Главная / Общество / Метастазы оптимизации: главный онкологический центр избавляется от врачей

Метастазы оптимизации: главный онкологический центр избавляется от врачей

В главном онкологическом центре в стране – самый большой скандал в своей истории. После назначения директора Stilidi Иван отток специалистов, она объявила о сокращении более 700 ставок. Пациенты обратились к президенту с жалобой на некачественное лечение, и проверка Генпрокуратуры выявила серьезные нарушения.

Ирина Королева

Все началось еще в 2017 году после выхода нескольких знаковых фигур онкологического центра им.Блохин. Это был не просто администраторы, и врачи-онкологи со всего мира, которые развивались в ранней диагностике и лечении рака.

Академика Мамеда Джавадовича Алиева пришла в онкологический диспансер после смерти матери от рака и борьба с этой болезнью жизнь. В течение многих лет он был заместителем директора по научной и лечебной работе, директор Института детской онкологии и гематологии. Однако, по его словам, условия были созданы “невыносимые”. Для справки: академик Алиев, лауреат Государственной премии РФ “за разработку и внедрение в клиническую практику комбинированного лечения сарком”, автор 9 изобретений и 6 рационализаторских предложений в области лечения рака. Мир онколог левой НМИЦ их.Блохин в 2018 году. Команду сопровождали его аплодисментами…

По мнению академика Алиева, онколога со всего мира, в НМИЦ их.Блохин с приходом нового руководства, были созданы “невыносимые условия работы”.

Слева онкологического центра и вице-президент Российского общества oncopathologies Марина Савостикова. У нее было 3 патентов на изобретение в области лечения рака, она является автором книги “диагностический Атлас опухолей”. На конференции приезжали учиться со всех уголков страны, европейские онкологи изучили и использовали его в работе. Савостикова добилась того, что новые методы лечения рака были проведены по ОМС и ничего не стоило пациента.

“Команда” новый директор Онкологического центра также расформирован один из крупнейших онкологических отделений, которые получили женщины с раком молочной железы. Соответственно, “левый”, а заведующий кафедрой – профессор РАН Людмила Жукова, одного из лучших российских специалистов в области лекарственного лечения злокачественных опухолей. Жуков – тоже онколог с мировым именем, член Американской ассоциации клинических онкологов.

Недавно сообщалось о приостановке первичной госпитализации больных в онкологии и гематологии клиника “НИМЦ” их.Блохин. “Предположительно, в одном из ящиков обнаружил плесень.Но почему-то начал закрывать свои отделения, руководители которых не согласны с политикой нового руководителя Центра детской онкологии и гематологии – Варфоломеева Светлана. Приехала съемочная группа телеканала “Россия -1″, чтобы удалить историю, поэтому все пациенты и родители были заперты в своих домах, запрещено выходить на улицу и общаться с журналистами”, – рассказала “НИ” заместитель директора, старший научный сотрудник Института детской онкологии и гематологии НМИЦ их.Блохин Максим Рыков.

Рак Максим Рыков и Джордж Mentkevich не боится открыто критиковать новое руководство НМИЦ их.Блохин. Они также подписали обращение к президенту России.

Вчера был ознакомлен с приказом об увольнении руководителя. Отделение центр трансплантации костного мозга детям НМИЦ их. Блохин Георгий Mentkevich, который работает в онкологическом центре с 1982 года. Это ведомство он возглавлял с 1991 года. На его счету сотни спасенных детских жизней.

После “звезды” онкология можно прогнозировать отток значительной части врачей и медсестер. В распоряжении нашей редакции оказались работниками заработной платы онкологического центра. Если вы им верите, в августе, многие врачи и медсестры получили зарплату от 7 до 17 тысяч рублей. “В администрации нам сказали открыто: “деньги в онкологический центр оставался в прямом смысле этого слова”. Я знаю, что команда управления получили свои зарплаты в полном объеме. Опытные, добрые люди буквально протискиваться. Мы дразнили как могли. Отправили на комиссию, организовать проверку в офисах. Измерили длину ногтей до миллиметра, ищу любой возможный предлог для выговора. Помимо выговоров, врачам и медсестрам урезали зарплату. Еще одна проблема: все научные сотрудники должны пойти на половину зарплаты”, – рассказала “НИ” заместитель директора по перспективному развитию, Институт детской онкологии и гематологии НМИЦ их.Блохина, онколог Максим Рыков.

