Главная / Культура / Лев Толстой как зеркало

Лев Толстой как зеркало

Каждую среду известная писательница Анна Берсенева, не пропускаю ни одной новинки, знакомит нас с книгами, которые, по ее мнению, это невозможно не заметить в общем потоке.

Анна Берсенева

Лев Толстой присутствовал в моей жизни всегда. “Кости” и “Лев и собака” – почти подсознательные феномены детства. “Анну Каренину” я впервые прочитал лет десять и до сих пор думаю, что же сделать тогда, только тогда понимание меняется с каждым новым чтения, а также понимание жизни меняется с каждым годом. “Войну и мир” перечитываю каждое лето с не угасающим чувством счастья. Привлечение Толстой был настолько сильным, что я не только читал, но это буквально во всем – о своем детстве, своей Ясной Поляны, его Софья Андреевна, его дети, его вегетарианство…

Потом в один прекрасный день я поняла, что я больше не воспринимает что-то в духе “Графиня меняется лицом бежит к пруду”, потому что прав Набоков: жизнь писателя – это его работа. После этого я хотела прочитать про Толстого только Шкловский и Эйхенбаум, и не интересно, если он ест котлеты.

Поэтому книга Андрея Зорина “жизнь Льва Толстого: опыт прочтения” (М.: Новое литературное обозрение. 2020. Перевод с английского А. Зорина) я могу даже игнорировать – Сколько можно свою жизнь! Если бы не фраза о том, что бросилось в глаза, как только я открыл книгу наугад и прочитал о друг, издатель и последователь учения Толстого: “как и многие религиозные фантазеры, Чертков обладал редкой деловой хваткой”. Такие наблюдения, ловя внимание сосредоточено точность, книга Зорина набор. Все же, ее сила не в них, а в той простоте, что сложность суть Толстого пролежала, как тугую пружину в корпус часов и минималистский дизайн.

Все, кто писал о книгах, и об искусстве в целом, знает, как трудно определить необходимые и лаконичные. Андрей Зорин делает это блестяще. Например, он пишет о конце Толстой: “тем не менее, Толстой хотел написать для образованного читателя, произведение, которое будет так же психологически глубоко и убедительно, как Анна Каренина, и как сухой и морально однозначно, как и “книги для чтения”. Этот невозможный синтез, он смог добиться в повести “Смерть Ивана Ильича”.

Читать книгу Андрей Зорин, я заметил, что она перерастет в хорошо известных, казалось бы, явления, связанные с толщиной, те обстоятельства, которые придают их на новый уровень. Итак, всем известно, что в цель 1891 кишка участвует в борьбе с голодом. Но я не понимаю, что он не просто борется за что-то другое “политической системы, социальной структуры и правящие круги не были подготовлены так плохо, как в России”, но стал центром всех частных усилий по борьбе с голодом. Не только русские – к тому времени Толстой был самых известных в мире писателей, живущих, и поэтому его призыв к финансовой помощи более глобальной силой, чем мог бы сказать любой из держав. В течение нескольких месяцев он – лично! – абсолютно частная, под его публичный доклад собрал более миллиона рублей. Наши любимые сравнению с тем, сколько стоят лошади и коровы, позволяет понять масштаб. И, кстати, совершенно ясно, что молодых людей сегодня, зная магическую силу краудфандинга.

В общем, Зорин ставит в фокус своего исследовательского внимания, многое из того, что сейчас делает мировоззрении Толстого только ультра-современные, и снова – в глобальном смысле. Когда американский экономист Генри Джордж, один из самых известных социальных теоретиков в конце девятнадцатого века создал учение, представляющее собой синтез социализма и освободительных идей, Толстой сразу понял его потенциал. Суть этой доктрины – взаимосвязь технического прогресса с социальным состоянием общества, национализация земельной ренты на поддержание системы социальной защиты. Все это теперь связано с ключевыми экономическими и социальными проблемами. И Толстой не разочаровал, ощущение неотложности является такой острой, как она вечна. В самом деле, само учение Толстого, как отметил Зорин – “поразительное единство и согласованность системы религиозной, моральной, политической, социальной и экономической философии”.

Он не боится социальных. Нынешние снобы от искусства Зорин напомнил, что текст “Анны Карениной” буквально “впитал в себя события, происходящие как его писать”, и политические события. То есть, для современного читателя к роману ответили формула советские юмористы “утром в газете – вечером в куплете”. И где теперь советские юмористы с их напряженными актуальность? И “Анна Каренина” не сходит с экранов и театральных сцен всего мира, и в самых авангардных вариаций и социальности текста в этом только помогает.

Учитывая, что Андрей Зорин, профессор Оксфордского университета, так и тянет написать, что интеллектуальной ясности и элегантности из его книг-это знак английской исследовательской традиции.

Воздержаться от броских определений. Но тот факт, что в очень небольшой книге он писал о жизни Лев Толстой с замечательной полнотой, потому что он посмотрел на всех, в том числе повседневных событий, сквозь магический кристалл его произведения – для меня бесспорно.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*