Главная / Общество / Личный опыт: как лечиться от рака в Санкт-Петербурге и не умереть в очереди

Личный опыт: как лечиться от рака в Санкт-Петербурге и не умереть в очереди

Недавно стало известно, что Петербург оказался в числе трех российских городов по количеству смертей от рака. Наш корреспондент На примере видно, как сложно, нудно и дорого лечения рака во второй столице.

Евгений Колесников, Санкт-Петербург

“Санкт-Петербург вошел в тройку лидеров среди российских городов по смертности от рака,” Согласно результатам исследований, Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Министерства здравоохранения Российской Федерации П. А. Герцена. В 2018 году от рака умер 3232 человека. В течение года злокачественные новообразования диагностированы 2253 петербуржцев. Уровень смертности от рака в Санкт-Петербурге выше, чем в среднем – 1,44 против отметки 1,10. В течение последних трех лет, 500 случаев на 100 тыс. населения. Почему? Неизвестно. Но корреспонденту “Новые известия” расскажут о своем опыте в лечении рака в Санкт-Петербурге. Возможно что-то прояснится.

Время – нервы

В январе 2019 у меня было плановое УЗИ для еще одной проблемой в больницу, но врач заметил опухоль на правой почке или рядом с ним. Это может быть просто киста, но могло быть и хуже. Пошли в местную больницу, уроженец Приморского района. Еще совсем недавно, кто знает, вы сначала в любом случае надо записываться к терапевту, а он направит вас к соответствующему специалисту. Тогда я был удивлен, что бюрократические задержки, но не мог даже предположить, что общие масштабы бюрократии в нашей медицинской системы. Короче, в клинике мне снова сделали УЗИ и результат оказался неутешительным – скорее, это формирование в опухоли почки. Довольно большой – 10 см и отправила меня в онкологический центр области. Но не сразу. Для этого снова нужно записаться на прием к врачу, ибо только он может выписать направление. Все это занимает время. В этом случае, дорого. Но чтобы получить направление-это полдела. Запись к онкологу, в моем случае, для онкоурологии, был полон на две недели вперед. Опять потерянное время. Время нервы. Наконец, я добрался до онкоурология Б. (Не буду приводить фамилии всех врачей, с которыми пришлось столкнуться в этом году – мне с ними взаимодействовать; среди них есть отличные профессионалы, но и другими лицами, к сожалению, тоже). Написание оно было отправлено в компьютерная томография (КТ) – устройство находится в онкологическом центре. Но будьте осторожны: огромный, расписаны на три месяца вперед – это лучше, чтобы предъявить обвинение. Ждать три месяца – смерти подобно в буквальном смысле. Ладно, делать зарядки в том же онкологическом центре – это был первый деньги, уплаченные мною при лечении рака. Но далеко не последний. КТ брюшной полости и грудины стоимостью 9 тысяч рублей. Б. врач посмотрел на снимки и хладнокровно заметил: “опухоль должна быть удалена вместе с почкой”. Чувство было, конечно, некрасиво. Но это было только начало.

Отзыв

Вахтанг Мерабишвили, глава департамента по борьбе с раком НМИЦ онкологии имени Н. н. Петрова:

– Все знают, что Рак должен быть выявлен на ранней стадии. В нашей стране процент таких обнаружений подозрительно высокая – до 50%. Потому что в прошлом году я публично обратился ко всем руководителям онкологических центров и других специализированных учреждений страны, чтобы не делать статистику “на коленке”. Я боюсь, что реальный “процент раскрываемости” значительно ниже. За одну неделю невозможно сделать запись 20 тысяч больных, и они отложили на месяц, затем хвосты с предыдущим годом добавляются в отчетном году. И здесь мертвых больше нет. Но получить довольно хорошую производительность. Это не значит, что вожди древних и профильные чиновники нагло врет – есть неправильная система подсчета. Сбор и анализ данных является неправильным. Ракам нужно обратить внимание в статистике. А то у нас чуть ли не лучшее свидетельство в мире.

Делаю бесплатно, но…

Операция по удалению почки с прицепом в опухолях в Санкт-Петербурге сделать бесплатно. Отдельной строкой выделены средства из медицинского бюджета города. Но есть одно но. Все те же пресловутые место. Б. онкоурология так тихо мне сказал: “тебе придется долго ждать. Но я могу дать номер телефона специализированный центр, это ускорит процесс. Надо только “поблагодарить”. Сколько? Наверное, тысяч 70″.