Последняя зарплата рядовых врачей и медсестер онкологического центра им.Блохин впечатляет: от 7 до 17 тысяч рублей.

Нынешний директор Центра рака Иван Сократович из Stilidi раньше был хирургом Тараканово офис НМИЦ их.Блохин. Но в онкологическом центре много талантливых хирургов и хороших организаторов. Почему директором был назначен – вопрос для многих.

Stilidi Иван – руководитель учреждения НМИЦ их.Блохина, долгое время работал хирургом в одном из отделов медицинских учреждений.

“Это не только он, а о команде, которую он возглавлял. Это люди, ничем не отличившиеся в области онкологии. Но они были друзьями Stilida. На должность директора детского центра онкологии и гематологии назначил Светлана Мария Варфоломеева, он отправлен к нам из Института имени Рогачева. Насколько я знаю, раньше он пытался “пристроить” в Морозовской детской больнице, но персонал восстал против ее кандидатуры. Она привела людей без какого-либо отношения к раку. Все международные протоколы лечения, которые были разработаны нами и дали результаты, которые были отменены-жа Варфоломеева. Нам говорят: “Вы устарели, вы не можете делать ничего”. Пациенты были выписаны раньше срока и вынужден проходить наблюдение по месту жительства. В том числе детям с онкологическими заболеваниями”, – сказал “Нет” экс – глава.отделение детской онкологии и гематологии НМИЦ их. Mentkevich Блохин Георгий.

Заместитель директора по лечебной и научной работе, руководитель детской онкологии и гематологии НМИЦ их.Блохина Светлана Варфоломеева начался с масштабной оптимизации.

Более 700 ставок в НИИ детской онкологии и гематологии будут устранены. Это происходит в условиях, когда стране катастрофически не хватает врачей-онкологов. Количество пациентов, у которых рак в той или иной стадии, растет в геометрической прогрессии, и онкологи в то же время, “оптимизировать”. По данным статистики , сегодня в России в среднем составил 2,7 онколог 50 тысяч человек. Вся страна только 324 детский онколог. Количество детей в возрасте до 14 лет со злокачественными опухолями превышает 21 тыс. человек. Если сравнивать сегодняшнюю статистику с 2008 годом, общее количество детей с новообразованиями увеличился на 37%. Всего на онкологическом учете в России больше 3,63 млн. человек. Кто будет их лечить?!

В пресс-службе онкологического центра им.Блохин “нет” официально заявил, что никаких сокращений в середине не просто сниженным тарифам. 700 дополнительные ставки… возникает вопрос: почему они были созданы искусственно, или они должны принимать профессионалы , учитывая рост рака?

Здесь, как объяснил процессы, происходящие в онкологическом центре, Светлана Варфоломеева, заместитель директора НМИЦ их.Блохин научной и лечебной работе: “Национальный медицинский исследовательский центр (НМИЦ) онкологии. Н. Н. Блохина с приходом нового руководителя требует серьезной оптимизации своей деятельности, от которой пострадали дети в институт – НИИ детской онкологии и гематологии. Он не был сокращен ни один врач, ни медсестры, так что я не могу информировать СМИ об этих событиях. Наоборот, мы предлагаем, организовать свой Институт новых специалистов”, – сказал Варфоломеев.

