Главная / Экономика / Лидером “серой экономики” оказались сделки с недвижимостью

Лидером “серой экономики” оказались сделки с недвижимостью

Росстат решил посмотреть “невидимую” и оценил теневой экономики. Оказалось, что в 2017 году (более поздние данные еще подсчитываются) приходится лишь 12,7% ВВП. “Только” потому, что есть и другие оценки не так скромно. Что из этого следует? Как вывести экономику на свет? Какое место для распространения “теневой” Россия в международных сопоставлениях?

Алексей Меринов. Свежие фотографии в нашем instagram

Много вопросов, но начнем с одного. Сколько российской экономике? Или тот же вопрос но в другой формулировке: какую часть российской рыночной экономики, и что живет по другим законам, среди которых экономическая конкуренция-это не самое главное? Он также является одним из своего вида света и тени.

Видите ли, в современных условиях, когда либерализм в России официально считается в лучшем случае пережиток прошлого (в худшем — он делает что-то явно антироссийская, потому что враждебные), напомним, что рынок находится в центральной части либеральной экономической модели и ядром притяжения для тех “структурных реформ”, который время от времени напоминает правительство непопулярно. Но если экономика не национальная, а не государственная экономика, рынок-это вражеский агент, если я ничего не пропустил, до сих пор не признала.

Так, в нерыночной или сказать, что это не так драматично, не совсем теневой рынок в России, например, крупнейших государственных корпораций с их значительными и бдительным неэкономическими административными ресурсами и, как ни странно, даже больше, из крупнейших частных компаний, “бизнес”, это в первую очередь внедрение и сопровождение государственного заказа. Эта же компания практически непобедимых “чемпионов” в соответствии с конкурсными процедурами. Если вы посмотрите на российскую экономику с этой точки зрения, оказывается, что данные на прямой контроль государства, измеряется только собственности, неполные, и оставить теневую зону. Расширенный “черный и белый” анализ с точки зрения рыночной экономики, однако, ни в Росстате, ни в Федеральной антимонопольной службе (ФАС).

На этом фоне оценки теневой экономики с точки зрения оформления и полноты представления бизнес — это не все огни, которые должны гореть. Особенно Росстата, глядя в невидимый, преследуют свои собственные цели. Он показывает, например, что доля теневой экономики, во-первых, не так уж велика, а во-вторых, постоянно сокращается. В 2016 году объем теневой экономики оценивался Росстатом на уровне 13,2% ВВП, в 2015 году — в те же 13.2%, а в 2014 году в тени было 13.8% ВВП. Что свидетельствует, в частности, на повышение остроты зрения Росстата.

Традиционная теневая экономика существует во всех странах. Никто не любит платить налоги и уклонение от них-это самый важный мотив для слежки. Даже в superscoopers Скандинавских странах теневая экономика жива и ее будущем, вы можете быть уверены, что это обеспечит приток мигрантов с юга. Если мы вернемся к России, то достаточно, чтобы помнить, чтобы “конверт” за выполненные работы, чтобы понять, насколько широкий круг участников теневой экономики.

Государство улавливает и реагирует, чтобы выйти из тени сигналы. Предложения, частично, чтобы уменьшить налогообложение фонда оплаты труда (включая выплаты в различные социальные фонды) как питательная среда для “конверт” — самый яркий пример. Но и ваша хватка финансов: есть желание, чтобы компенсировать снижение в других увеличить налог, который автоматически поддерживает стимул бегства в тени, хотя роль сбалансированности налогов, вырваться из которой непросто.

Но в новейшей российской экономической истории, есть очень убедительное доказательство того, что снижение налоговых ставок может обеспечить существенный рост ее коллекция должна выйти из тени. Речь идет о введении в 2000 году плоской шкалы подоходного налога со ставкой 13% в первый год сбор НДФЛ вырос более чем в полтора раза.

