Главная / Культура / Миллиарды бюджетных денег бездарно растворились в кино

Миллиарды бюджетных денег бездарно растворились в кино

Часть налогов, которые мы платим, идет на поддержку национального кино. Управление этими фондами Министерства культуры и Фонда кино.

Счетная палата проверила, как они сделали в 2017-2019 гг., и обнаружили, что часть денег идет на компании, зарегистрированной на Кипре, то есть как бы офшор. На прошлой неделе про этот шум, но Министерство культуры и Фонд кино объяснил, что принимают не государственных денег, а те, что относятся непосредственно в Фонд кино.

Заинтригованные рассказом, мы изучили отчет СП и понял, что деньги хоть и принадлежит Фонду кино, но вырос из тех средств, которые ранее были выделены из государственного бюджета. И да, они идут на Кипр. Но это даже не самое интересное, что в отчете аудиторов. Есть и другие выводы.

фото: Геннадий Авраменко

Возможно, министр культуры Владимир Мединский, должны обратиться за советом от Квентина Тарантино? Убрать его как создателя “Однажды в Голливуде”, наши режиссеры, увы, не научились. Даже государственное финансирование не помогло.

Общий объем государственной поддержки кинематографии федерального бюджета на 2017-2019 гг. составил 22,8 млрд рублей.

На производство национальных фильмов потратили 18 миллиардов рублей (78,6 процента).

На строительство новых и ремонт старых кинотеатров — 2,85 млрд. (12,6 процента).

Прокат и реклама фильмов 1,3 млрд. (на 5,7 процента).

На “другие мероприятия” — 710,4 млн. рублей (3,1%).

Если ты хочешь переспать с таким количеством цифр, помнить, что часть денег вычтено из твоей зарплаты, и вы сразу же поднимают настроение, потому что, ну, интересно, кто они в конечном итоге попадают.

Начнем с самых больших и самых интригующих расходы сегмента — производства национального фильма.

Надо сказать, что для большинства киношников, грант-единственный шанс снять фильм. Найти частных спонсоров невероятно сложно. Частные доноры дают деньги родственникам. Или тех, кто уже знаменит. Так тысячи известных продюсеров, режиссеров, сценаристов и съемочных групп мечту государственных субсидий.

Как в 2017-2019 годах они распространялись среди страданий?

Существуют правила, утвержденные правительством. Повезло, что эти правила определяют экспертные советы. Они выбирают победителей тендеров.

Экспертного совета члены сами участвуют в конкурсах, претендующих на получение субсидии. И — о чудо! — магически львиная доля субсидий идет к ним, а точнее, организации и проекты, с которыми они связаны, или, формально относящихся.

Вот как описывает этот механизм в отчете Счетной палаты.

“Стратегия культурной политики общее правило международной практике является конкурс творческих проектов. Анализ прозрачности и справедливости при распределении государственной поддержки в области кинематографии показал следующее.

В целях отбора заявок на поддержку производства национальных фильмов с кинематографии Министерства культуры создать совет экспертов по выбору игры (4) документальный (1 совет) и анимационных проектов (1 совет) и утвержден их состав.

В ходе контрольных мероприятий установлено, что в проверяемый период, члены экспертных советов принимали участие в реализации представленных проектов. В отсутствие в Министерстве документов, подтверждающих результаты отбора заявок в рамках членов Совета (списки избирателей, протоколы собраний и т. д.), анализировать информацию, оценивать ли члены экспертного совета “собственные” проекты невозможно”.

На самом деле, аудиторы делают вывод, что субсидии распределяются в основном среди “друзей”. И все известно заранее. Приложения “остальных” никто даже не читает. Они просто автоматически отметаются.

“В 2018 году, каждый член экспертной комиссии по отбору заявок на поддержку документальных фильмов было оценить приложение 644. Учитывая значительную сложность процесса и отсутствие документов, подтверждающих передачу заявок для членов экспертных советов, есть риск, что члены экспертных советов не имеют достаточной информации о проектах, за которые они проголосовали”.