“Обновленные протоколы клинического лечения, что также требует расширения компетенций. Да, у нас пришли новые специалисты, специалисты высокого класса, которые ни в коем случае не могут заменить для работы врачей, и являемся экспертами, те врачи, которые с работы до внедрения новых технологий”, – добавила она. Руководитель детского центра также прокомментировал ряд нововведений. “Если мы говорим о том, что врачи присутствовать на заседаниях и сессиях – конечно. У нас есть новые технологии, совместное обсуждение самых тяжелых больных, от которых мы разрабатываем стратегию лечения. Кроме того, расширение образовательных программ для врачей”, – сказала Варфоломеева Светлана.

Выпуск новых протоколов лечения и митинги не возникают в вакууме. Тот факт, что родители пациентов детского центра онкологии и гематологии НИМЦ их.Блохин начал получать жалобы на постоянное отсутствие врачей на рабочих местах под предлогом проведения конференций и совещаний. “Это не дано столько времени, сколько ранее была отдана детям. Врачи в нервном состоянии. Нас это не устраивает”, — говорит мать одного из пациентов, Наиля нет. Наиля сказала, что ее дочь спасла так называемой “старой команды”. “Доктор, возглавляемая заместителем директора Института Medevices “вытащили” девочку из мертвых. И теперь все они предлагали себя, чтобы пойти”.

Один из врачей-онкологический центр имени Блохина сообщил на условиях анонимности, что процесс сокращения персонала уже длилась годами. “Тем не менее, эти сокращения в центре называются модным словом “оптимизация”. Все началось с майских указов президента, в которых говорилось, что врачи в втрое нужно увеличить зарплату. Указ был, а механизмы созданы не были, поэтому всех указов Владимира Путина ушел к себе в больницы”, — сказал сотрудник НИМЦ онкологии имени Блохина. По его словам, официально “оптимизация” началась с увольнения, и что “большая часть работников перевели на 0,5 ставки, другие врачи — 0.75 ставки”. “Это произошло именно так, как будто 709 ставки были бесплатными”, – пояснил доктор.

Какие передовые методы лечения предлагает новую команду онкологов, возглавляемая Stilidi Иван? Чтобы заработать больше денег, пользователь должен оставить человек после операции раньше положенного срока, поэтому повышенная “оборачиваемость коек”. В данном случае, Фонд обязательного медицинского страхования платит больше денег. Но мы оставили у пациентов после операции столько, сколько необходимо, вопреки требованию властей. Мы врачи, в конце концов, не офисных работников, мы не можем делать такие абсурдные приказы руководства выполнять. Это вопрос жизни людей! Были времена, когда мы не могли выписывать пациента, потому что после операции в районной больнице не всегда делают перевязки по мере необходимости. В результате страховая компания роддом оштрафовали на 200 тысяч рублей, и эта сумма пропорционально вычитается из зарплаты всех, кто работал в офисе, то есть примерно на 10 тысяч рублей вычли за то, что мы пытались вылечить пациента”, – сказал один из онкологов НМИЦ их.Блохин.

Но отзыв от Елена Морозова, мама пациента Детского центра онкологии и гематологии, который был также уволен из “НИМЦ” и приказал быть обследованы по месту жительства: “я хотел бы ближе к Новому году дочери, чтобы изучить сроки протокол, который мы придерживались раньше. Но где мы находимся? В местной больнице? Нет, я понимаю, что мы будем делать за свой счет набор анализов крови и УЗИ ( и, для специалистов не профиль, а не онкологов). И если УЗИ в норме, я просто надеюсь, что мы хорошие? Понять новый протокол. Очень жаль, что улучшилось-это хорошо, но испортил”.

Перевод детей с раком новый протокол лечения вызвало много вопросов у родителей.

В онкологическом центре катастрофически не хватает лекарств, особенно обезболивающих. В результате многие пациенты умирают в страшных мучениях. Особенно жаль детей. В редакцию “НИ” обратилась Анна Гардашова, мать мальчика, которого лечили “по новому протоколу,” новый командный центр детской онкологии и гематологии. Анна попросила опубликовать текст без сокращений, исправлений, а также настояла на упоминании его имени.