Замечу, что есть официально платная для таких сделок – до 150 тысяч. Но я решил пойти бюджетным путем – стояли в очереди на операцию. Но это оказалось очень сложно! Мне пришлось собрать кучу справок, сделать анализы, а потом с кипой бумаг идти в деревню песка, где ФГБУ НМИЦ онкологии. Н. н. Петрова Минздрава России и Центра радиологии и хирургических технологий из них. Опубликовано. Мне второе заведение. Там я занял заведующий отделением урологической хирургии В. по фотографии, он подтвердил, что почка должна быть удалена. Отметил, что очередь на операцию будет следовать его лично, но по времени это займет около трех недель. Я имел ввиду место, а не работу. С килограммом документы я бежал через центр с 9 утра до 17 часов – пришлось пройти бюрократическую проверку рекомендаций, но они должны быть на дизайн строго “как положено”, например, копию паспорта с лицом разрешение должно быть на одном листе, но она не позволит проводить жизненно необходимые операции, а врачи некоторые, конечно, берут! Поэтому я заплатила 2,5 миллиона за визит к кардиологу. Она измерила мое давление и выписала справку, в общем процесс занял 2 минуты… в конце концов, они приняли документы, оставалось только ждать время “резать, не дожидаясь перитонитов”. Это был конец января. Ожидается, что операция состоится примерно в середине февраля.

Помочь “нет”

Ежегодно в Санкт-Петербурге зарегистрировано более 25 тысяч новых случаев злокачественных новообразований. Первое место принадлежит раку молочной железы. Это, конечно, характерно для женщин. Мужчины с раком предстательной железы (14,44% от общего числа новых опухолей), далее следуют рак легкого (14,13%), третье-рак желудка (8,23%).Только в Санкт-Петербурге под руководством более 124 тысяч больных раком. Источник: благотворительный фонд “Адвита”

Узнать “свой” рак-это не легко

Но это произошло в середине марта. Приходилось звонить, напоминать о себе. Все это довольно нервно. Советуют не беспокоиться, говорят, что квоты будут. И все его не было и не было. Поворот и снова поворот! Хорошо, что опухоль тоже смиренно ждет не развита. Но счастливый момент, если можно о нем так сказать, пришло. Я был помещен в больницу в центре опубликовано. До этого еще надо было собрать кучу анализов в районной больнице, и это сейчас трудно поверить (но это отдельная тема, не буду). Замечу, что больница была хорошая. Уютный дом для всего три места, туалет и душ. Прежде чем кормить хирургия диетические, но после того, как на убой – даже рыба была в рационе. Сама операция прошла успешно – хирург Ш. (другой ш), он провел, говорит, чтобы не парился – с одной почкой и живут довольно долго. Я покинул больницу.

Кстати

Более 20 млрд рублей, в 2019 году должно быть потрачено на лечение рака в Северо-Западном федеральном округе, как заявил весной глава Федерального фонда обязательного медицинского страхования Наталья Стадченко.

Но скорее всего через три недели у меня началась непроходимость желудка. Еда и питье не были приняты тело. Потом все это возвращается. Еда хорошо, но вода… начали воду быстро, страшная вещь. Вода постоянно, даже во сне. И просто пить его обратно. Приехали две машины скорой помощи в течение трех дней – “поставил диагноз” отравление. Любые таблетки был понаписывали. Только когда я начал периодически терять сознание, третья скорая на четвертый день завал просто отвезли в больницу Spbgmu их. Павлова. У людей, заведение называется просто “Первый мед”, потому что это в первую очередь университет. Там в травмпункте сделали КТ, очистили мой желудок (Ох и некрасиво же процедуры), а на следующий день zavotdeleniye хирургии, объявил диагноз: спайки это последствия первой операции, когда внутри какой-то исцелил правильно, но самое главное, что обнаружили еще одну опухоль (7 см) на “стыке” поджелудочной железы и двенадцатиперстной кишки. На следующий день была назначена операция. Она прошла успешно, вот только остальная часть ее материала, так называемый “стакан” почти не сохранились. Ему надо знать, что у меня рак – его много видов.

Помогите

По информации Минздрава РФ, за последние 10 лет число россиян, у которых была диагностирована злокачественная опухоль увеличился на 40%.По данным агентства, в 2018 году в Санкт-Петербурге стали чаще умирать пациенты, у которых рак был диагностирован на ранней стадии – в течение первых 12 месяцев заболевания. Согласно докладу, этот показатель во второй столице выше, чем в среднем по стране.

Ну, чтобы поставить диагноз, но она должна быть правильного лечения, я сделала все в тот же центр, опубликованной в позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ). Но эта услуга – платная только 25 тысяч. Исследование точного диагноза не дали. По оценкам же – hromofobnye рака почки. Болезни в онкологии, не слишком частые, но не слишком редко. Между тем, новые неприятности в мае. Были на даче у родителей, и началась резкая боль в правой половине туловище прямо на протяжении. Никакие обезболивающие не помогали. Мама (на самом деле спасибо ей за все это долгое история предоставила всестороннюю и различную помощь) взял меня ночью в ближайшую больницу – это был Гатчинская Центральная клиническая. Там был поставлен диагноз, что у меня есть куча газа – они давят на органы, отсюда и боль. Но врач-УЗИ, даже описал мою правую почку, его размер и характеристики. И это самое бутоны я уже несколько месяцев не было… моя мама только посмеялась – не спорю. Медицина – она…