В докладе Росстата, в первую очередь, распространением теневой — сделки с недвижимостью. По данным Росстата, в этом районе 70% находится в тени. Построение теней на 16% — только на третьем месте, несмотря на массовый и не всегда юридическая помощь мигрантам, за сельское хозяйство. ЦБ, в отличие от Росстата, ставит построение в первую очередь для распространения тени.

Насколько точны оценки Росстата? Здесь слово “оценка” следует понимать буквально: невидимая экономика, несмотря на усилия статистиков, по-прежнему невидимый. Статистика сосредоточиться на трех видах экономических сделок: правовая деятельность сознательно скрыл от государства и от налогов (те самые “конверты”); – это законно, но нигде не было производства бытовых доступ к рынку (например, при продаже лично выращенной сельскохозяйственной продукции); производство домашних хозяйств для собственного потребления. Нет противоправности — от откровенного криминала уже знакомы с их повседневной коррупция — теневая экономика Росстат не включает. Эти оценки основаны на “косвенные доказательства”: объем потребления энергии, транспортных услуг, из которых вычтена приходящаяся на официального производства.

Что является узкая область Росстата объясняет разницу в рейтингах от других, которые ходят. Если мы ограничимся российским властям, каждая из них, конечно, ориентируется на собственную кровать. Таким образом, уже было сказано, ЦБ больше всего беспокоит незаконный перевод средств за границу, финансовый мониторинг в области нарушения на таможне, “серый” импорт. Но финансовый мониторинг и дает общую оценку, которую, получается, что в 2017 году теневая экономика составляла 20,5% от ВВП. Разница со статистикой-это в первую очередь дополнение к ним конкретных Росфинмониторинга тени. Тенденция такая же, как Росстат: в теневой экономике медленно, но катился в 2018 году (Росфинмониторинг вперед Росстата) на это, как я считаю, те, кто называют себя финансовой разведки, на которые приходится 20% ВВП.

Совсем другая картина вырисовывается, если обратиться к международным оценкам. МВФ, например, в начале 2018 года, по оценкам, доля теневой экономики в России на 33%. Разрыв качества из США и Западной Европы, где этот уровень не поднимается выше 15%. Из европейских стран Россия — в аналогичной весовой категории по распространению тень с Болгарией и Румынией. Есть довольно нелестные оценки России и сравнения. Международная ассоциация дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA) в 2017 году, по данным распространенность теневой экономики поставил Россию на четвертое место в рейтинге из 28 стран. Объем российской теневой экономики оценивался в 39% ВВП. В первую очередь, Азербайджан, с 67% теневой экономики, далее следуют Нигерия (48%) и Украины (46%). В этих оценках, следующим образом в соответствии с международной системой стандартов национальных счетов, включает в себя виды деятельности, не разрешенной законом.

Дело не в том, что в России тени гораздо шире зонтик Росстата. Гораздо более интересен другой вопрос: заинтересовано ли государство везде из тени? Ответ не так однозначен, как может показаться. С одной стороны, конечно, государство против тени — в основном по налоговым причинам. Но есть еще несколько сторон.

Государство уже более пяти лет не может переломить тенденцию к постоянно снижающихся реальных доходов населения. Это набор растущих социальных проблем, и по крайней мере частичное решение — теневые доходы.

Еще один важный аспект-масштаб влияния государства на экономику. Несмотря на все официальные заявления, gasulina постоянно растет, и это является неотъемлемой частью теневых доходов получают чиновники и Росстат закрывает глаза, несмотря на регулярные доклады генерального прокурора о преступлениях “коррупционной составляющей” следует рассматривать в контексте развития теневой экономики. Здесь ситуация двоякая: коррупция искажает реализацию решения и, следовательно, снижает эффективность политики, а с коррупцией, которая неизбежно сопровождает избыток государственного вмешательства в экономику, постоянно оставляя очень многие чиновники на крючке правоохранительных органов и политиков.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*