“Я помню все, за 1,5 года у меня накопилось много информации. Но моя последняя встреча. Нам пришлось лететь в Германию, где ему уже была выплачена за квартиру берется, все запланированные встречи и тромбоциты всего 9. 9!!! 4 часа в НМИЦ детский центр не принимает никто (это норма), а потом читал лекции о том, как идти больше нет, он все равно умрет и т. д. (Я думаю, что их любимая часть лечения томных, якобы успокаивающие, и, следовательно, более наглый и насмешливый голос, чтобы сообщить о смерти или ее подход : “я сказал вам, что ничего из этого не выйдет”). В общем, отказалась от переливания, и мы на свой страх и риск пошел к машине. К счастью, они приехали, и мой сын умер в человеческих условиях, у меня на руках (в Германии можно и нужно обнимать детей) с нормальным обезболивающим, а не в Нурофен от боли”, – сказала Анна Гардашова.

Не менее жуткие истории случаются со взрослыми и пожилыми людьми. Вот рассказ дочери бывшего пациента НМИЦ их.Блохин. Записывать разговоры с этой женщиной есть в распоряжении Профсоюза “Союз врачей”.

Нашей редакции предоставил документ, подтверждающий хозяйственной деятельности директор Иван Stilidi онкологического центра им.Блохин

“Чтобы попасть в больницу, даже с опросом областной больницы, направление на госпитализацию и квоту на операцию, моей маме пришлось ехать туда (более 800 км с пересадками) в месяц 5 раз: повторно сдать анализы, пройти УЗИ, чтобы расшифровать наши диски МРТ и КТ (за деньги), потом опять делать МРТ уже в онкологический научный центр им. Блохина и др. Потом мне пришлось приехать для протокола, чтобы забрать его из клиники в клинику. Они сказали отвезти в отделение, но мест нет – звоните. Звонил каждый день, умолял, умолял, обещал… линия вышла почти месяц! Позже, ухаживая за моей мамой в больнице, я услышал по телефону ответили, что мест нет, хотя она была замечена в отделении много свободных мест в палатах. Каковы эти проблемы при госпитализации не понятно. Мама провела 3 недели в больнице, она вновь взяли анализ крови и назначили за неделю до Нового года. Говорит, Приходите на прием в январе. Прибыв в январе (по месту моей мамой решили платить, пока был в отделении, поэтому в этот раз сразу положили в больницу). Снова началась с испытаний. Но в этот раз они значительно ухудшилось, так что в ближайшие 30 дней мама готовится к операции. Это было то, что она положила с утра до ночи капельницы. Когда дело дошло до операции, было слишком поздно : опухоль, множественные метастазы… после 10 дней ее выписали. В заявлении: когда вы получите стадия рака 2, разряд – 4-й стадии. Деньги на операцию врачи приняли без капли стеснения, как в порядке вещей. Взяли ровно столько, сколько ей позвонила перед операцией, несмотря на квоту, и что операция, по сути, не было дома…мама жила 5 дней. Если операция была сразу, без проволочек, без повторных анализов, возможно, все сложилось бы иначе, и она была бы жива!”

Мы также имели много вопросов для Ивана Сократовича из Stilida. Источники в компетентных органах предоставил редакции информацию о том, что Иван Сократович из Stilidi ведет коммерческую деятельность, а именно: является соучредителем общества с ограниченной ответственностью “аймед”. Бен 1107746738791, регистрационный номер в ПФР 087104048395. Эту информацию подтвердил Федеральной налоговой службы №4 по г. Москве. Интересно, что соучредителем и партнером Stilidi является, согласно документам, Сулейманов Эльхан Абдуллаевич министр здравоохранения Чеченской Республики.

Мы позвонили в приемную Иван Сократович из Stilidi, чтобы подтвердить или опровергнуть эту информацию. Но телефон молчал. Тогда мы обратились к его секретарь и помощник – Лейла Kulmanova. Секретарь долго возмущался, что мы были обеспокоены, но в конце концов пришел к нам и услышал вопрос. После этого нам дали категорический ответ: “Иван Сократович в командировке”. Затем мы попросили говорить с заместителем директора – Игорь Анатольевич Дорошева. По словам секретаря, г-н Дорошев, тоже отсутствовал – он был в отпуске. Более чем кто-либо из руководства онкологического центра не имеют доступа.

