из них. Что нам делать? Вместе со своими партнерами оказывать помощь клиентам в регистрации фонда в первую очередь. Вместе с донорами создан инвестиционный доход, и в дальнейшем наша управляющая компания управляет фондом. Мы имеем многогранную роль в этом сегменте.

Сейчас есть фонды, которые готовятся к запуску?

— Да, мы готовимся к запуску фонда, Я думаю, сможет рассказать рынку об этом позже.

— Какие еще проекты вы реализуете?

— Мы начали подготовку частных банкиров. Совместно с ассоциацией международного управления активами и Корпоративного университета Сбербанка начата подготовка частных банкиров. Первый модуль был уже в Швейцарии в январе этого года, второй модуль будет в апреле в России, в июне этого года мои коллеги будут сдавать экзамен на международный сертификат частного банкира. Мы будем готовы с сентября предложить аналогичную программу обучения не только наших сотрудников, но и на рынке. Сейчас этих программ нет.

— Какие цели вы ставите себе на этот год?

— Установить увеличение клиентов, но все наше внимание было сосредоточено на росте активов. Задача роста активов до 2019 года — 15%. Одной из ключевых задач является развитие команды, обучение и непрерывное совершенствование. Поиск новых членов нашей команды банкиров это сложная и длительная задача.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*