Главная / Культура / Любовь Успенская раскрыла правду о карьере Вилли Токарева в США

Любовь Успенская раскрыла правду о карьере Вилли Токарева в США

“Королева шансона” Любовь Успенская я разместил на мой Instagram очень взволнован и трогательные слова в связи с кончиной Вилли Токарев: “я умер очень близкий для меня человек. Рука об руку жизнь моя была с ним в Америке и в России”. Он эмигрировал в Америку в 70-е годы, никто из них не ожидал когда-нибудь вернуться в Россию. Их слава в те далекие годы пересекла границы, сделав их в Советском Союзе “звезды в изгнании” благодаря магнитофонным записям, и они начинали свою карьеру на чужбине почти вместе.

Фото: Михаил Ковалев

 

“Золотой” репертуар Любы Успенской навсегда останется песня “не поздно, не рано”, “любимая” и, конечно, знаменитый “Люба-Любонька”. Специально для “МК” Любовь Успенская вспомнил, как это было:

– Когда я приехал из Союза (в 1978 году), и сразу же начал петь в ресторане “Садко”. Почти на следующий день, потому что пение было моей основной профессией в СССР. И ничего другого я в принципе не собирался этого делать.

И Вилли Токарев работал в то время в такси (эмигрировал в 1974 году, приблизительно. – прим. ред.). Конечно, я об этом ничего не знал. Он заехал в ресторан и принес мне кассеты с песнями. Говорит: Вот, я записал журнал, таксист, но я пишу музыку. Я слушал его и, честно говоря, я был ошеломлен. Это было круто! Что-то новое, интересное и очень талантливый.

Он работал на такси, и все заработанные деньги, отложите, чтобы записать свой альбом! И самое главное – это работа автора. И спето было хорошо. Мне очень понравилось.

Скоро мой муж Франц и нашими партнерами открыл ресторан “Одесса”. На главной сцене был сделан мной, но там был другой номер, где мы должны были поставить кого-то. И я сказал: “надо пригласить Вилли, это может быть.” Он и его пианистка Ирина Олой начала там работать.

Помню, как мы договорились о гонораре. Честно говоря, я раньше не сталкивался. “Сколько хотите?”, – спрашивай. Он сказал: “Я не знаю”. “Приходите на 250 долларов в неделю”, – сказал я. Тогда это были хорошие деньги, плюс чаевые. И он сказал: “давай, ты будешь мне платить 150”. Такого еще не было, чтобы кто-то просил меньше! Но, что сказал, Если вам это нравится, если вы идете, то добавить.

Конечно, он любил ее, и сразу сказал: “Дайте мне 400”. Вот что – человек, уверенный в себе!

Но, конечно, он был ничтожеством – не все, знаешь, такой широкой натуры, как я. Я говорю это не с осуждением, но нежно и с любовью.

Дядя Гриша был швейцаром и всеми вытекающими принес ему доллар, когда я снял пальто в шкаф. Как должно быть: за доллар дают. Он жил, потому что зарплату не работал на советы. И Вилли, не дать доллар, песню, которую он написал – “Я раздеть тебя, я буду ставить”… дядя Малик был поваром, и поэтому он повар, Вилли об этом, и написал песню “бургеры”. И они были так счастливы! Говорят, композитор, автор о них я написал песню! Он знал, как давать взятки…

– Его первая песня для вас стала хитом. Тоже подкупили?

Я помню, у меня был день рождения – 30 лет. Мы сделали большое событие в “Одессе”. Конечно, я предложил Уил. Он не пришел, сказался болен, но прислал мне цветы, куклу и открытку. На следующий день, спрашиваю: “Вы читать карты?” Больше ничего не скажу. “А ты открой, почитай”. И есть все письмо. Я прочитала: “один раз с мамой в Киеве шел…”. Целый стих. Я сказал: “Вилли, это песня, писать больше музыки!”. Он писал. И получилась песня “Люба-Любонька”.

Мы снова записали альбом Миши Шуфутинского. Он говорит: “придите, возьмите эту песню, круто”. Я сказал: “как-то неудобно что-то петь о себе”. Как я сама “вся в gabonica” и т. д. Похвалы в целом. Но Майк настаивал: “я вижу”, сказал: “ничего страшного.” И я это сделал. Пели. И оказалось, что песня стала хитом. До сих пор, она не может уйти. Люди из первой комнаты с криком: “петь “Люба-Любонька”. “Спокойно сказать, мы еще не достигли”…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*