Я надеюсь, что запрос редакции в онкологическом центре.Блохин поможет прояснить ситуацию.

Информация, полученная будоражили умы, и “ни” обратилась в пресс-службу учреждения НМИЦ их.Официальный запрос Блохина. Надеюсь, что это будет что-то уточнить.

Проверка Генеральной прокуратуры выявила в деятельности онкологического центра им.Серьезные нарушения Блохин.

Однако руководство онкологического центра уже давно замечено в склонности к коммерческой деятельности. В последнее время это даже стало предметом проверки Генеральной прокуратуры. Он был проведен в этом году и 14.06.2019 г. соответствующее представление было направлено директору НМИЦ их.Блохин Иван Stilidi. Данный документ доступен в нашем офисе.

Между прочим, проверка Генпрокуратуры установила, что “прайс-лист на оказание более чем 2 300 платных медицинских услуг принят без учета нормативных затрат”, “при оказании платных медицинских услуг выявлены факты привлечения посреднических организаций”. В результате незаконных действий сотрудников онкологического центра пострадали 356 пациентов: с ними, ООО “Русский доктор” в дополнение получил 17, 2 млн. рублей. “Использование активов онкологического центра, его дорогостоящее оборудование, медицинские кадры, лекарства, работников учреждений созданы условия для извлечения коммерческой выгоды в особо крупном размере”, – говорится в представлении Генпрокуратуры. Было также отмечено, что территории онкологического центра, используемые коммерческими организациями на основе договоров недействительными, доходов от аренды в бюджет не имеется.

Коммерческая деятельность в онкологическом центре согрешили и бывший директор Давыдово. Поборы с больных, бесчисленные палатки и ларьки в здании старой признак онкологического центра. И деньги на любую процедуру в конверте с врачом тоже обязательное правило. Но тогда, по крайней мере, лечится! Затем НМИЦ их.Блохин работали врачи со всего мира, которые делают уникальные операции, искать новые методы борьбы с раком. Для многих из них работа в онкологическом центре не бизнес, а призвание. С тех пор многое изменилось.

Лечения врачи и родители пациентов Института детской онкологии и гематологии НМИЦ их.Блохин к президенту России.

В этой критической ситуации, врачи и родители маленьких пациентов, проходящих лечение в Институте детской онкологии и гематологии им. Блохин, обратились к президенту с обращением. Этот документ также доступен в нашем офисе. Он читает: “Мы, нижеподписавшиеся, просим Вас снять новое руководство Института собак их.Блохин в лице директора, главного врача, заместитель директора по науке, с момента их прибытия на лечение наших детей стала невыносимой”.

В этой истории таинственное молчание Министерства здравоохранения, который регламентирует онкологического центра имени Блохина. Либо они все очень хорошо известен и утвержден, или Минздрав просто ухаживать. “Не принимая активного участия в урегулировании кризисной ситуации в НМИЦ онкологии. Блохин, связанные с неправильной кадровой политики, и фактическое банкротство федеральным Министерством здравоохранения России пытаются построить очередную “потемкинскую деревню”. Но за всем этим скрываются проблемы, которые неизбежно влияют на пациентов. Центр был построен в середине прошлого века на деньги Всесоюзного субботника, я убежден, что граждане нашего государства имеют право знать, что происходит в этот мед. учреждение. Я призываю власти дать этой ситуации внимание”, – сказал “ни” заместитель каталоге Институт детской онкологии и гематологии НМИЦ их. Блохин Максим Рыков.

Я надеюсь, что эта история будет иметь продолжение с вмешательством правительства. Если этого не произойдет – грош цена всем словам О национальной программе по борьбе с раком.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*