В итоге, через пару дней я попала в больницу елизаветинской эпохи, в народе – “Wavelink”, так как он расположен на улице Вавилова. Там в зале ожидания провели 6 часов диагностики проблема была невероятно длинной. Но, спасибо, определили так называемый инфаркт легкого. Конкретно – правое легкое. Сгусток крови из правой ноги, прошла через тело и достичь правого легкого. Сразу отправили в реанимацию сердца. Провел там два дня, стало намного проще. Затем был переведен в общую палату был выведен на перекачивание жидкости, которая образуется в легких. Когда врач достал шприц для откачки, сразу вспомнилась “Кавказская пленница”, Когда укол делали Моргунов. Но вместо этого почти полтора литра атмосферный жидкости. Почему я на нее внимания – у нее нашли раковые клетки, но еще и объяснить “национальность” рак Врачи и больницы не удалось.

Мне посоветовали сделать эндоскопию (Andose). В этой операции, общий наркоз положить вам спать, а потом спокойно покопаться внутри тебя через рот и все шланги около сорока минут. Самое главное в моем случае, специалистам пришлось “отщипнуть” кусочек железы для дальнейшего расследования. Был (и есть) подозрение, что она рожает раковых клеток. Процедура опять-таки в России заплатили всего 35 тысяч рублей! Прошел ее в песок, только на этот раз в Институте Петрова. В результате опять мутить – скорее всего, все же hromofobnye рака. Но это не так, как модно сейчас говорить.

Главное – лекарства не существует. Я пошел и всякие эксперты из других учреждений, и в Академии Наук (за деньги конечно), но говорят что-то вроде: для этого рака, “химия” не нужна, а как начнутся более серьезные проблемы, так “похимичить”. Просто придется ждать, когда появятся серьезные проблемы. Я события моей “рак приключение” прессуют, а затем песня будет вечной. В общем, сколько специалистов я посетила, сколько анализов сдали, сколько денег в период с января по август этого года заплатил – уже запутался считать. Сейчас в процессе оформления инвалидности. До сих пор, аж 8 тысяч наше государство ничего не чихнул. Оказывается колоссальная бюрократическая процедура! Но это совсем другая история, и не начать описывать.

Отзыв

Елена Киселева, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга:

Во многом причины столь быстрого развития рака в Санкт-Петербурге из-за слабой диагностики на начальном этапе. Не все, не всем гражданам доступ к плановое медицинское обследование, и это бесплатный сервис. Могут возникнуть некоторые проблемы в первичной диагностике. Но все врачи говорят, что нужна четкая tsifrovizatsii – а то у нас пациенты теряли от времени подозрении на рак прямой лечение. Проиграл в самый важный момент диагностики. Это объясняется различным причинам: надо собрать множество документов, пройти диагностические процедуры, и людей иногда нет времени просто работать.

Бедный человек не выживет

Каковы выводы не от пациента, но как журналист… даже когда мы едем в деревню “Сэнди”, который прозвали рака (и онкологического центра, его “градообразующие предприятия”), заметьте, что огромное количество машин вокруг учреждений! Припарковаться крайне сложно. Это, конечно, не реальный, но очень наглядный пример “популярности” рака в Санкт-Петербурге. И огромные очереди, связанные с изучением, диагностикой, профилактикой рака, хирургическое вмешательство предполагает, что проблема разрастается и набухает, как опухоль. Даже в его примеру казалось, что чуть ли не главная проблема зачастую в бюрократии, это не оправдано. Вот, например, региональных онкологических центров. Абсолютно не понимаю, зачем они нужны вообще. Почему врач или хирург из местной поликлиники не напрямую выпишет направление человека в “рак” с песком (есть еще на пр)? Почему первый в областном онкодиспансере, где должны дать направление в соответствующее учреждение? Эта лента растянулась на недели. Для многих пациентов это потерянное время кастрирует шанс на срочную операцию или другие меры. Еще одна вещь – деньги. Хотите быстро лечиться – плати. И много, как вы заметили. Хочешь бюджет – надейся и жди. Лечение онкологических заболеваний – прерогатива для богатых или по крайней мере среднего класса. Бедный человек не выживет.

Конечно, соответствующие должностные лица будут сразу же говорят: мы-то есть, программа, количество новых сканеров приобрести, что-то. Вполне допускаю. Но, тогда, не хватает. Так что рак растет быстрее. Потому что описано все в первом лице, только что я сам видел и буквально прочувствовать на себе. Здравствуйте, и не болейте!

Тем временем

Производитель медицинского оборудования АО “Швабе” (входит в госкорпорацию Ростех) будут построены в Санкт-Петербурге онкологический центр за 15 млрд рублей. Соответствующее соглашение компании подписали 7 июня в рамках Петербургского международного экономического форума правительство Санкт-Петербурга. Новоселье ожидается в 2023 году. Кроме того, ожидается, что будет построено новое здание для клинико-реабилитационный центр, Институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой на территории Первого медицинского университета имени академика И. П. Павлова. О времени пока ничего не сообщается.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*