* * *

От Министерства культуры и Фонда кино имеет свое собственное понимание справедливости и прозрачности. Он реализуется в точке рейтинговая система местных кинематографистов.

Суть ее заключается в том, что есть группа “лидеров фильм”. Они получают бюджетную поддержку на упрощенных условиях по сравнению с остальной частью бюджета.

Вот как описывает преимущества “лидеры кинопроката” в последние расследования антикоррупционной организации “Трансперенси Интернешнл — Россия”: “если в 2017 году между “лидеры” выделено 2,5 млрд рублей, “прочие ответственностью” отправилась в пять раз меньше, чем в 500 миллионов рублей. В то время как лидеры были только 10, а остальные 34 (и это только среди поддерживаемых). Кроме того, верхний предел выдачи безвозвратных средств на один проект для лидеров составляет 400 млн. рублей, для остальных — 60 млн. рублей”.

Чтобы добраться до “лидеров отечественного кинопроизводства”, компания должна получить определенное количество очков.

“Высокая посещаемость кинотеатров картина сразу дает 1000 очков и почти гарантированное место в “лидерах”, а приз в Каннах, Берлине или Венеции фестивалях оценивается в 100 баллов. Даже такое международное признание как “Оскар”, оценивается в 80 баллов, и не гарантирует попадание в “лидерах”, — отметила в ходе расследования “Трансперенси”.

Поэтому, мягко говоря, странная шкала очков имеет свое объяснение.

Низкая “стоимость” призов на международных фестивалях из-за того, что наши “лидеры” они вряд ли когда-нибудь.

Высокая “стоимость” посещаемость показы своих фильмов, тоже имеет обоснование. Мы нашли его в отчете Счетной палаты.

Число зрителей, посмотревших в кинотеатрах фильм рассчитывается с помощью компьютерной программы “создание единой автоматизированной информационной системы учета показа фильмов в кинозалах” (ЕАИС). Исключительное право на эту программу Министерство культуры. С 2014 года единственным оператором ЕАИС (то есть, по сути, абсолютным собственником) является Фонд кино.

Ранние сведения о посещаемости кинотеатров, сборов и других показателей до 2015 года, и собрать побольше Росстата. Таким образом, можно было сравнить ЕАИС данные и Росстата.

Но с 2015 года “о представлении форм федерального статистического наблюдения в области кинематографии отменили. В этой связи, данные ЕАИС являются для субъектов Российской Федерации только статистических инструментов для анализа состояния сферы кинематографа”, – говорят аудиторы.

Если данные ЕАИС невозможно перепроверить- так их можно смело регулировать, верно? Один из фильмов, чтобы добавить посещаемость, другие, наоборот, уменьшить. Чтобы настроить индикаторы в правый ряд — так же, как иногда установлены результаты парламентских выборов в автоматизированную систему ГАС “Выборы”. Почему нет? Хозяин — барин.

Скорее всего, именно поэтому посещаемость кинотеатров и оцениваются в балльной системе Фонда кино в сто раз выше награды на международных кинофестивалях. С призами не могут манипулировать. И посещаемость, можно что угодно накрутить.

* * *

Теперь рассмотрим историю Кипра, что вызвало нервную реакцию российского Фонда кино и Министерства культуры.

Чтобы тщательно разобраться с ним, еще в начале статьи:

1) мы платим налоги в государственный бюджет.

2) часть наших налогов, выделяемых министерству культуры на государственную поддержку кинематографии.

3) министерство передает их частично финансировать кино, и они оба поддерживают субсидий пленки вырезают из бюджета деньги, собранные из наших налогов.

4) Фонд кино дает гранты безвозмездные и невозвратные.

5) Когда деньги на текущие субсидии будут возвращены в Фонд кино, они становятся его “собственные” деньги. Такой шаг выглядит несколько необычно, поэтому оно требует дальнейшего уточнения. Представьте, что вы отдали мне свои деньги, я их кому-то одолжила. Я взял, потом вернул их. Если вы не требуете его обратно, я объявляю эти деньги свой собственный, и что с того? Так что основа фильма идет из наших налогов, которые он низошел в форме бюджетных субсидий.

6) эти “свои” деньги, Фонд кино также может распределить в виде грантов. В 2017-2019 гг. он сделал так: “российское кино Фонда поддержки кинематографии отправился на собственные средства, основным источником которых являются средства, возвращенные организациями кинематографии, ранее данные им в Фонд кино за счет субсидии из федерального бюджета на возвратной основе. Сумма возвращенных средств с 2017 по 2019 год составили 3,3 млрд. рублей”.

7) собственные средства — в отличие от бюджета — Фонд кино раздает гранты только при условии полного восстановления.

8) палата отмечает “отрицательную динамику спроса на этот вид поддержки кинематографии”. В 2017 году за счет собственных средств Фондом кино при поддержке проекта 64 1.6 в 2018‑м млрд — проект 33 на 756 млн в 2019 году — только 7 проектов на 338 млн. грн. Низкие процентные кинематографии инструменты Фонд кино предоставил абсолютную доходность, привело к росту остатков Фонда кино: 31 декабря 2017 года — 388,1 млн на 31 декабря 2018 года 1,16 млрд руб. “в результате средства, полученные от возмещения организациями кинематографии, аккумулируются на счетах Фонда кино и не выделяются еще в киноиндустрии”.

9) почему режиссеры не хотят брать субсидии из собственных средств Фонда кино? Аудиторы не дают объяснений. Но мы спросили у экспертов, расследующих экономические преступления. Они предположили, что собственные средства субсидий Фонда кино, вероятно, не будет предоставлена бесплатно. И плата так высока, что субсидия-это бессмысленно. Дать, например, в компании 40 миллионов на фильм, но при условии, что 10 миллионов из них пойдут непосредственно к конкретной учетной записи, и она их не увидите. Четверть суммы субсидии в порядке, многие соглашаются. Но когда плата поднимается до половины размера субсидии или даже до 60-70%, то это не хотите принимать. Что-то отчет у меня будет 40 миллионов, но как? Приключения “Седьмой студии” Кирилла Серебренникова не обращение ко мне.

10) после завершения производства участники проекта обязаны сообщать.

“В результате выборочного анализа 5 основных реестров сопроводительных документов обнаружили, что большая часть средств (60% от сметной стоимости фильма) направлен либо на организацию “Визарт фильм”, зарегистрированной в Республике Кипр (представлен собственных средств организаций кинематографии), или в российских промышленных организаций, в которых занято от 1 до 9 сотрудников и практически без крупных средств”, — рассказывает нам камера.

11) Об этом и предлагали наши специалисты, расследующие экономические преступления.

12), сообщает пресс-служба Фонда кино, этот факт не отрицается: “отчет Счетной палаты Российской Федерации обеспечивает пример того, как российская компания заказывала услуги у иностранных компаний зарегистрированы на Кипре”. Но нет ничего плохого, сообщили в пресс-службе. Кроме того, в докладе “ясно говорит, что речь идет о направлении собственных средств организации кинематографии” (Фонд кино), а не государство (хотя изначально они были все-таки государство — на деньги налогоплательщиков, то есть наши).

* * *

Максимальное количество государств — не более 2/3 стоимости пленки по смете.

Судя по данным, которые были опубликованы в октябре, сообщили в Министерстве культуры, в течение последних четырех лет 38 картин, полученные от государства поддержку в размере 100 млн. рублей и более.

Более трети проектов не удалось, они были неспособны выиграть даже размер субсидии. Среди них:

Триллер “Семь пар нечистых” (режиссер Вадим Абдрашитов), картина получила от государства 119 млн, а в 2018 году собрали меньше миллиона;

— Яга мультфильм “Баба. Начало” (Арт Пикчерс производства Глюкоза), государства получили 138 млн., Выручка — 1,3 млн.;

— “Крымский мост. Сделано с любовью” (Тиграна Кеосаяна Маргарита Симоньян), получил от государства 100 миллионов, Сборы-70 млн.;

Триллер “поворот” (Джаник Файзиев, Павел Степанов, заместитель министра культуры, курирующий департамент кинематографии), государственная помощь в размере 200 млн, Сборы 87 млн.

Они все очень старались сделать хорошее кино. Но не шмогла.

* * *

Управляется министерством культуры является ФГУП “ТПО Киностудия “Союзмультфильм”. В отчете Счетной палаты он был назначен в отдельной главке. Это, однако, ничего сенсационного. Такие же как и везде.

Идея заключается в том, что федеральное государственное унитарное предприятие должен создавать мультфильмы, чтобы заработать их показать, четверть от прибыли отдавать государству, а оставшиеся деньги вложить в новые мультфильмы. На самом деле это не так. Основным источником дохода “Союзмультфильм” — предоставление прав на старые мультфильмы, и в основном советской эпохи. В 2017-2018 годах, так он заработал 114 млн рублей.

Помимо продажи прав на старые модели “Союзмультфильм” также кормится на государственные субсидии. В 2017-2019 гг. на сумму 694 млн. Из них 181,3 млн, потраченных на производство 48 анимационных фильмов.

В рейтинге неудач является, несомненно, лидером проекта “Суворов”. В 2015 году Фонд кино выделил на его производственная субсидия из федерального бюджета 100 миллионов. кроме того, проект получил 39 миллионов от продажи прав на “золотую коллекцию”.

“С началом производства фильма на 11 апреля 2016 г. общая стоимость проекта составила 141 млн. руб., — установили аудиторы. — Приказ Союзмультфильм с 11 апреля 2016 производство проекта было приостановлено. Специалисты Союзмультфильм провела аудит проекта, согласно которому было установлено, что материал не подходит для продолжения производства и требует доработки. Уровень готовности проекта оценивается в 5%”.

Что случилось с деньгами, никто не понял. Поэтому, дополнительно выделено 100 млн. рублей. и срок продлен до 12 июля 2019 года.

И тут пришли 12 июля 2019 года, расходы на “Союзмультфильм” по проекту “Суворов” уже был 269,7 млн. рублей, в том числе 200 миллионов-из федерального бюджета. Но закончен мультфильм не был.

Срок снова продлен до 23 декабря 2019 года не факт, что на этот раз он действительно будет конец. Но если многострадальный “Суворов” выйдет, это будет бомба.

* * *

Проблемы развития кинематографии, определенные в Стратегии государственной культурной политики до 2030 года под номером один задача “укрепление и рост влияния российской культуры в зарубежных странах” на основе “международного имиджа России в качестве страны с богатейшей традиционной и динамично развивающейся современной культурой, в том числе путем продвижения российского кино, сериалы (в том числе анимированных)”.

Одна из форм поощрения за границей — совместного производства фильмов с зарубежными компаниями.

В 2018 году в России выпущено 142 российский фильм. Из них в сотрудничестве с зарубежными партнерами созданы восемь. Эти восемь картин смотрел только 91,4 тыс. человек, или 0,05% от общего числа зрителей в 2018 году.

Видимо, не очень хорошая картина.

Количество иностранных зрителей, которые смотрели за границей российское кино (не эти восемь, да и вообще любой русский), в 2016-2018 годах, уменьшилась с 9,6 млн до 8,2 млн (почти 15%). Продвижение нашей динамичной культуры явно застопорился.

“Эти факты свидетельствуют о низкой интеграции отечественного кинопроизводства на мировом рынке киноиндустрии”, — заключили в камеру, и с этим нельзя не согласиться.

Это не приятно, но, с другой стороны, мы начали продвижение международного имиджа России через российских фильмов. Мы находимся в самом начале. Пройдет лет пять, тогда посмотрим, что произойдет.

Иностранцы, может, работу придется бросать все и сидеть в кинотеатрах и смотреть русские фильмы.

Вам нужны только наши киношники делать сейчас пять или шесть блестящих картин. Вы можете даже о себе. О том, что они делают с деньгами налогоплательщиков. Но в то же время о Министерство культуры и Фонд кино, это вообще будет прекрасно.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*